Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Растет количество политиков, считающих, что нужно продолжать бизнес с Россией». Репортаж из кулуаров «исторического саммита» НАТО
  2. СМИ: «Беларуськалий» начал экспорт через порты РФ. Российские конкуренты недовольны
  3. Шойгу рапортует о полном захвате Луганщины, взрывы в российском Белгороде и чей Лисичанск. Сто тридцатый день войны
  4. В Беларуси на понедельник объявлен оранжевый уровень опасности из-за жары
  5. Лукашенко подписал указ о призыве на срочную военную службу и службу в резерве
  6. В центре Минска под землей находилось элитное кладбище. Чтобы похоронить в этом месте, покойнику даже отрубили ноги
  7. Вице-премьер рассказал, сколько долларов Беларусь потратила на борьбу с коронавирусом и когда ждать отечественную вакцину от COVID
  8. На вторник в Беларуси объявили оранжевый уровень опасности — ожидаются грозы и жара
  9. Правительство приняло очередные изменения по посылкам из-за границы. Спросили у таможни, какие сейчас беспошлинные лимиты
  10. Украина объявила в международный розыск мозырянина, которого подозревают в убийствах в Буче
  11. «Мы были и будем с братской Россией». Лукашенко рассказал о своей роли в российской «спецоперации»
  12. Кибервойна, отчет Шойгу Путину и когда закончится война. Сто тридцать первый день войны в Украине
  13. Белорусам, которые прилетают в Россию, больше не нужно предъявлять ПЦР-тест (теперь точно)
  14. Путин обсудил с Шойгу продолжение войны в Украине
  15. В Сочи завели уголовное дело на охранников пляжа, которые жестоко избили самбиста Никиту Гораева. Подозреваемые задержаны
  16. «Отход к Северску позволит украинским силам снизить риск окружения». Главное из сводок штабов на 130-й день войны
  17. Иностранных туристов на «Славянский базар» будут пускать в Беларусь без виз
  18. Бои за Донбасс, подготовка к штурму Херсона и пущенный под откос бронепоезд. Главное из сводок штабов на 131-й день войны


Десятилетие назад, на волне «арабской весны» ливийцы свергли и убили Муаммара Каддафи, правившего средиземноморской страной более 40 лет. Революция на штыках НАТО привела к гражданской войне с участием иностранных наемников. И вот спустя 10 лет Ливия попыталась сдать экзамен на самостоятельность — провести первые в своей истории президентские выборы.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Экзамен Ливия провалила. Выборы в срок не состоялись.

«Верить в Деда Мороза можно даже в Ливии, но выборы 24 декабря в высшей степени маловероятны», — предупреждал еще месяц назад автор книги про Каддафи, француз Венсан Ужё.

Выборы были призваны перевернуть темную страницу истории страны, дать надежду на восстановление экономики и возвращение стабильности. За три дня до назначенной ООН даты — 24 декабря — стало ясно, что этого не произойдет.

«Международное сообщество делает вид, что относится к Ливии как к стабильному государству, но это — иллюзия», — говорит научный сотрудник Университета Джонса Хопкинса Хафед аль-Гуэлл.

Каддафи единолично правил Великой Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирией в течение 42 лет. Фото: Reuters

За 10 лет Ливия так и не оправилась от междоусобных распрей. Страна — а точнее, ее населенное средиземноморское побережье — разделена надвое. Бенгази и восточные районы на границе с Египтом — под властью генерала Халифы Хафтара. Столица Триполи и запад у границы с Тунисом и Алжиром контролируют разные силы, включая признанное ООН правительство национального единства.

Все они пользуются поддержкой из-за рубежа — открытой или тайной.

По оценкам ООН, в Ливии присутствуют более 20 тысяч наемников из Турции, России и Сирии, воюющие по разные стороны.

Официально признает свое присутствие в Ливии только Турция, объясняя это соглашением о военном сотрудничестве с прежним главой признанного ООН правительства Файезом Сарраджем.

Россия официально занимает в конфликте нейтральную позицию, поддерживая связи со всеми — и с Хафтаром на востоке, и с военным ополчением на западе.

При этом несколько сотрудников ливийских спецслужб в интервью Би-би-си называли «кандидатом от России» на выборах Сейфа аль-Ислама Каддафи — сына Муаммара Каддафи, не связанного ни с Хафтаром, ни с ополчением.

«Проведение выборов в Ливии — довольно амбициозный проект. Как объединить глубоко разделенную страну, было непонятно с самого начала», — говорит эксперт по Ливии, старший научный сотрудник немецкого Института международных отношений и безопасности Вольфрам Лахер.

