Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Вопросы безопасности — на первый план». Лукашенко и Путин рассказали, что собираются обсуждать в Минске
  2. Учился в РФ, грозился прорубить «коридор силой оружия» через Литву. Лукашенко назначил нового начальника Генштаба
  3. Кремль продвигает программу легализации статуса «соотечественников России за рубежом» — эксперты объяснили суть замысла
  4. Reuters: Путин готов к прекращению огня в Украине и мирным переговорам
  5. «Юридической чистоты здесь нет и быть не может». Лукашенко и Путин порассуждали о легитимности Зеленского
  6. «Беларускі Гаюн»: В Гомеле приземлился самолет экс-президента Украины Януковича — в последний раз он прилетал в марте 2022-го
  7. Власти «отжимают» недвижимость у оппонентов. Но если вы думаете, что эти проблемы вас не касаются, то ошибаетесь — мнение экономиста
  8. Власти жалуются на нежелание семей заводить детей. Мы решили найти год, когда родилось больше всего беларусов, — и вот что выяснили
  9. Пропагандисты взялись объяснять причины отъема жилья у уехавших — и, кажется, совершенно запутались. Вот что они говорят
  10. В Минске задержали двоих граждан Таджикистана из-за подготовки терактов
  11. Следственный комитет начал спецпроизводство в отношении основателя медцентра «Новое зрение» Олега Ковригина
  12. Зачем Путин внезапно собрался в Беларусь и что ему нужно? Спросили у экспертов
  13. После скандала с рассылкой Азарову предложили заявить самоотвод на выборах в КС, его соратники были против. В итоге сняли весь список
  14. «Однозначно — нет». Минобразования окончательно определилось с выпускными в кафе и ресторанах
  15. Многие обратили внимание на необычный трап, по которому Путин спускался в Минске, — и назвали его пуленепробиваемым. Так ли это?
  16. Внезапный прилет Путина, новость о возможном прекращении войны и самолет Януковича в Гомеле — совпадение? Спросили у депутата Рады
  17. 28 лет назад Владимир Карват спас жителей двух деревень — и посмертно стал первым Героем Беларуси. Вспоминаем его трагическую судьбу
  18. Эксперты предположили, с чем может быть связан вал увольнений в Министерстве обороны России, — дело вовсе не в борьбе с коррупцией
  19. Правительство Беларуси разработало проект закона об амнистии к 3 июля. Осужденных за «экстремизм» и «терроризм» не освободят
  20. «Изолируйте режим, откройтесь людям». Туск заявил, что Польша может возобновить работу одного перехода на границе с Беларусью


Эта история кажется сюжетом голливудского боевика, но это произошло в Израиле 7 октября. 62-летний генерал ЦАХАЛа в запасе Ноам Тибон узнал, что его сын, журналист Амир Тибон со всей семьей попал в ловушку в кибуце Нахаль-Оз. Семья заперлась в комнате-убежище в своем доме, который окружили боевики ХАМАС. Он прыгнул в машину, туда же — его жена Гали, останавливать которую бесполезно, и они вдвоем бросились на выручку. По дороге генерал принял участие в нескольких перестрелках, нашел группу дезорганизованных солдат и повел их в бой, с женой отправил раненых в тыл, затем собрал небольшую группу, к которой присоединился еще один отставной генерал и несколько солдат, и пошел освобождать кибуц. И освободил. Амир Тибон называет своего отца героем. Он написал для Haaretz статью о том, что его семья пережила в этот день.

Ноам Тибон. Фото: Wikimedia Commons
Ноам Тибон. Фото: Wikimedia Commons

«Все началось со свиста. Около шести утра мою жену Мири разбудил знакомый звук: свист минометной мины на излете. Предварительного оповещения не было, но этого звука было достаточно, чтобы мы побежали в нашу комнату-бомбоубежище. Она служит спальней двум нашим маленьким дочерям здесь, в кибуце Нахаль-Оз, ближайшем к сектору Газа месте в Израиле. Трехлетняя Галия и годовалая Кармель спали в своих постелях. Нам не хотелось их будить, но мы начали собирать вещи. Мы думали, что это будет еще один из тех дней, к которым мы так привыкли. Мы отсидимся в бомбоубежище во время обстрела, а потом поедем на север, в безопасное место», — рассказывает Амир Тибон.

Но спустя час непрерывного воя сирен и взрывов журналист с женой услышали еще один страшный звук — стрельбу из автоматов, прямо у их дома.

