Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В МАРТ рассказали, что дефицита «в магазинах не было и нет», а цены удается успешно сдерживать
  2. Попытка прорыва обороны и возможная перегруппировка российских войск. Главное из сводок штабов на 172-й день войны
  3. Посол Украины подверг критике заявление представителя Минобороны Беларуси, что Минск не участвует в войне
  4. Лукашенко после «разноса» мотовелозавода за провал по локализации поручил назначить нового директора
  5. «Ситуация почти как в Фукусиме, и не помогает никто». Интервью с инженером оккупированной Запорожской АЭС
  6. «Формирование гражданственности, патриотизма». Какие новые учебники получат школьники и что в них изменится
  7. «Начал делать поворот налево — и резко полетел носом вниз». Узнали подробности крушения аэроплана под Слонимом
  8. «Что у вас на обед? Ягненок с кровью?» Пропагандисты атаковали евродипломатов во время суда над Ивашиным: цитаты
  9. Украина продляет мобилизацию, видео взрыва в курортной Затоке, арест российских активов на 5 млн долларов: 173-й день войны
  10. До +32°С. На следующей неделе будет очень жарко
  11. Уничтожение «наемников и националистов», российские группировки в Украине, штурм Песков опять отбит. Главное из сводок штабов
  12. «Сейчас с белорусов особый спрос». Представитель Тихановской рассказал, что его не пустили в Украину
  13. Суд по делу о «захвате власти»: Зенкович записывал ZOOM-конференции «заговорщиков» для «военных коллег» и «партизан»
  14. «Важные истории» узнали имена российских солдат, причастных к убийствам жителей Киевской области и позвонили им. Один признался
  15. «Жуликов здесь хватает». Лукашенко пожаловался на «нерасторопных чиновников» и бардак с долгостроями в Минске
  16. В Минздраве рассказали о росте заболеваемости коронавирусом и оценили опасность «омикрон-ниндзя»


Перед началом войны Владимир Путин выступил с обращением, в котором указывал на несправедливость формирования независимой Украины, а министр иностранных дел России Сергей Лавров отказал соседней стране в праве на суверенитет. Оба фактически отказали Украине в праве на государственность. Объясняем на конкретных примерах, что украинцы имеют свою древнюю историю, а также рассказываем, как отдельные блага цивилизации пришли в эту страну куда раньше, чем в современную Россию, и почему эти народы веками развиваются по-разному.

Этим текстом мы не пытаемся отрицать древность российской истории или достижения культуры этой страны. Мы хотим показать, как странно и одновременно ужасно отрицать их наличие у соседнего народа и — апеллируя к этому — пытаться его захватить.

Киев и Москва

Андрей Боголюбский (Виктор Васнецов. Эскиз росписи Владимирского собора в Киеве, 1885—1896. Государственная Третьяковская галерея, Москва). Изображение: wikipedia.org
Андрей Боголюбский (Виктор Васнецов. Эскиз росписи Владимирского собора в Киеве, 1885−1896. Государственная Третьяковская галерея, Москва). Изображение: wikipedia.org

С IX века на территории современных Беларуси, России и Украины (а также частично Польши и стран Балтии) существовала Киевская Русь — средневековое государство. Сразу уточним, что этот термин придумали в XIX веке, тогда такого названия не существовало. Да и наций в современном понятии еще не было.

Но уже тогда наблюдалось соперничество между тремя центрами: Киевом, Полоцком и Великим Новгородом. Главным городом определенно являлся Киев. Если верить летописи, еще в 882 году князь Олег (тот самый герой «Песни о вещем Олеге», павший от укуса змеи) сказал, что Киев «будет мать городам русским».

В ХII веке Киевская Русь постепенно стала распадаться на самостоятельные княжества. Но Киев продолжал считаться центром — князя, правившего там, определяли как главного на Руси.

Первым, кто отказался от такого подхода, стал владимирский князь Андрей Боголюбский, в 1169-м сколотивший коалицию из 11 князей. Их войска окружили, а потом и разгромили Киев. В отличие от предшественников, боровшихся за город, Боголюбский не стал там править. Отдал его младшему брату, а сам вернулся во Владимир.

— Со времени этого князя великое княжение, дотоле единое киевское, разделилось на две части: князь Андрей со своей северной Русью отделился от Руси южной, образовал другое великое княжение, Суздальское, и сделал город Владимир великокняжеским столом для всех князей, — писал в XIX веке российский историк Василий Ключевский.

Заметим, что Москва упоминается лишь за два десятилетия до этих событий — в 1147-м. Лишь в 1263-м появилось Московское княжество, зависимое от Владимирского. И только в 1330-х московские князья стали наиболее влиятельными среди других княжеств.

Разница между тем, как Киев и Москва вышли на ведущие роли в своем регионе — четыре с половиной века.

