Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Из жизни ушли настоящие друзья Беларуси». Лукашенко и беларусский МИД отреагировали на гибель президента Ирана
  2. У Латушко не получилось. Скандальный рэпер Серега все-таки выступил в Германии
  3. За 24 года наш рубль по отношению к доллару обесценился в 101 раз, а курс злотого остался тем же. Как поляки этого добились
  4. В Беларуси цены на автомобильное топливо постепенно вырастут на 8 копеек. Первое подорожание — 21 мая
  5. Эксперты сообщили о продвижении россиян в Волчанске и рассказали, на каких направлениях у армии РФ есть еще успехи
  6. С июля беларусов будут хоронить по-новому. Теперь чиновники объявили, что подготовят очередные изменения по ритуальным услугам
  7. «Нет никаких признаков, что пассажиры выжили». Спасатели нашли разбившийся вертолет президента Ирана — он погиб
  8. Россия стремится захватить Волчанск, чтобы завершить первый этап наступления, а Украина хочет лучше наносить удары по территории РФ
  9. В минский паб «Брюгге» на диджей-сет российского экс-комика «ЧБД» ворвались силовики. Вот что удалось узнать
  10. С 1 сентября у десятиклассников из расписания исчезнет «История Беларуси» как отдельный предмет. Вот чем ее заменят
  11. После гибели президента Ирана пропаганда в Беларуси и России обвиняет всех подряд. Вот какие версии выдвигаются — и что с ними не так
  12. Спикер ВМС Украины: Вероятно, в Крыму потоплен еще один российский корабль — последний носитель крылатых ракет
  13. «Настоящие друзья» не только для Беларуси. Как в мире отреагировали на гибель президента Ирана и его чиновников
  14. Александр Лукашенко произвел кадровые назначения в КГБ и потребовал искоренить «скрытое мышкование типа крышевания»


"Важные истории",

После взятия в середине февраля Авдеевки российская армия продолжает наступать на разных участках фронта. Тяжелая для ВСУ ситуация сложилась на том же Авдеевском направлении — россияне продвинулись на 10−12 километров к западу от города, захватив несколько сел. Также российские военные атакуют расположенный к западу от Бахмута Часов Яр, город находится под постоянными обстрелами. Для Украины ситуация на фронте сейчас — самая нестабильная за долгое время, пишет 12 апреля Bloomberg со ссылкой на западных чиновников, источники говорят о возможном прорыве фронта. На прошлой неделе об опасности обрушения фронта изданию Politico рассказывали высокопоставленные украинские офицеры, служившие под командованием бывшего главкома ВСУ Валерия Залужного. «Важные истории» спросили военных экспертов, есть ли у россиян силы для нового удара и где он может быть нанесен.

Украинские военные. Фото: Генштаб ВСУ
Украинские военные. Фото: Генштаб ВСУ

Как ВСУ оказались в такой сложной ситуации?

Главная причина — нехватка артиллерийских снарядов, систем ПВО и ракет к ним. В зоне боевых действий украинские военные вынуждены экономить снаряды, на каждый выстрел артиллерии ВСУ приходятся пять российских, а в ближайшее время соотношение может увеличиться до 1:10, говорил несколько дней назад командующий силами НАТО в Европе Кристофер Каволи. «Если мы не продолжим поддерживать Украину, у нее очень быстро закончатся артиллерийские снаряды и ракеты-перехватчики для ПВО. <…> Если одна сторона стреляет, а вторая не может стрелять в ответ, она проигрывает», — сказал Каволи.

Дефицит современных систем ПВО и ракет к ним позволяет российской армии использовать на фронте фугасные авиабомбы (ФАБ) с универсальным модулем планирования и коррекции (УМПК). Эти модули устанавливают на старые советские бомбы весом 250, 500 и даже 1500 кг. Самолеты могут сбрасывать их с расстояния до 70 км, не заходя в зону действия ПВО средней дальности — «Буков» или «Торов». Точность попадания таких бомб невысока, но они настолько мощные (особенно ФАБ-1500), что даже при взрыве в нескольких десятках метров от позиций бойцы могут получить контузию. Именно массовое применение авиабомб с УМПК изменило баланс сил на фронте и сыграло важную роль при штурме Авдеевки, писал в марте CNN. В какой-то момент в течение 48 часов россияне сбросили на город около 250 таких боеприпасов.

