Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В Минске огласили приговор хирургу Елене Терешковой
  2. Грозовые «качели» не останавливаются. Какая погода ждет беларусов в выходные
  3. Путин назвал возможное поражение России в Украине «концом государственности» и намекнул на ядерный ответ — что стоит за угрозой
  4. На госТВ отчитались о задержании брестчанина и двух россиян — утверждается, что они готовили теракты на российской железной дороге
  5. «Пугали, если много нас уедет, классному будет плохо». Беларусские абитуриенты рассказали «Зеркалу», почему решили поступать за границу
  6. Минобороны объявило внезапную проверку готовности. В Украине успокоили: «У Беларуси нет сил для вторжения»
  7. Сикорский: Польша рассматривает возможность закрытия оставшихся двух пунктов пропуска на границе с Беларусью
  8. А вы знали, что в начале войны СССР даже пытался наступать сам? Вот почему 22 июня 1941-го для Красной армии произошла катастрофа
  9. Лукашенко загорелся новым спортивным мегапроектом. На этот раз поручил за пять лет построить в каждом регионе вот такой комплекс
  10. «Пережиток прошлого». Президент Азербайджана предложил упразднить «бесполезное» объединение, в которое входит Беларусь
  11. Пока ВСУ отбивают атаки почти на всех направлениях, Россия продолжает попытки построить антизападную коалицию


Она стала известной не только тем, что является автором петиции по поводу отмены чемпионата мира-2021 по хоккею в Минске, которая собрала почти 60 тысяч подписей. Любопытна сама судьба белоруски Юлии Аббасовой. Она начала заниматься хоккеем в 27 лет, попала в любительскую команду Минска по объявлению, а потом стала чемпионкой Украины. И сейчас ее жизнь, несмотря на травму и основную работу, в первую очередь посвящена любимой игре. Нам в интервью Юлия рассказала, как уезжала из Украины в Латвию после начала войны, попробовала посчитать, сколько тратит на хоккей, вспомнила, как играла против Лукашенко, и призналась, что не понимает нынешнего молчания белорусских хоккеистов.

За последние полтора года вы наверняка слышали высказывания чиновников и о том, что «спорт вне политики». Но жизнь показывает, что это не так: после 9 августа 2020-го сотни атлетов подписали письмо против жестокости силовиков и за новые выборы. После многие из них подверглись давлению: были вынуждены уехать из страны, оказывались на сутках, получили сроки по уголовным делам. В проекте «Спорт в политике» мы беседуем с атлетами, которые не побоялись говорить о том, что важно для очень многих белорусов.

Фото: из instagram - аккаунта Юлии Аббасовой
Юлия Аббасова. Фото: Instagram-аккаунт героини

Рига, щитки, поезд

— Сколько в твоей жизни сейчас хоккея?

— Хватает. Могу тренироваться почти каждый день, но некоторые занятия пропускаю. Болят колени. Причем больше в обычной жизни. Но это тянется почти год, поэтому сильно рисковать тоже не хочется. А так в Латвии у меня льда больше, чем в Украине. Есть такая команда L&L из Риги. Женщины у них выступают в чемпионате страны, а мужчины играют среди любителей. С ними и катаюсь.

— Как получается совмещать это с основной работой?

— Тренировки и игры по вечерам или на выходных. А как иначе? Я маркетолог в IT — это основная занятость. Ведь хоккей меня не кормит — только просит денег. Нужно зарабатывать, чтобы выходить на лед.

— Что-то платишь за занятия в Латвии?

— Нет. Но я покупаю себе форму — это самая серьезная статья расходов. Все очень дорого. Приехала в Ригу с одним рюкзаком. Экипировка осталась в Украине. До начала войны играла за «Пантер» из Харькова, а потом перешла в «Днепровские Белки». Что-то потом доставили в Латвию, но, например, нужны новые щитки. Самые простые модели стоят от 700 евро и доходят до 2000. Весь комплект обойдется, минимум, тысяч в пять. Проблема в том, что форма живет пару лет и изнашивается. Это такая, как я называю, безответная любовь (улыбается). Сейчас ищу работу, которая позволит мне произвести обновление экипировки.

— Как ты оказалась в Риге?

— Войну встретила в Киеве. Я жила в районе ВДНХ, рядом каток, где занималась с детьми из школы «Сокола» в качестве тренера вратарей. А из Киева уже ездила на матчи чемпионата Украины. Возвращаясь к вопросу, я проснулась 24-го утром, потому что все бабахало от взрывов. Жила на 13-м этаже — оттуда хорошо просматривалась дорога. Была огромная пробка на выезд из города, которая не рассасывалась в течение дня.

— Что было дальше?

— Так получилось, что в первый день поехали со знакомыми на ж/д вокзал. Просто хотели разведать, есть ли какие-то билеты в тот же Львов. Отстояли в очереди в кассу четыре часа. И тут объявили, что подходит эвакуационный поезд. Тогда еще никто не знал про эти рейсы. Мы побежали и чудом в него впихнулись. У меня был с собой только рюкзак с документами и деньгами. Не собиралась уезжать, но вышел такой экспромт. Во Львове побыла 1,5 недели, а потом без приключений добралась в Латвию. Весомый фактор — здесь все хорошо в хоккейном плане. Могу продолжать тренироваться и играть.

