Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Сикорский: Польша рассматривает возможность закрытия оставшихся двух пунктов пропуска на границе с Беларусью
  2. Пока ВСУ отбивают атаки почти на всех направлениях, Россия продолжает попытки построить антизападную коалицию
  3. «Пережиток прошлого». Президент Азербайджана предложил упразднить «бесполезное» объединение, в которое входит Беларусь
  4. Путин назвал возможное поражение России в Украине «концом государственности» и намекнул на ядерный ответ — что стоит за угрозой
  5. А вы знали, что в начале войны СССР даже пытался наступать сам? Вот почему 22 июня 1941-го для Красной армии произошла катастрофа
  6. «Пугали, если много нас уедет, классному будет плохо». Беларусские абитуриенты рассказали «Зеркалу», почему решили поступать за границу
  7. На госТВ отчитались о задержании брестчанина и двух россиян — утверждается, что они готовили теракты на российской железной дороге


Нина Ахметели, Тбилиси,

С начала полномасштабного вторжения России в Украину российские судебные органы и «суды» в оккупированных Донецкой и Луганской областях Украины выносят десятки тяжелых приговоров украинским военным. Тех из них, кто попал в российский плен во время боевых действий и у кого нет гражданства Украины, Россия называет «иностранными наемниками». Среди них по меньшей мере трое граждан Грузии, пишет Русская служба Би-би-си.

Фото: Reuters
Комбинат «Азовсталь» был практически разрушен в результате обстрелов и бомбардировок. Фото: Reuters

Пожизненное заключение с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима — такой приговор вынес 20 февраля оккупационный «Верховный суд ДНР» 23-летнему Мамуке Гацерелии, гражданину Грузии, защищавшему в составе украинских подразделений завод «Азовсталь» в Мариуполе.

О приговоре сыну 45-летняя Дали Чхеидзе, которая живет в Зугдиди, городе в западной части Грузии, узнала из сообщений в социальной сети.

В российский плен Гацерелия, по информации его семьи, попал 20 мая 2022 года после того, как украинские военные по приказу командования вышли из «Азовстали».

С тех пор, почти за два года, ей удалось пообщаться с сыном всего дважды. Последний раз он ей позвонил за день до вынесения приговора. Разговор продолжался около двух минут.

«Он мне сказал, что завтра ему вынесут приговор. Сказал, что с ним все хорошо, с грузинами хорошо обращаются. Но я слышала, что ему оттуда диктовали. Я знаю русский, и он мне сказал говорить по-русски, чтобы они поняли, о чем мы говорили», — вспоминает Чхеидзе в интервью Би-би-си.

На видеокадрах, распространенных российским следственным комитетом, Гацерелия перечисляет статьи Уголовного кодекса России, в которых обвиняется. На закадровый вопрос о том, раскаивается ли он в совершенном преступлении и признает ли вину, коротко отвечает: «Да».

Генпрокуратура обвинила Гацерелию по статьям 359 (Участие наемника в вооруженном конфликте) и 317 (Посягательство на жизнь военнослужащего в целях воспрепятствования законной деятельности указанного лица по обеспечению общественной безопасности) УК РФ. В российском ведомстве утверждают, что он, находясь в квартире многоэтажного дома, открыл огонь по четырем российским военнослужащим, трое из которых погибли, а одному удалось выжить.

Мамука Гацерелия. Фото с сайта Би-би-си
Мамука Гацерелия. Фото с сайта Би-би-си

«С учетом позиции государственного обвинителя суд приговорил Гацерелию к пожизненному лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима», — говорится в сообщении ведомства.

Семье от освобожденных из плена украинских военнопленных стало известно, что Гацерелию около года назад перевели в Ковровский район Владимирской области. В январе этого года — в Таганрог. Где он находится сейчас, его близким неизвестно.

Гацерелия — один из сотен осужденных в России или на подконтрольной России территории Украины украинских военнопленных. Многие из тех, кто освободился в результате обмена военнопленными между Россией и Украиной, рассказывают о пытках, издевательствах и бесчеловечных условиях в российском плену.

Украина называет вынесенные военнослужащим приговоры незаконными. Согласно украинскому омбудсмену Дмитрию Любинцу, такие «суды» можно считать военным преступлением и они грубо нарушают Женевскую конвенцию об обращении с военнопленными в части как права на справедливый процесс, так и недопущения пыток.

«Мама, я сделал хорошее дело»

Мамука Гацерелия из семьи вынужденных переселенцев из Абхазии — отколовшегося от Грузии региона, который Тбилиси считает оккупированным Россией, а Москва, в отличие от большинства стран мира, — независимым государством.

