Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Про Лукашенко все понятно, он исчерпан». Кинопродюсер Роднянский о войне, Бондарчуке и протестах в Беларуси
  2. «Жест доброй воли»? Рассказываем, почему российские войска пришли на остров Змеиный и почему теперь ушли
  3. В Беларуси 1 июля выпустили в обращение новую банкноту. Как она выглядит (фотофакт)
  4. Теперь точно. Соцподдержка в действии: для белорусов на лето (и еще несколько месяцев) «открутили» тарифы на отопление электричеством
  5. Путин назвал конечную цель войны в Украине и высказался о произошедшем в Кременчуге
  6. Лукашенко на встрече с Лавровым: Складов с ядерным оружием в Беларуси на данный момент нет
  7. Сто двадцать восьмой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  8. После Литвы Россия выдвинула претензии Норвегии — из-за Шпицбергена. Рассказываем, почему Кремль вновь неправ
  9. НАТО вступит в открытый конфликт с Россией? Вспоминаем, чем закончились предыдущие военные операции Альянса
  10. В Беларуси мужчин и женщин массово вызывают в военкоматы — на учения. Мы поговорили с теми, кто там уже побывал
  11. «Мы не убийцы». Репортаж «Зеркала» из Сувалкского коридора — места, где может начаться Третья мировая война
  12. Дмитрий Рябов: В июле нас ждет идеальное белорусское лето
  13. Гражданам Польши разрешили безвизовый въезд в Беларусь
  14. КПП, фейерверки и более 180 мероприятий в Минске. Как в столице и областных центрах будут отмечать День независимости
  15. Путин: западные санкции ускоряют «объединительные процессы» Беларуси и России
  16. Выход российских войск к Лисичанску и бои за господствующие высоты. Главное из сводок штабов на 128-й день войны
  17. Аннексия территорий юга Украины и бои под Лисичанском: Главное из сводок штабов на 127-й день войны
  18. Компания А1 с 1 июля повысит цены на некоторые услуги и закроет многие тарифы (клиентов просят выбрать другие варианты)
  19. «Белпочта» вводит плату (немаленькую) за выдачу международных переводов
  20. Жаркая погода (а вместе с ней — оранжевый уровень опасности) сохранится до конца недели
  21. Калининград № 2? Норвегия отказала в поставках продовольствия для российского поселения на Шпицбергене


Литва официально объявила, что прекратила железнодорожный транзит части грузов с территории России в Калининградскую область. Позднее те же меры были введены в отношении автотранспорта. Россия уже обещает дать ответ и грозит Литве серьезными последствиями. Неудивительно, что СМИ называют коридор из Беларуси в Калининградскую область, где сейчас проходит граница Польши и Литвы, самым опасным местом на планете из-за угрозы начала прямого конфликта России и НАТО. Объясняем, почему страны Балтии враждебно относятся к Москве — причины лежат как в истории, так и в событиях современности.

Первый раз — в состав России

Президент России Владимир Путин посетил выставку, открытую в честь 350-летия со дня рождения российского царя и первого российского императора Петра Великого в Москве, 9 июня 2022 года. Фото: Reuters
Президент России Владимир Путин на выставке, открытой в честь 350-летия со дня рождения царя и первого российского императора Петра Великого в Москве, 9 июня 2022 года. Фото: Reuters

Страны Балтии — это Литва, Латвия и Эстония. В состав России они попали при разных обстоятельствах.

К началу XVIII века регионом владели две страны: федеративная Речь Посполитая (состоящая из Польши и Великого княжества Литовского) и Швеция. В состав первой входила Литва, в состав второй — Эстония. А Латвия была разделена между ними.

Победив Швецию в Северной войне, российский император Петр I присоединил к своей стране шведские владения. В конце ХVIII века в результате аннексии — трех разделов Речи Посполитой — российской стала и остальная часть региона.