Эффективных способов борьбы с самими бомбами у ВСУ нет, противодействовать им нужно, «отгоняя» самолеты, с которых сбрасываются боеприпасы. «Единственное действенное средство — ПВО, чтобы как минимум отогнать самолеты за черту предельной дальности полета авиабомб. А значит, нужны средства, атакующие минимум на 60−70 км, а лучше на 100−150, чтобы не ставить их в рискованное положение», — говорит российский военный эксперт Ян Матвеев. Такие средства — американские системы ПВО Patriot или истребители F-16 с дальнобойными радарами и ракетами «воздух — воздух».

Дефицит средств ПВО приводит к проблемам не только на фронте. Министр иностранных дел Дмитрий Кулеба прямо говорит, что, если бы у ВСУ было достаточно систем Patriot, россияне не смогли бы разрушить крупнейшую ТЭС в Киевской области. По словам президента Владимира Зеленского, чтобы защитить промышленные объекты, Украине нужно 5−7 комплексов Patriot. Получить их пока не удается, хотя Кулеба утверждает, что его команда нашла около 100 доступных «Пэтриотов». «Кто поверит, что самый мощный в мире военный союз не может найти семь установок Patriot и предоставить их единственной стране, отражающий атаки баллистических ракет?» — задал он вопрос на праздновании 75-летия со дня основания НАТО.

Украине не хватает не только самих комплексов Patriot, но и ракет к ним. В четверг немецкий военный эксперт и OSINT-аналитик Юлиан Репке написал, что у ВСУ закончились боеприпасы к Patriot и немецким IRIS-T. Позднее он уточнил, что не имел в виду, что ракет нет совсем: «Источник назвал мне точное число ракет две недели назад. Конечно, я не назову его. Но цифра была настолько маленькой, что сейчас она должна была уменьшиться почти до нуля».

С F-16 тоже все непросто

Первые самолеты F-16 ВСУ получат не раньше лета, и вряд ли их будет много — вероятно, не более десятка. Это означает, что противостоять всем российским самолетам, сбрасывающим ФАБ с УМПК, F-16, видимо, не смогут.

Кроме того, россияне могут начать прикрывать свои бомбардировщики истребителями Су-35. Еще одна проблема заключается в том, что Воздушные силы ВСУ никогда не получат всех возможностей, которые есть у армии США и некоторых стран НАТО — самолетов радиоэлектронной борьбы, «воздушных радаров» и т.д., объясняли на прошлой неделе военные эксперты.

Говоривший с изданием Politico украинский офицер отмечает, что F-16 поступят в ВСУ слишком поздно, и российские военные уже готовятся к борьбе с ними. По его словам, в последние месяцы россияне начали запускать из Джанкоя в Крыму ракеты комплексов ПВО С-400 без боеголовок. Таким образом они определяют расстояние, на котором смогут противодействовать F-16.

ВСУ не хватает еще и бойцов. О дефиците личного состава в четверг в Верховной раде говорил командующий Объединенными силами ВСУ Юрий Содоль: «​​Противник превосходит нас в 7−10 раз, у нас нехватка личного состава. В некоторых отделениях у нас осталось по два, в некоторых — по три-четыре человека, тогда как по уставам их должно быть 8−10». Из-за нехватки бойцов на участок фронта, который могла бы оборонять одна бригада, приходится ставить три.

Бывший главком Залужный незадолго до своей отставки говорил, что в ВСУ надо набрать еще 500 тысяч человек. Сменивший его Александр Сырский в конце марта заявил, что после анализа ресурсов эта цифра была «существенно уменьшена». Решить проблему должен принятый накануне Радой новый закон о мобилизации. Главное в нем — изменение нижней границы мобилизационного возраста с 27 до 25 лет. Однако когда и сколько новобранцев поможет набрать этот закон, пока непонятно.

Еще одна проблема ВСУ — нехватка качественных фортификационных сооружений. Их начали строить слишком поздно, так как украинские политики и военные рассчитывали на успех прошлогоднего контрнаступления, пишет The Economist. Плохо подготовленные оборонительные позиции ВСУ к западу от Авдеевки стали одной из причин относительно быстрого продвижения российских войск на этом направлении после взятия города, отмечала в конце февраля The New York Times.

Есть ли у российской армии силы для нового наступления?

При штурме Авдеевки россияне понесли большие потери. Речь идет о десятках тысяч убитых и раненых — американский Институт по изучению войны (ISW) со ссылкой на российские и украинские оценки писал о 16−47 тысячах. Также были потеряны сотни единиц техники. Только за первые 11 дней боев в октябре OSINT-аналитики насчитали не менее 109 единиц. После взятия Авдеевки украинский OSINT-проект InformNapalm написал, что россияне за время штурма потеряли 666 единиц техники, в том числе 224 танка.