От монгольского ига — к самодержавной монархии

Иван III разрывает ханскую грамоту. Вскоре монгольское иго окончится. Изображение: wikipedia.org
Иван III разрывает ханскую грамоту. Вскоре монгольское иго окончится. Изображение: wikipedia.org

Исходя из статей Владимира Путина можно сделать четкий вывод, русские и украинцы — единый народ, наследники тысячелетней Киевской Руси. Российский президент, воспитанный на советских учебниках истории, не видит принципиальную разницу между направлениями, по которым стали развиваться бывшие земли Киевской Руси.

Рубежом стали события 1237−1241 годов, когда на Киевскую Русь обрушились монголы. Более половины (49 из 74) известных древнерусских городов были разорены. На части ее территории утвердилось монгольское иго.

Это не значит, что этот народ поселился в русских городах. В них продолжали править русские князья, признавшие власть хана. Тот давал им ярлыки (грамоты), позволяющие властвовать в своем или чужом княжестве. Также ханы могли судить князей и их чиновников (многие из них поплатились жизнью). Русские княжества выплачивали монголам налоги, часто участвовали в военных операциях Орды.

Наиболее удачно в новую систему встроилась Москва. Самым могущественным княжеством северо-восточной Руси тогда являлось Владимирское. За ярлык на него боролись Москва и Тверь. Первая победила и стала лидером этого региона.

Можно долго спорить, каким было отношение местной элиты с захватчиками. В советское время ученые доказывали, что представители первой боролись за освобождение страны. Современные историки чаще говорят о взаимовыгодном сотрудничестве. Вторая версия выглядит более логичной. Тем более, что Москва неоднократно использовала силы монголов для нейтрализации своих соперников. Но в любом случае иго, продолжительностью два с половиной века, — его финалом традиционно считается 1480 год — не могло не повлиять на общество.

В истории России имелись свои развилки, она могла пойти по другому пути развития. Одну из альтернатив предложили Новгород и Псков. Остальные русские земли являлись феодальными княжествами, эти города — республиками, своеобразными аналогами городов Ганзейского союза и Италии (Генуи и Венеции). Новгород и Псков также платили дань монголам, но не подверглись разорению. Их бояре занимались предпринимательством, торгуя с Европой. Но в конце ХV — начале ХVI века обе республики были насильственно включены в состав Московского государства.

В итоге российская государственность во многом сформировалась под влиянием монгольской деспотии и авторитаризма и — в отличие от Украины — имеет мало общего с традициями Киевской Руси

Украина — часть Европы

Богдан Хмельницкий. Изображение: wikipedia.org
Богдан Хмельницкий. Изображение: wikipedia.org

Между тем монгольское иго не затронуло современную территорию Беларуси и запад Украины (Галичину, Волынь и Закарпатье). Эти территории не входили в Золотую Орду — монгольское государство. Остальная часть Украины — Киев, Чернигов, Переяславль, левобережная и степная Украина — находились под властью монголов около 120 лет. После чего великий князь Ольгерд присоединил ее к Великому княжеству Литовскому — белорусско-литовскому государству.

Последующее развитие украинских земель происходило в другой системе координат — сначала в ВКЛ, затем в Польше, являвшихся частью Европы с их системой образования и местного самоуправления.

Этот период не стоит идеализировать. Национальный и религиозный гнет (поляки являлись католиками, украинцы — православными) спровоцировал ряд восстаний. Самое масштабное из них, под руководством Богдана Хмельницкого, переросло в освободительную войну.

Но все же существование украинских и российских земель в разной системе координат проявилось в ряде сфер. Например, в политике. В середине XVII века запорожских казаков, искавших союзников, приняли в подданство Русского государства (казаки — особая общность людей, сформировавшаяся к середине XVI века на территории современной Украины между Днестром и Доном, в ее центре находится Днепр).

Сама церемония косвенно показала колоссальную разницу между предками современных украинцев и россиян. Хмельницкий был уверен, что присягать будут обе стороны. Украинцы — на верность царю, последний — что тот будет защищать их от поляков, а также уважать права и привилегии казачества. Но присутствовавший на церемонии посол российского царя — ему предложили присягнуть от имени монарха — возмутился. Дескать, царь является самодержцем и не присягает своим подданным. Хмельницкий и его соратники ушли совещаться, но все же в конце концов уступили.

Технологии и образование

Франциск Скорина. Изображение: wiipedia.org
Франциск Скорина. Изображение: wiipedia.org

Технологические новинки также приходили на восток с опозданием. Первая книга на территории ВКЛ — куда входили как Беларусь, так и Украина — появилась в 1522-м: известным нам Франциск Скорина опубликовал в Вильно «Малую подорожную книжицу» (за несколько лет до этого он напечатал первые книги на старобелорусском языке в Праге).