Вопреки надеждам мирового сообщества, выборы угрожают новым витком насилия. В отсутствие гарантий свободного волеизъявления на всей территории Ливии кандидаты вряд ли согласятся признать поражение и поздравить соперников с победой.

Фото: Reuters
В Ливии 2,8 млн жителей. Более 85% зарегистрировалось на выборах. Фото: Reuters

В длинном списке из 98 кандидатов по меньшей мере трое не согласятся на роль второй скрипки: генерал Халифа Хафтар, сын покойного Каддафи Сейф аль-Ислам и экс-премьер Абдель-Хамид Дбейба.

Хафтара и Каддафи обвиняют в военных преступлениях, Дбейбу — в злоупотреблении полномочиями и подкупе избирателей.

После падения режима Муаммара Каддафи Сейфа аль-Ислама приговорили к смертной казни в Ливии, но позже приговор отменили, а Международный трибунал в Гааге до сих пор требует его выдачи по двум обвинениям в преступлениях против человечности: убийствах и преследованиях. Хафтара же западные правозащитники требуют судить за его действия во время осады столицы в 2019 году.

Фото: Reuters
«Дело не только в выборах, дело в том, что Сейф аль Ислам становится настоящей политической фигурой», — говорит о сыне Каддафи эксперт по Ливии из лондонского «Чатем-хауса» Тим Итон. Фото: Reuters

Шансы на то, что большинство ливийцев примет итоги выборов, стремятся к нулю, да и сами кандидаты вряд ли признают поражение.

«В Ливии нет государства, нет работающих государственных структур, есть только противоборствующие лагеря и военизированные группировки, которые борются между собой», — описывает ситуацию в стране перед выборами Хафед аль-Гуэлл из Института внешней политики при Университете Джонса Хопкинса.

«С одной стороны, генерал Халифа Хафтар, контролирующий государство в государстве. Он не признает другого результата, кроме собственной победы. С другой — разные силы, которые уже дали понять, что не признают победу Хафтара».

Фото: Reuters
Генерал Хафтар — де-факто руководитель восточной Ливии со столицей в Бенгази. Он год осаждал Триполи, но не смог взять столицу — вмешалась Турция. Фото: Reuters

Кандидаты пытались через суды исключить друг друга из президентской гонки, но после серии апелляций и препирательств в судах решения об отзыве были пересмотрены.

За три дня до выборов не известен даже список кандидатов. Никто из них не ведет активной избирательной кампании.

Во вторник глава Высшей избирательной комиссии Ливии распустил местные избиркомы, а в среду парламент Ливии отменил долгожданные выборы и предложил провести их через месяц, 24 января.

Вместо единения страны, на которое так надеются ООН и страны Запада, выборы, если они все-таки состоятся, принесут раздор и новое насилие, предупреждают эксперты.

«Формула, обычная для демократических стран, при которой есть один победитель, а остальные признают поражение, просто неприменима в Ливии», — убежден эксперт по Ливии Вольфрам Лахер.

Отмена выборов угрожает ровно тем же, хотя бы до тех пор, пока в стране действуют раздробленные вооруженные формирования и нет ни конституции, ни устраивающего всех закона о выборах.

«Конфликт определенно будет, — поделился с The New York Times своими впечатлениями о предвыборном Триполи Эмадеддин Бади, старший научный сотрудник и аналитик по Ливии американского центра Atlantic Council. — И этот конфликт потенциально способен перерасти в полномасштабную войну».

На прошлой неделе в столице вооруженные группировки попытались взять под контроль правительственные учреждения, что в очередной раз продемонстрировало, что к выборам готовы не все.

За тем, что происходит в богатой нефтью и газом африканской стране, пристально следят как соседи в регионе, так и заинтересованные игроки из других континентов. Силы на западе Ливии пользовались военной и дипломатической поддержкой Турции и Катара, а Хафтару напрямую или тайно помогали во время открытого противостояния с западом ОАЭ, Египет, российские наемники из «ЧВК Вагнера», Саудовская Аравия, Иордания и Франция.

Конфликт в Ливии сравнивали с сирийским и боялись повторения противостояния иностранных держав, на этот раз на африканской земле.

ООН в своем докладе прямо писала, что на стороне Хафтара воевали наемники из так называемой «ЧВК Вагнера», а российский президент Владимир Путин на вопрос о россиянах в Ливии говорил: «Если там и есть российские граждане, они не представляют интересов российского государства и денег от российского государства не получают».

Страны-доноры, решавшие судьбу Ливии на переговорах в Берлине летом прошлого года, среди прочего заявляли и о необходимости вывести из африканской страны «все иностранные силы и наемники».

А первым шагом выхода из кризиса должны были стать первые в стране президентские выборы. Теперь и они откладываются.