— В Украине тебе было комфортно?

— Ни одного нациста не встретила (улыбается). Хотя, помню, когда первый раз поехала в Украину играть за «Пантер», то многие думали, что я слишком смелая. Там же, мол, стреляют. До Киева жила в Харькове и Днепре — отношение ко мне было очень дружелюбное. Многие говорили на русском.

— А вернуться в Беларусь думала?

— Мне предлагали, но как-то не очень хочется. Ты ходишь и постоянно оглядываешься, не можешь нормально спать. Читаешь новости, видишь, как власть борется с теми, кто думает иначе. Все это бьет по психике. Поэтому в августе прошлого года и уехала в Украину.

Юлия Аббасова в форме L&L. Фото из личного архива героини
Юлия Аббасова в форме L&L. Фото из личного архива героини

«ВКонтакте», «Пантеры», мотоцикл

— Знаю, ты начала заниматься хоккеем в 27 лет. Где и с кем?

— В Минске с любительской командой «Союз». Им срочно требовался вратарь. Увидела объявление во «ВКонтакте». А я перед этим как раз купила форму и думала искать команду. Так все и завертелось. Тренировки, игры, плюс постоянно работала дополнительно с тренером вратарей. Без индивидуальных занятий никак — платила где-то 150 долларов в месяц. Кроме меня, в «Союзе» была еще одна девушка, Настя Танасевич — она сейчас линейный судья. Если брать всех, кто играет в Беларуси среди любителей, то не наберется и десяти девушек.

— Как в твоей жизни появились харьковские «Пантеры»?

— Каким-то чудом они нашли меня по фото во «ВКонтакте» и предложили играть. Подошла им. В 2018-м мы стали чемпионами, а на следующий год — серебряными призерами. Я по-прежнему жила в Минске, каталась с любителями, а в Украину до лета 2021-го ездила только на игры. Садилась на поезд — и вперед. Клуб оплачивал дорогу, проживание и питание.

— А как вас поощрили за чемпионство?

— Дали красивые кепки, подарки лучшим игрокам.

— И всё?

— Всем кажется, что в женском хоккее что-то платят. Точно не в Украине — разве что легионерам. В Турции, слышала, зарплата — 500 долларов в месяц. Про Канаду или Россию без понятия. И в моем случае, повторюсь, хоккей не дает заработка. Если, конечно, не считать работу судьей-информатором, где за один матч платили около десяти долларов. А так я в глубоком минусе (смеется). Крутой мотоцикл точно бы уже купила.

— Что для тебя вообще значит хоккей?

— Я очень его люблю! У меня была мечта в детстве стать вратарем. Просто вот появилось такое сильное желание. Я прошла большой путь, чтобы получить возможность выходить на лед и играть. Только за счет своего упрямства и ресурсов. Сейчас это dedication (посвящение, преданность. — Прим. ред.). По-другому не могу сказать. С мечтой не расстаются.

— Сталкиваешься с удивленной реакцией окружающих, мол, девушка играет в хоккей?

— Постоянно. Когда летом прошлого года везла баул в Киев, то украинский пограничник расспрашивал, действительно ли я вратарь. Отвел в сторону из очереди — у меня была самая большая сумка.

Фото: из instagram - аккаунта Юлии Аббасовой
Экипировку Юлия покупает сама. Фото: Instagram-аккаунт героини

Лукашенко, «Минск-Арена», топы

— Среди любителей играют Александр Лукашенко и его сыновья. С кем-то пересекалась на льду?

— По-моему, только в одном матче. Я тогда выступала за «Альбатрос». В «Бастионе-2» играл Александр Лукашенко. Но не тот, о ком вы могли подумать, а сын Виктора Лукашенко. Не помню, забил ли мне Лукашенко. Кажется, мы проиграли, и партнеры по команде ругались на судейство (одну шайбу в тот вечер забросил Александр Лукашенко, «Альбатрос» уступил 1:4. — Прим. ред.).

— Ты работала судьей-информатором на Рождественских турнирах. Вопрос без иронии: думаешь, кто-то пошел заниматься хоккеем, увидев эти матчи?

— Нет. Это был такой корпоратив для своих. Зрителей сгоняли. Вот и была видимость народной любви, когда заставляли ходить на игры. Я могу сравнивать с Латвией. Здесь реально любят хоккей, переживают за свою сборную. Так было и во время прошедшего чемпионата мира в Финляндии. Людям на бытовом уровне не все равно, как играет их национальная команда. Сильно сомневаюсь, что в Беларуси такое же отношение.

— Мечтала когда-нибудь сыграть на «Минск-Арене»?

— Я играла там. Любители тоже проводят матчи на главной арене. Больше всего нравилось играть в «Олимпик Арене». Прикольный дизайн. Ничего лишнего и в то же время функционально. А нелюбимый каток — на конькобежном стадионе. Там долгий путь через раздевалки и подземный переход.