Эстонцы тогда не имели своей государственности, поэтому для них период шведского владычества в истории попросту сменился русским. Отношение Эстонии к тем событиям более мягкое, чем у соседей.

На территории Латвии долгое время до прихода России существовал Ливонский орден, вместо которого позже возникло герцогство Курляндское, признававшее зависимость от ВКЛ и Речи Посполитой. Его еще нельзя назвать национальным государством, но латыши уже могут говорить о зарождавшейся государственности, уничтоженной Россией, поэтому их отношение к тем событиям двойственное.

Литовцы же имели свое государство (совместное с белорусами), которое потеряли в результате российской агрессии. Среди жителей трех стран Литва относится к периоду российского владычества наиболее отрицательно.

Сталинская аннексия

Советские войска вступают в Ригу, лето 1940 года. Фото: commons.wikimedia.org
Советские войска вступают в Ригу, лето 1940 года. Фото: commons.wikimedia.org

Территория стран Балтии находилась в составе России два-три века. После Октябрьской революции народы смогли создать независимые республики. Москва, больше занятая противостоянием с Польшей, после неудачных попыток подчинить республики военным путем была вынуждена их признать. В феврале 1920 года она заключила мир с демократическим правительством Эстонии, в июле и августе соответственно — с Литвой и Латвией.

Межвоенные отношения с ними оказались стабильными. Литовцы, латыши и эстонцы воспринимали СССР как союзника в противостоянии с нацизмом — в Германии, также имевшей виды на регион, они видели угрозу.

Но в 1939-м был подписан Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом (известен как пакт Молотова — Риббентропа по фамилиям министров иностранных дел этих стран). Дополнительный протокол к договору разграничивал сферы влияния двух стран в Восточной Европе «в случае территориально-политического переустройства». Фактически речь шла об аннексии соседних государств и разделе их территорий. По нему Латвия и Эстония (а затем и Литва) попали в сферу влияния СССР.

В сентябре-октябре 1939-го, мобилизовав армию и флот, трем странам навязали Пакты о взаимопомощи, предусматривающие создание на территории страны советских военных баз. Никаких возможностей для сопротивления не было. Армия Литвы насчитывала 28 тысяч человек, Латвии — 25, Эстонии — 20. Первая страна получила контингент, чуть меньше ее собственной армии, вторая — равный ей, третья — даже больший, чем эстонские вооруженные силы. В случае военного конфликта возможности СССР для мобилизации были куда больше. Поэтому сопротивление оказывалось априори невозможным.

А уже в июне 1940 года трем странам предъявили ультиматумы: Москва требовала размещения дополнительных контингентов и формирования просоветских правительств. В следующие дни в три государства вошла Красная армия. Сопротивление им не оказывали, страны Балтии фактически были оккупированы.

СССР хотел создать видимость добровольного присоединения для западной публики и своих жителей. Поэтому в трех государствах создали просоветские правительства. Вскоре они распустили парламенты и начали аресты оппозиции. В середине июля 1940 года в Литве, Латвии и Эстонии прошли парламентские выборы.

«Для всех голосующих ставилась отметка в паспорте. Не было тайного голосования. Бюллетень надо было бросать под присмотром членов избиркомов», — рассказывала доктор исторических наук Елена Зубкова.

Неудивительно, что эти блоки набрали более 90% (в Литве — 99,19%). 21−22 июля 1940 года новые парламенты провозгласили советские республики и попросили принять их в состав Союза. В начале августа Верховный Совет СССР удовлетворил их просьбу.

Ряд западных стран (в том числе, США) не признали присоединения, справедливо считая его оккупацией. Так страны Балтии потеряли свою независимость из-за действий России. Причем литовцы — уже второй раз.

Репрессии и партизанская борьба

Константин Пятс. Фото: wikipedia.org
Константин Пятс. Фото: wikipedia.org

В новых союзных республиках сразу же начались репрессии. Например, президент Эстонии Константин Пятс закончил жизнь в психиатрической больнице. Президент Латвии Карлис Улманис умер в тюремной больнице.

