Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  2. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  3. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  4. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  5. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  6. Большинство из сотен снарядов сбито, но есть пострадавшие. Первые последствия массированной иранской атаки по Израилю
  7. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  8. В Минске закрылись магазины известной мировой сети, на которую были большие планы
  9. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»
  10. Иран начал атаку на Израиль: ожидаются сотни беспилотников и десятки баллистических ракет
  11. «Били всем кабинетом». Политзаключенная передала письмо с Володарки на обрывке туалетной бумаги
  12. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  13. Украине нужны системы ПВО, чтобы защитить свою оборонную промышленность — эксперты ISW
  14. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  15. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они проводят ночь во время иранской атаки
  16. Лукашенко отреагировал на заявление о том, что Украина имеет право атаковать НПЗ в Беларуси


Албанка прервала беременность после того, как узнала, что снова беременна дочерью. У женщины уже было три ребенка, все — девочки. Решение принималось в том числе из-за поведения мужа, ставшего более агрессивным, так как он хотел мальчика, пишет France 24 со ссылкой на AFP. Хотя об этом случае стало известно только сейчас, все произошло уже несколько лет назад. Но подобные селективные аборты продолжают делать, причем не так уж далеко от Беларуси — рассказываем.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / MART PRODUCTION
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / MART PRODUCTION

«Чуть не убил меня»

Албанка называет себя Линой, так как не хочет раскрывать свое настоящее имя. Во время общения с журналистами 40-летняя женщина была в слезах.

— Когда мой муж узнал, что наш четвертый ребенок снова будет девочкой и что я не смогу родить ему мальчика, он стал настолько агрессивным, что чуть не убил меня, — рассказала Лина. И добавила: — Я была готова рискнуть своей жизнью, лишь бы не рожать этого ребенка.

В Албании прерывание беременности разрешено до 12-й недели, притом что пол ребенка становится возможным определить лишь после 14-й. Обычно это узнают и вовсе лишь на 18-21-й неделях. На таком сроке аборт делают лишь в исключительных случаях и по специальному разрешению врача. Прерывание беременности в связи с полом ребенка в стране считается незаконным.

В итоге Лина прошла через подпольную процедуру аборта, которую делали в антисанитарных условиях. Несмотря на то, что с того времени прошло уже три года, женщина до сих пор страдает от проблем с половыми органами, вызванных тем вмешательством.

Такие истории становятся возможными, потому что в албанских семьях живет традиция надеяться на рождение наследника, то есть мальчика. Это объясняется стремлением сохранить фамилию и продолжить род. Наличие у пары только девочек для албанцев означает смерть семьи. В 2015 году малайзийское издание New Straits Time, когда писало об Албании, даже называло беременность дочерью «непростительным преступлением».

— Когда родители узнают, что ребенок женского пола, они по разным причинам решают сделать аборт, а не сохранить его, — пояснила Мануэла Белло, представительница Фонда ООН в области народонаселения в Албании. — [По нашим оценкам] за последние десять лет около 21 тысячи девочек в стране так и не родились.

Согласно опросу ООН, примерно в каждой четвертой албанской семье, где уже есть дочь, признались, что скорее выберут аборт, чем родить еще одну девочку.

На Балканах такое не редкость — исследователи и активистки бьют тревогу уже давно

В 2000–2020 годах Албания стала четвертой в мире по величине разницы рождаемости мальчиков и девочек. По данным, опубликованным France 24, в этот период времени на каждые 100 рожденных девочек приходилось 111 мальчиков, в то время как естественная биологическая разница составляет 100 к 105.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

Подобная проблема существует не только в Албании, но и во всем регионе. Такая же ситуация и в Косово, и в Северной Македонии, и в Черногории, где из года в год тоже на 100 рожденных девочек приходится по 111−113 мальчиков. Исследователи отмечают, что об этом все еще недостаточно говорят.

— В последние десять лет (имеются в виду 2011−2021 годы. — Прим. ред.) международные и местные организации обратили внимание на проблему <…>, но о ней все еще не хватает академических исследований, — рассказывала антрополог из Латвии Диана Дубровска. — Трудно ответить на вопрос [о том, видят ли проблему региона другие страны]. Например, когда я говорила на эту тему в Латвии, люди удивлялись: они не знали, что подобные идеи и практики живут в Европе.

Причем иногда они поддерживаются даже на высоком уровне. Например, в 2021 году Драган Иванович, тогда бывший членом черногорского парламента, заявил, что «каждый гражданин имеет право влиять на воспроизводство своих детей». Эти слова вызвали гнев лишь представительниц движений за права женщин, но не коллег по законодательному органу, хотя селективные аборты в этой стране запрещены законом.

— Есть прямая связь между патриархальными нормами в обществе и приоритетом сыновей по сравнению с дочерьми, — констатировала Майя Райчевич, глава Центра за права женщин в Черногории.

Тенденция, впрочем, заметна не только на Балканах. Похожий разрыв существует, например, в Индии и Китае (там он заметнее всего), а также в странах Среднего Востока.