«Мы также услышали крики на арабском языке и сразу поняли, что происходит: это был наш худший кошмар. Вооруженные боевики ХАМАС ворвались в наш кибуц и стояли буквально на пороге, а мы были заперты внутри с двумя нашими маленькими девочками», — пишет Амир Тибон.

В доме пропало электричество. В убежище не было запасов еды. От звуков стрельбы проснулись их маленькие дочери. Стала пропадать сотовая связь, но Амир до последнего писал своим родителям и коллегам о том, что происходит.

«Я хотел сообщить военным о том, что происходит в Нахаль-Оз. Но новости, которые я получал из внешнего мира, заставили меня осознать всю серьезность нашей ситуации. То, что происходило у нас в Нахаль-Оз, происходило одновременно во множестве кибуцев, городов и военных баз. Мы поняли, что помощь придет не скоро», — рассказал он.

Но его отец, 62-летний генерал ЦАХАЛа в запасе Ноам Тибон написал, что едет к ним из Тель-Авива.

«Утром позвонил мой сын Амир из кибуца Нахаль-Оз, сказал, что он с семьей окружен боевиками ХАМАС. Через три минуты я был в машине. Гали, моя жена, тоже успела впрыгнуть, я знал, что не смогу отговорить ее, поэтому не стал тратить время. В конце концов она жена военного, не паникует и умеет оказывать первую помощь», — рассказал в интервью израильским медиа Ноам Тибон.

Их первой остановкой стал кибуц Мефальсим, где они увидели валяющиеся на земле тела и горящие автомобили. Внезапно возле их машины появились несколько молодых людей, спасшихся от резни. Генерал с женой посадили их в машину, вывезли и высадили в каком-то месте дальше к северу, затем развернулись и снова направились в Нахаль-Оз.

«По пути мой отец встретил группу бойцов ЦАХАЛа, стоящих посреди дороги и, казалось, ожидающих указаний. У них не было контакта с их командирами. Как позже сказал мой отец, это была сцена полного хаоса и неразберихи. Один из солдат согласился присоединиться к отцу и поехать с ним в Нахаль-Оз. Мама осталась в Мефальсиме. На въезде в кибуц они увидели, как боевики ХАМАС атаковали спецназовцев ЦАХАЛа. Мой отец и присоединившийся к нему солдат выскочили из машины и помогли военным ликвидировать террористов. Затем они погрузили в машину двух раненых солдат и поехали обратно в Мефальсим», — рассказывает Амир Тибон о том, с чем столкнулся его отец по пути в его кибуц.

В Мефальсиме родители журналиста разделились. Мать повезла раненых солдат в больницу в Ашкелоне, а отец снова направился в сторону Нахаль-Оз, забрав себе оружие и каску одного из эвакуированных раненых. К нему присоединился еще один генерал в отставке, который надел форму и без чьих-либо просьб добровольно поехал на юг, чтобы попытаться спасти людей.

«Итак, два офицера в отставке, оба старше 60 лет, направлялись в зону боевых действий, чтобы попытаться спасти нас и другие семьи. По пути в Нахаль-Оз они встретили другие силы ЦАХАЛа, которые поделили территорию между собой для разведки и зачистки. Мой отец присоединился к группе спецназовцев, которая передвигалась от дома к дому. Они убили шестерых террористов и освободили десятки жителей, которые были заперты в своих бомбоубежищах в течение десяти часов. Некоторые из наших соседей были шокированы, увидев среди солдат, пришедших их спасти, „папу Амира“. Они написали нам текстовые сообщения о том, что мой отец здесь. Но к тому времени у нас разрядились телефоны», — пишет Амир Тибон.

По его словам, последний час в бомбоубежище стал самым тяжелым — темно, душно, маленькие дочери начали волноваться.

«В 16.00 мы услышали стук в окно, а затем знакомый голос. Галия сразу сказала: „Это дедушка“. Впервые с утра мы все расплакались», — рассказал сын генерала.

В следующие часы дом Амира Тибона превратился в полевой штаб. Солдаты приходили и уходили, приводили раненых соседей, семьи, чьи дома были взломаны, пожилых людей, не желавших оставаться в одиночестве.

Позже за местными жителями прибыл эвакуационный автобус, который увез их далеко от границы с сектором Газа.

«В этой войне что-то дало трещину. Условия договора между нами и государством всегда были ясны: мы защищаем границу, а государство защищает нас. Мы героически выполнили свою часть сделки. Для многих наших любимых друзей и соседей в этот черный день 7 октября Государство Израиль не выполнило свою часть сделки», — подытожил Амир Тибон.