— Кто для тебя лучший вратарь?

— Финка Ноора Рату. Смотрю за ее работой, техникой в Instagram. Она такая же невысокая, как и я — 164 см. В какой-то момент стала следить за женскими чемпионатами мира. Мне приглянулась сборная Финляндии. Рату классная. То, как она тащит команду… И я так хочу!

— Знакома с кем-то из действующих белорусских хоккеисток?

— Карина Шиптицкая играет в Турции. Она реально крутая — топ-уровень. Пересекались в тренинг-кэмпе в Минске. Про Танасевич уже говорила. Есть и другие девчонки. Не всех просто помню по фамилиям.

Юлия Аббасова во время тренировки. Фото из личного архива героини
Во время тренировки в Риге. Фото из личного архива героини

Солт-Лейк-Сити, наемники, совесть

— Почему в Беларуси не развивают женский хоккей?

— У нас и мужской не особо-то развивают. Я не знаю… Раньше была крепкая команда «Пантеры», которая играла в Латвии и Австрии. Ходили разговоры о создании сборной. А потом все сошло на нет. Думаю, это из-за пренебрежительного отношения к женскому хоккею на самом высоком уровне. Не верю, что в ближайшее время будут изменения. Федерация столько раз обещала создать команду и ничего не делала, что нет смысла снова тешить себя иллюзиями.

— Когда последний раз белорусский хоккей вызывал у тебя гордость?

— В 2002-м, когда обыграли шведов на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити. Самый яркий момент. Потом как-то не болелось. У меня вообще нет такого, что если я из Беларуси, то непременно должна переживать за сборную Беларуси по хоккею. В детстве нравились чехи, сейчас — финны. Радовалась за словаков, которые на Олимпиаде в Пекине выиграли бронзу.

— Что должно случиться, чтобы ты хотя бы симпатизировала нашей команде?

— Сборная должна перестать быть личной безмолвной командой Лукашенко. Хотя мы таким образом придем к разговору о том, что во всей стране нужно менять многие вещи — не только один вид спорта. Просто хоккеисты сегодня не представляют народ. Они настолько обособлены и оторваны от реальной жизни, что играют фактически сами для себя. К тому же, последние годы в составе сборной хватало натурализованных игроков, а результат становился только хуже (последний раз сборная выступала на Олимпиаде в 2010 году; выходила в плей-офф чемпионата мира в 2015-м. — Прим. ред.). С какой стати я должна болеть за наемников, которые приезжают в Беларусь зарабатывать деньги?

— Почему хоккеисты молчат в нынешней ситуации?

— За долгое время людей можно надрессировать. Не только на какие-то действия, но и на бездействие. Вот и наши хоккеисты — как мартышки. Один раз промолчали, второй, третий. И с каждым разом все сложнее открыть рот. Даже по такому поводу, как война.

— Стыдно за них?

— Мне непонятно, как эти люди живут и договариваются со своей совестью, общаются со всем миром. Никто ведь не просит громких заявлений. Но надо учиться выражать свою точку зрения — это важно для формирования гражданского общества.

Фото: из instagram - аккаунта Юлии Аббасовой
Фото: Instagram-аккаунт Юлии Аббасовой

Мезин, Салей, видео

— Это больно? Имею в виду, полюбить спорт, в том числе благодаря отдельным хоккеистам, а потом почувствовать себя словно обманутым.

— Конечно. Например, Мезин. Какое-то время он был чуть ли не кумиром. Представь, девочка, которая мечтает играть в хоккей, смотрит, как вратарь тащит сборную Беларуси на чемпионатах мира… А потом раз — и эти люди глубоко разочаровывают. Я такое пережила по отношению к Мезину и Домрачевой.

— Но разве это не парадокс? Хоккей ведь — очень мужественный вид спорта.

— А кто сказал, что ловить шайбу сложнее, чем открыть рот? В Беларуси, наверное, нет. Смелость нужна именно, чтобы выразить позицию.

— Назови трех лучших белорусских хоккеистов в суверенной истории.

— Руслан Салей. Хочется верить, что он бы сегодня не молчал, наблюдая за происходящим. Возможно, Владимир Цыплаков. И всё. Раньше назвала бы Мезина, но мы про это уже говорили.

— Последнее хоккейное событие, которое тебя удивило?

— Видео с поздравлением Лукашенко с днем рождения. Меня зацепил не сам факт, что сделали ролик. Поздравили — и поздравили. Можно было по-всякому это преподнести. Но лица хоккеистов… Ребята, вы уже тогда играйте хорошо до конца, если изображаете верность. Какое-то покаянное видео. Просто дичь.

— Ты работаешь в IT. Как воспринимаешь нынешние новости о рекордном оттоке специалистов?

— Я злорадствую. Да-да. Получили, что хотели. Логическое завершение событий. У нас столько талантливых людей с широким кругозором и разным бэкграундом. Они могли и могут дать многое нашему обществу. Но им опасно быть в нынешней Беларуси.