Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они провели ночь во время иранской атаки
  2. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  3. В Березовском районе сгорел дом, в котором жила многодетная семья. Погибли четверо детей в возрасте от 2 месяцев до 6 лет
  4. «24 часа от Минска до аэропорта в Варшаве». Автобусный коллапс на границе с Польшей продолжается
  5. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  6. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  7. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  8. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  9. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  10. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  11. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно


Главнокомандующий Вооруженными силами Украины Валерий Залужный в статье для The Economist заявил, что война с РФ переходит в позиционную стадию. По его словам, такой расклад выгоден России и является серьезной угрозой для Украины. Залужный назвал пять ключевых задач, решение которых поможет украинской армии избежать затягивания войны.

Валерий Залужный. Фото: Reuters

— Сейчас война переходит на новый этап: то, что мы, военные, называем позиционной войной, состоящей из статичных и изнурительных боев, как в Первой мировой, в отличие от маневренной войны, основанной на движении и скорости. Это будет на руку России, поскольку позволит ей восстановить свою военную мощь, что в свою очередь несет угрозу Вооруженным силам Украины и самому государству, — считает главнокомандующий ВСУ.

Залужный назвал пять приоритетов, достижение которых, по его мнению, поможет украинской армии вырваться из ловушки позиционной войны.

Авиация и дроны

Первый и важнейший из них — авиация: для крупномасштабных наземных операций необходимо преимущество в воздухе, подчеркивает Залужный.

Несмотря на то, что украинская армия нанесла существенные потери российским ВВС и уничтожила уже более 550 систем ПВО, Россия до сих пор имеет преимущество в небе и создает новые ударные эскадрильи, что затрудняет контрнаступление украинцев. Тем временем российские дроны взяли на себя значительную роль пилотируемой авиации в плане разведки и нанесения ударов с воздуха.

— Украине необходимо наносить массированные удары с использованием дронов-приманок и ударных беспилотников, чтобы перегрузить российские системы ПВО. Нам нужно выслеживать российские дроны с помощью собственных дронов-охотников, оснащенных сетками. Мы должны использовать ложные сигнальные цели, чтобы привлечь российские планирующие бомбы. А в ночное время ослеплять тепловизионные камеры российских дронов с помощью стробоскопов, — считает Залужный.

Радиоэлектронная борьба

Второй приоритет — средства радиоэлектронной борьбы (РЭБ), такие как глушение сигналов связи и навигации.

Залужный назвал РЭБ ключом к победе в войне беспилотников, отметив, что Россия и здесь имеет преимущество перед Украиной.

— Мы уже создали множество собственных электронных систем защиты, которые могут помешать глушить сигналы. Но нам также нужен более широкий доступ к радиоэлектронной разведке от наших союзников, включая данные от средств, собирающих разведывательные сигналы, и расширение производственных линий для систем РЭБ в Украине и за рубежом. Нам необходимо улучшить ведение радиоэлектронной борьбы с помощью дронов в более широком диапазоне радиочастот, избегая при этом случайного подавления наших собственных беспилотников, — пишет главнокомандующий ВСУ.

Комплекс радиоэлектронной борьбы «Житель», Россия. Фото: Vitaly V. Kuzmin. vitalykuzmin.net, CC BY-SA 3.0, commons.wikimedia.org

Контрбатарейный огонь

Третий пункт — контрбатарейный огонь для поражения артиллерии противника. В этой войне, как и в большинстве предыдущих, артиллерийский и ракетный огонь составляет 60−80% всех военных заданий.

Когда Украина получила западное оружие в прошлом году, оно позволило добиться значительных успехов в обнаружении и поражении артиллерии РФ. Однако со временем его эффективность резко снизилось из-за усовершенствования российских средств РЭБ. Во многом это обусловлено использованием Россией барражирующих боеприпасов «Ланцет», работающих в связке с дронами-разведчиками, и ростом производства высокоточных снарядов, которые могут быть наведены наземными корректировщиками.

Сейчас Украина достигла паритета с Россией за счет меньшего количества более точной огневой мощи, но это не может продолжаться долго, подчеркивает Залужный.

— Нам нужно создать собственные локальные поля GPS — используя наземные антенны, а не только спутники, — чтобы повысить эффективность своих высокоточных снарядов в условиях глушения со стороны России. Нужно шире использовать дроны-камикадзе для ударов по российской артиллерии. Также необходимо, чтобы наши партнеры прислали нам более качественное артиллерийское разведывательное оборудование, способное обнаруживать российские орудия, — отмечает главнокомандующий ВСУ.

Минно-взрывные технологии

Четвертый приоритет — усовершенствование технологии разминирования. Даже западного оборудования, которое предоставили партнеры Украины, недостаточно для решения этой проблемы. Местами минные поля простираются на 20 км, но когда украинские военные преодолевают эти препятствия, российские быстро минируют новые территории, а также подрывают мины дистанционно.

— Нам нужны датчики, похожие на радар, которые используют невидимые импульсы света для обнаружения мин в земле, и системы создания дыма, чтобы скрыть деятельность наших подразделений по разминированию. Мы можем использовать реактивные двигатели от списанных самолетов, водометы или кассетные боеприпасы, чтобы преодолевать минные заграждения, не углубляясь в землю. Также могут быть задействованы новые типы туннельных экскаваторов, например, роботы с плазменными горелками для бурения тоннелей, — считает генерал.

Наращивание резервов