Россиянам удалось как минимум компенсировать понесенные при штурме Авдеевки потери набором контрактников, считает израильский военный эксперт Давид Шарп. Об этом говорит тот факт, что после взятия города российская армия продолжает наступать. «Без большой мобилизации у них есть возможность владеть инициативой на некоторых участках фронта, где-то усиливать давление», — говорит Шарп.

Разрушенные дома в Авдеевке. Фото: телеграм-канал "главы ДНР" Пушилина
Разрушенные дома в Авдеевке. Фото: телеграм-канал «главы ДНР» Пушилина

Несмотря на серьезные потери под Авдеевкой, резервы у российской армии есть, соглашается военный эксперт Матвеев. Больших группировок россияне сейчас использовать не будут, а продолжат атаковать на разных направлениях, чтобы измотать противника. «Думаю, впереди удары по всему фронту средне-крупными группировками в районе 10−25 тысяч человек», — говорит аналитик. По его оценкам, Авдеевку одновременно штурмовали 20−30 тысяч человек, а общая численность бойцов за время операции (с 10 октября до середины февраля) могла достичь 60 тысяч.

Чтобы организовать мощное наступление на новом направлении, например, на Харьков или на Киев, резервов у россиян нет, уверен российский военный эксперт Юрий Федоров. Для таких операций нужна новая мобилизация 200−300 тысяч человек. Что касается существующей линии фронта, то там россияне могут организовать наступление имеющимися силами.

Где может быть наступление?

Наиболее опасный участок фронта сейчас — Запорожская область, где россияне могут нанести удар в направлении Орехова и Запорожья, говорит Федоров: «Там действуют три группировки — „Днепр“, „Центр“ и „Восток“, это очень серьезная группа — примерно 100 тысяч человек, а может, и больше, плюс соответствующее количество танков и всего прочего».

Линия фронта в Запорожской области. Карта: DEEPSTATE

Также российская армия, вероятно, будет и дальше пытаться оккупировать всю Донецкую область, считает Федоров. «Цель номер один — это, видимо, Покровск, хотя до него довольно далеко, около 30 км к западу от Авдеевки надо пройти», — рассуждает аналитик. Южнее россияне могут начать наступление на Курахово и Угледар, но это тактические операции, не требующие прорывов и выхода на оперативный простор.

Линия фронта под Авдеевкой. Карта: DEEPSTATE

На севере Донецкой области перед российской армией может стоять задача в ближайшие месяц-два срезать так называемый северский выступ и выйти с разных сторон к Краматорску и Славянску, а дальше может начаться сражение за два этих города.

Северский выступ. Карта: DEEPSTATE

Однако даже если россиянам удастся реализовать свои планы в Донецкой области, в военном отношении ситуация от этого серьезно не изменится. Гораздо более серьезная угроза может быть в Запорожье, напоминает Федоров. Если прорыв россиян, о котором пишут западные СМИ, где-то и может произойти, то именно там — в случае серьезного ослабления подразделений ВСУ.

Прорыв украинского фронта возможен, если снабжение подразделений ВСУ опустится до критического малого, считает Матвеев. «Только это не будет прорыв в стиле Второй мировой с танковыми клиньями. Фронт просто посыпется локально, когда подразделения не смогут оборонять позиции и начнут массово их покидать». В этом случае россияне попытаются пройти как можно дальше, занимая населенные пункты.

Матвеев называет наиболее вероятными направлениями наступления Селидово и Очеретино к западу от Авдеевки, Красногоровку и Курахово к юго-западу от Авдеевки, а также Часов Яр и далее Константиновку к западу от Бахмута. Также под ударом могут оказаться Угледар и район села Терны на севере Донецкой области к западу от Кременной. Здесь задачей россиян может быть «выйти к Лиману и затем, прижав украинские войска к реке Северский Донец, попытаться ликвидировать весь северский выступ».

С точки зрения конфигурации фронта, по-настоящему уязвимых мест сейчас нет, говорит Шарп. Выступы в районе Северска и Работино в Запорожской области не такие опасные, как было в случае с Авдеевкой. Серьезных оснований говорить об обрушении фронта Шарп не видит. Для этого у одной из сторон должно возникнуть серьезное преимущество: либо у России откуда-то возьмутся дополнительные силы и она ими умело воспользуется, либо Украина будет получать очень мало помощи от союзников.