Происходили массовые депортации. Всего за 1940−1953 годы из трех республик вывезли около 200 тысяч человек. Почти половину из них — около 94 тысяч человек — выселили в марте 1949-го во время операции «Прибой». Тогда в Сибирь с мужчинами отправлялись женщины, пожилые люди и дети. Беларусь уже тогда использовалась Москвой как тыл: в нашей стране разместили часть грузовиков, на которых должны были перевозить заключенных, а саму подготовку назвали «учебной». Люди высылались в Сибирь навечно, но во время хрущевской оттепели многие из них смогли вернуться домой.

Сразу после аннексии в странах Балтии началась борьба «лесных братьев» (термин появился в СССР, сами борцы за свободу его не использовали). Была создана Литовская освободительная армия, в двух других республиках против коммунистов боролись более мелкие формирования.

До 1947-го продолжалась активная открытая борьба с советскими войсками, до 1952-го — партизанская. После этого за свободу боролись одиночки. Например, один из последних антисоветских литовских партизан Антанас Крауялис погиб в 1965-м.

В итоге страны Балтии использовали все доступные возможности для борьбы против оккупации: как дипломатические, так и военные. Но защитить себя сами не смогли.

Восстановление независимости и экономическая блокада

"Балтийский путь". 23 августа 1989 года. Фото: Kusurija, Wikimedia Commons
«Балтийский путь», 23 августа 1989 года. Фото: Kusurija, Wikimedia Commons

Долгое время мечты жителей Литвы, Латвии и Эстонии о независимости казались неосуществимыми. Даже после начала перестройки они вплоть до 1988 года были готовы довольствоваться лишь децентрализацией экономики.

Но в том году в СССР стартовала конституционная реформа. Высшим органом власти становился Съезд народных депутатов, которых демократично избирали на альтернативной основе. Но, согласно проекту, Съезд мог бы вносить изменения в Конституцию СССР (без участия республик), а создаваемый Комитет СССР по конституционному надзору — отменять законы, принятые республиками.

Это вызвало возмущение в странах Балтии. В условиях либерализации и гласности в республиках возникли общественные организации — литовский «Саюдис», Народные фронты Латвии и Эстонии. Они выступили против реформы в таком виде, усмотрев в ней угрозу своему суверенитету. На протяжении ноября 1988-го литовцы собрали 1,8 млн подписей против поправок в Конституцию, в Латвии — свыше 1,1 млн подписей, в Эстонии — почти 1 млн. В республиках требовали заключить новый Союзный договор.

Наиболее активно действовали эстонцы. В ноябре 1988 года Верховный Совет этой республики первым в Союзе принял Декларацию о государственном суверенитете. Документ провозгласил местный парламент носителем верховной власти в республике и ставил его законодательные акты выше общих законов СССР.

Литовцы и латыши действовали на том этапе не столь радикально. Их депутаты объявили свои языки (литовский и латышский) государственными, литовцы также сделали государственным свой желто-зелено-красный флаг. На большее они пока были не готовы.

В 1989-м началось проведение Съездов народных депутатов (всего их состоится пять). Депутаты от стран Балтии требовали признать секретные протоколы к пакту Молотова — Риббентропа, по которым их республики попадали в зону влияния Москвы, незаконными и недействительными. 23 августа, в полувековую годовщину подписания пакта, около двух миллионов человек (почти четверть населения трех республик) выстроились в живую цепь длиной около 670 км — от башни Гедимина в Вильнюсе до башни Длинный Герман в Таллине. Их акция под названием «Балтийский путь» привлекла внимание всего мира.

В декабре того же года Съезд признал протоколы пакта Молотова — Риббентропа «юридически несостоятельными и недействительными с момента их подписания». Для жителей стран Балтии это свидетельствовало, что незаконным является и присоединение трех республик к СССР.