На территории современной России это случилось спустя четыре десятилетия, в 1564-м — Иван Федоров и Петр Мстиславец, уроженец белорусского Мстиславля, издали «Апостол», в следующем году — «Часослов», после чего первопечатники, подвергавшиеся гонениям со стороны духовенства, были вынуждены уехать в ВКЛ.

Но еще большая разница была в появлении высшего образования. На территории ВКЛ в 1576-м появилась Острожская академия (в украинском Остроге; правда, она просуществовала 65 лет, после чего закрылась), спустя три года — Виленская академия, позже преобразованная в университет. В 1661-м Львовская иезуитская коллегия стала академией со статусом университета.

Что же в России? Со времени открытия в ВКЛ академий прошло более века. Лишь в 1678-м живший в Москве Симеон Полоцкий — как вы понимаете, уроженец Беларуси — написал «Привилегий на Академию». Это был документ, в котором описывалась структура будущего вуза. Спустя два года он умер, поэтому проект доработал его ученик, представивший документ царю Федору — старшему брату будущего императора Петра I. Тот подписал документ, но скоро умер, поэтому открытие вуза отложили.

«Из этой любопытной привилегии мы всего яснее можем видеть господствующий взгляд времени на науку, (…). Необходимость науки, училища сознана, сознана в интересах церкви; училище свободных наук устраивается для поддержки православия, (…). Московская академия по проекту царя Феодора — это цитадель, которую хотела устроить для себя православная церковь при необходимом столкновении своем с иноверным Западом; это не училище только, это страшный инквизиционный трибунал: произнесут блюстители с учителями слова: „Виновен в неправославии“ — и костер запылает для преступника», — писал в XIX веке знаменитый российский историк Сергей Соловьев.

Почему этот проект появился так поздно? На него Соловьев ответил своим вопросом: откуда было взять учителей? Поэтому лишь в 1687-м в России появилось первое высшее учебное заведение — Славяно-греко-латинская академия.

Первый российский университет появился в 1724-м. Речь об Академическом университете, существовавшем в структуре Академии наук. Правда, первые студенты были приглашены из… Германии. Спустя два года после открытия в нем обучалось лишь 8 человек. Позже число студентов шло на десятки, но никогда — на сотни. Между тем в Вильнюском университете факультет права появился еще в середине ХVII века.

В итоге первый полноценный гражданский вуз — Московский университет — появился лишь в 1755-м.

Запрет украинского языка — ради величия России

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Полноценная встреча России и Украины произошла лишь в конце ХVIII века, когда частью империи стали земли, лежащие западнее Днепра (Правобережная Украина), а также Волынь и Подолье. Земли, находившиеся восточнее Днепра (Левобережная Украина) отошли к России еще в 1667-м, сохранив свою автономию — позже они ее предсказуемо потеряли.

Но к тому времени философия предков современных русских и украинцев серьезно отличалась.

У России к тому времени существовали давние традиции деспотизма и неограниченной монархии, крепостное право, полная зависимость церкви от власти: Петр I отменил патриаршество и создал Синод — орган для управления православной церковью, для которого были обязательны приказы императора.

В Украине же существовали традиции казацкой вольницы, предпринималась попытка ограничить власть гетмана: в начале ХVIІІ века занимавший эту должность Пилип Орлик, уроженец Беларуси, провозгласил составленные им «Пакты и Конституции прав и вольностей Войска Запорожского». Украинские историки называют этот документ «Конституцией Пилипа Орлика», которая заложила определенную форму парламентаризма (эпизодические сессионные собрания) и независимость судебной власти. Впрочем, документ так и не вступил в силу.

Время, когда Украина находилась в составе Российской империи, стал периодом роста национального самосознания и формирования нации. Власти прекрасно понимали опасность этого. Символом их политики стал Эмский указ 1878 года: запрещалось ввозить в империю книги на украинском (официально «на малорусском наречии»), печатать на нем оригинальные произведения или переводы (кроме памятников фольклора), ставить на украинском спектакли. Также из библиотек всех училищ должны были быть убраны все книги на этом языке.

Какая у этого была аргументация? Процитируем внутреннюю записку к Эмскому указу: «Можно с полной безопасностью для целости России смотреть на возникновение литературы, например, у латышей, но допустить обособление, путем возведения украинского наречия в степень литературного языка, 13-ти миллионов малороссов было бы величайшею политической неосторожностью, особенно ввиду того объединительного движения, какое совершается по соседству с нами у германского племени» (тогда происходило объединение Германии. — Прим. ред.).

Далее в подготовительных материалах к записке говорилось, что Россия получила превосходство над Польшей «вследствие, главнейше, того, что от Польши к ней отошла Малороссия: если последняя отшатнется от нас опять к полякам, настоящее величие Русского государства будет поставлено на карту».

Судя по всему, этой же риторики официальная Москва придерживается и в начале ХХI века.