Как и сотни уроженцев пережившей войну с Россией в 2008 году Грузии, Гацерелия отправился воевать на стороне Украины вскоре после начала полномасштабной российской агрессии.

До того как отправиться на войну, он служил по контракту в вооруженных силах Грузии.

Мать Мамуки говорит, что ее сын расторг контракт в Грузии до того, как отправился в Украину, а само решение поехать на войну принял вскоре после полномасштабного российского вторжения.

«Помню, мы дома были, и по телевизору показывали кадры города, в котором погибли дети. Не помню точно, какой город это был. Он такой, все принимает очень близко к сердцу. Тогда он сказал: „Я должен туда поехать, помочь им“. Представьте, в каком мы состоянии были! Откуда только родственники ни приезжали, чтобы его отговорить. Его отец даже грозил ему покончить с собой, если он поедет. Но он все равно не поменял свое решение поехать», — вспоминает она.

Гацерелия поехал в Украину 15 марта. С 31 марта, по словам Чхеидзе, он уже находился в «Азовстали» в Мариуполе. Оттуда 12 мая, незадолго до того, как украинские военные по приказу командования вышли из «Азовстали», ему удалось связаться с матерью.

«Они были уже в окружении, и он знал, что им придется сдаться, потому что у них не было ни еды, ни воды и было много раненых. Они были уже под таким обстрелом, что надо было либо сдаться, либо они бы там внутри все погибли. Но у него была еще надежда, что он скоро выберется. Он мне тогда сказал: „Мама, когда приеду, испеки мне мой любимый торт“. Он любит кокосовый торт с ананасами», — вспоминает она в телефонной беседе с Би-би-си.

По голосу слышно, что она улыбается — единственный раз за время нашего разговора.

То, что он был наемником и поехал в Украину ради получения финансовой выгоды, Дали Чхеидзе категорически отрицает. По ее словам, он всегда старался помогать другим, и после того, как он поехал в Украину, его старший брат даже взял банковский кредит и отправил ему деньги, чтобы он мог приобрести хорошее обмундирование.

«Он даже свою зарплату до дому не доносил, всегда старался помочь другим. Свою первую зарплату потратил на ребенка, который нуждался и жил в Сенаки… Потом пришел домой и радостный мне говорил: „Знаешь, мама, какое я хорошее дело сегодня сделал“», — вспоминает она.

Защитники «Азовстали» — что с ними теперь?

Мариуполь был окружен российскими войсками вскоре после начала войны. Металлургический комбинат «Азовсталь» стал последним очагом сопротивления в городе. Здесь в апреле оказались заблокированы оборонявшие город украинские военные, а с ними и гражданские лица.

У них было мало воды, еды и медикаментов. Против них были брошены танки, тяжелая артиллерия и авиация, но они отказывались сдаваться, и сопротивление продолжалось до 16 мая 2022 года. После этого военнослужащие, неделями оборонявшие «Азовсталь», по приказу командования начали сдаваться в плен. Украина называла это операцией по спасению украинских военных, Россия — капитуляцией.

Фото: пресс-служба отдельного отряда специального назначения "Азов" (t.me/polkazov)
В бункере на «Азовстали». Фото: пресс-служба отдельного отряда специального назначения «Азов» (t.me/polkazov)

Российское Министерство обороны 20 мая объявило, что территорию завода «Азовсталь» покинули все оборонявшие ее украинские солдаты и офицеры.

На подконтрольных России территориях Украины в плену оказалось около двух с половиной тысяч военных, оборонявших «Азовсталь».

Сотни из них позднее обменяли на российских военнопленных. Среди них были и иностранные граждане, в том числе и приговоренные «судом» в оккупированном Донецке к смертной казни граждане Великобритании.

После этого было несколько обменов военнопленными между Россией и Украиной, один из самых крупных из которых произошел в январе этого года. Тогда Россия и Украина обменяли более 200 человек.

По словам Анны Лобовой, одной из основателей организации «Сообщество семей Еленовки» (Olenivka Families Community), до обменов, которые возобновились 3 января этого года, в плену оставалось более 1900 защитников «Азовстали», вышедших с территории завода по приказу.

Точных данных о том, сколько из них освободились в результате обмена в этом году, нет, так как доступны только общие данные.

Среди тех, кто до сих пор остается в плену, — и раненые во время взрыва в колонии в Еленовке 29 июля 2022 года, в том числе муж Анны. Именно в эту колонию перевели основную часть сдавшихся в плен защитников «Азовстали». В результате того взрыва погибли более 50 украинских военнопленных.

Россия тогда заявила, что вооруженные силы Украины обстреляли колонию из реактивных систем залпового огня HIMARS, Киев же утверждал, что взрыв был устроен Россией, чтобы уничтожить доказательства пыток и убийств пленных. В январе прошлого года из-за отсутствия гарантий безопасности была распущена миссия ООН по установлению фактов произошедшего.

Верховный комиссар ООН по правам человека Фолькер Тюрк в июле прошлого года сказал, что точные обстоятельства взрыва остаются неясными, но отверг российскую версию о том, что взрыв был вызван применением ракеты HIMARS.

По его словам, Россия не предоставила ООН удовлетворительных гарантий безопасности для доступа в колонию и не удовлетворила запросы Управления по правам человека ООН (УВКПЧ) о доступе на территорию Украины, находящуюся под временным военным контролем России. Позднее ООН выпустила доклад, где еще раз рассказала про свою позицию.

В ожидании обмена

Законодательство Украины разрешает принимать иностранных граждан и лиц без гражданства на военную службу по контракту. После заключения контракта они по закону приравниваются к категории военнослужащих.

Несмотря на это, российская сторона называет их «иностранными наемниками». Гацерелия — не исключение, хотя, по сообщению самого же российского ведомства, он был стрелком Вооруженных сил Украины и заключил контракт с ВСУ.

По словам юристов, такая интерпретация в отношении иностранных граждан, которые воюют на стороне Украины, предлагается российской стороной преднамеренно.

Российско-украинская война — это международный вооруженный конфликт, на который распространяются правовые нормы Женевских конвенций и дополнительных протоколов.

Привилегия комбатантов, по международному гуманитарному праву, в том, что судить их за сам факт участия в вооруженном конфликте нельзя.

«Дело в том, что если Российская Федерация скажет, что это комбатанты и налицо международный вооруженный конфликт, то в случае попадания их в плен она должна полностью применить к ним Женевские конвенции и их действие. То есть судить она их не может, если, конечно, речь не идет о военном преступлении», — говорит Давид Джавахишвили, руководитель команды по международному судопроизводству в «Грузинской ассоциации молодых юристов» (GYLA).

Он отмечает, что на практике обмен происходил и после вынесения «приговоров». К примеру, граждан Великобритании обменяли после того, как оккупационный суд вынес им смертный приговор. В случае попавших в российский плен граждан Грузии, по его словам, наилучшим выходом также был бы обмен. Тут особенно важна роль Украины, так как Грузия — не сторона вооруженного конфликта, и у нее нет пленных, которых она могла бы обменять, говорит Джавахишвили.

«У международного гуманитарного права в этой связи более реалистичный подход, и государства идут на подобные уступки, обменивая пленных на пленных взамен получения определенной пользы в данной ситуации. Это касается любого конфликта, не только Российской Федерации», — говорит он.

По словам атташе по вопросам обороны в посольстве Украины в Грузии генерал-майора Сергея Кравчука, для украинской стороны Гацерелия, как и остальные воюющие на стороне Украины иностранные граждане, — военнослужащий ВСУ. Они заключают контракт, и на них распространяются те же законы и правила, что и на остальных военных. Это касается как компенсационных выплат, так и действий для их освобождения из плена.

«Посольство Украины в моем лице с первых же дней, когда Мамука попал в плен, занимается его освобождением… Он есть в списках у нас. Украина все делает для того, чтобы его, как и тысячи других военнопленных, освободили», — говорит Кравчук.

Он отмечает, что обмен ведется через третьи страны и возможности повлиять на то, кого обменяют первым, у Украины нет. Кроме того, пытаться обменять Гацерелию одним из первых, так как он давно в плену, было бы, по его словам, рискованно, так как российская сторона принципиально не обменивала военнопленных, на обмене которых в первую очередь настаивала украинская сторона, и те пропадали в российских тюрьмах.

«Принципиальная позиция Украины, что все признания, которые [украинские] военнослужащие сделали в плену, нелегитимны и сделаны под давлением», — говорит Кравчук.

По его словам, если в ситуации с Гацерелией и может быть что-то положительное, так это то, что суд был на оккупированной территории Украины и, предположительно, находиться в тюрьме он тоже будет там.

«Это положительный фактор, его будет легче освободить, потому что если они отправляют их в Сибирь или еще куда-то, их тяжело там найти», — говорит Кравчук.

Кроме того, после того как российская сторона показала его на видеокадрах, украинская сторона может требовать его освобождения.

«Если бы они его не показали, они бы могли сказать, что у них такого нет, а здесь уже есть факт, что он у них», — говорит Кравчук.

Молчание Тбилиси

Точных данных о том, сколько всего украинских военных, в том числе граждан Грузии, сегодня находятся в российском плену, нет, но против сотен воюющих в Украине иностранных граждан в России возбуждены уголовные дела. Многим предъявляют обвинения заочно.

Среди них и бойцы основанного еще в 2014 году и воюющего в Украине «Грузинского национального легиона». Но, по словам командира и основателя этого формирования Мамуки Мамулашвили, на настрой бойцов это не влияет, а случаев попадания в российский плен военных из «Грузинского национального легиона» не было.

Самого Мамулашвили Басманный суд Москвы заочно арестовал 28 февраля этого года. Ему российская сторона предъявила ряд обвинений, в том числе и в наемничестве.

«Если нам об этом кто-то не скажет, мы даже не узнаем. Так что реакция нулевая. Я бы не сказал, что это когда-то кого-то беспокоило», — говорит он.

По словам Мамулашвили, «Грузинский национальный легион» — крупнейшее иностранное военное формирование в Украине, в котором более двух тысяч человек. Подавляющее большинство — уроженцы Грузии.

В стране, которая пережила российскую агрессию в августе 2008 года и считает грузинские регионы Абхазию и Южную Осетию (Цхинвальский регион) оккупированными Россией, многие считают воюющих на стороне Украины грузинских бойцов героями.

Но грузинские власти с самого начала российского вторжения в Украину придерживались крайне неоднозначной позиции. С одной стороны, они декларируют политическую поддержку Киева, а с другой — обвиняют представителей украинских властей в попытках втянуть Грузию в войну и избегают резких заявлений в адрес Москвы.

В ноябре после распространения российскими источниками кадров о двух попавших в российский плен гражданах Грузии грузинский МИД ограничился коротким заявлением, в котором пообещал использовать все международные механизмы, имеющиеся в его распоряжении, для защиты конституционных прав попавших в плен граждан.

Оба военнопленных, по информации, полученной Би-би-си от их близких, по-прежнему остаются в российском плену, и об их местонахождении им ничего не известно.

В посольстве Украины в Грузии говорят, что они, так же, как Гацерелия, включены в списки для обмена украинской стороной.

Спасти сына

По словам Чхеидзе, незадолго до приговора ее сыну в грузинском МИД, куда обратилась семья два месяца назад, сказали, что вопрос Гацерелии рассматривается. После этого из министерства с ней уже никто не связывался.

Она призывает власти сделать все возможное для спасения ее сына.

«Он там не выживет, потому что я видела на кадрах в Telegram, когда ему вынесли приговор, как он выглядит. Мне не понравилась его походка, может, его били, позвоночник повредили, и бровей у него не было. Думаю, были пытки там, но во время нашего последнего разговора он все повторял: „Не волнуйся, не плачь, все будет хорошо“», — говорит она.

По словам юристов, по Конституции Грузии государство обязано защищать права своих граждан, вне зависимости от их местонахождения. Грузия может использовать механизм Красного Креста и должна озвучить вопрос защищенности своих граждан в случаях, если будет процесс какой-либо медиации, говорит Джавахишвили.

«Роль Красного Креста в этом случае очень важна для того, чтобы как минимум была информация, что эти люди живы и где их содержат, — говорит Джавахишвили. — Отдельный правовой вопрос — это сперва их признание пленными, а потом реализация целого ряда их прав в соответствии с Третьей Женевской конвенцией [об обращении с военнопленными]».

В грузинском представительстве Международного комитета Красного Креста сказали Би-би-си, что подключены к процессу и находятся на связи с семьей Гацерелии, но сообщить какие-либо подробности отказались.

«Мы проинформированы об этом случае и работаем в этом направлении. Любая наша работа в этом направлении ведется в режиме конфиденциального диалога с соответствующими представителями властей, поэтому мы не можем говорить публично о деталях», — сказали Би-би-си в МККК Грузия.

Всего представители Международного комитета Красного Креста с февраля 2022 года посетили почти 2400 военнопленных с обеих сторон. Согласно организации, они продолжают добиваться возможности посетить всех военнопленных.

В Министерстве иностранных дел Грузии на два запроса Би-би-си о комментарии по поводу Мамуки Гацерелии ко времени публикации материала так и не ответили.