К тому времени инициатива от эстонцев перешла к литовцам. 11 марта 1990 года парламент этой республики принял Акт «О восстановлении независимого литовского государства» (124 депутата подали голоса «за», 6 — воздержались). Литва стала первой республикой, объявившей о выходе из СССР.

В Москве признали это решение незаконным. Пытаясь наказать строптивую республику, Кремль ввел жесткие экономические санкции. Литве пришлось платить за нефть и газ по повышенным ценам, коллективы из других советских республик «неожиданно» отказались поставлять в Литву важные товары — вплоть до лекарств. Но страна выдержала блокаду и экономические трудности.

Видя такие действия, Эстония и Латвия действовали более осторожно. В марте-мае 1990-го они признали незаконным установление советской власти. Первая страна провозгласила восстановление Эстонской Республики, вторая — приняла Декларацию о восстановлении независимости. Начался переходный период, когда элиты этих стран пытались договориться с Москвой, а в республиках существовало двоевластие. Большинство в парламентах имели сторонники независимости, они же формировали правительства. Но военные, спецслужбы и часть представителей местных компартий все еще ориентировались на Москву.

Силовые акции и независимость

Церемония похорон погибших. Вильнюс, 1991 год. Изображение: wikipedia.org
Церемония похорон погибших защитников телецентра в Вильнюсе, 1991 год. Изображение: wikipedia.org

Переходный период показал, что литовцы прекрасно справляются без помощи Москвы. В декабре 1990 года парламент республики принял бюджет на следующий год. «По нему предполагалось, что Литва ничего не получает от Советского Союза и, соответственно, ничего ему не платит. Между государствами устанавливались бы торговые отношения: то, что вы раньше нам поставляли, теперь продайте; то, что мы вам отдавали, будем продавать», — говорил в интервью Витаутас Ландсбергис, председатель Верховного Совета Литвы, до этого лидер «Саюдиса» (цитата по книге Аркадия Дубнова «Почему распался СССР»).

Центр ответил топорной силовой акцией. В ночь с 12 на 13 января 1991 года армейские части, у которых были танки, и прибывшая из Москвы группа «Альфа» (спецназ КГБ) вошли в Вильнюс и начали выполнение «спецоперации». Одна колонна отправилась в сторону литовского парламента (в итоге его штурм не состоялся), вторая достигла своей цели и начала штурм телевизионной башни и здания Литовского радио и телевидения, которые защищали граждане республики. В результате штурма погибли 13 человек (еще двое скончались позже), более 500 были ранены. Из 13 человек один, по официальной сводке, попал под гусеницу «подвижного тяжелого механизма». Троих переехали колесами. Восемь погибли от огнестрельных ранений, один от взрыва.

А через неделю после штурма телецентра произошла трагедия и в Риге. Местный ОМОН, подчинявшийся Москве, атаковал здание МВД в латвийской столице — погибли 7 человек, 14 были ранены.

Жителей стран Балтии эти события окончательно убедили в правильности выбранного курса на независимость. В феврале-марте 1991 года состоялись всеобщие опросы-плебисциты населения трех республик: большинство проголосовали за независимость. Общесоюзный референдум о сохранении СССР Литва, Латвия и Эстония проигнорировали.

Становилось понятно, что удержать республики в составе Союза можно только кровью. Например, Литва как независимое государство стала создавать пограничные и таможенные посты на своих границах. В апреле-июле 1991 года на них неоднократно совершались нападения. Самой известной стала атака на таможенный пункт вблизи деревни Мядининкай на границе с Беларусью, случившаяся 31 июля. К пограничному вагончику подъехали вооруженные люди в камуфляже без опознавательных знаков, всех работников таможенного пункта положили лицом в пол и расстреляли в затылок. Семь человек были убиты, один — тяжело ранен (28-летний таможенник Томас Шярнас получил сквозное ранение в голову, но выжил и смог рассказать о случившемся). Позднее литовская прокуратура установила, что расстреливали людей вильнюсские и рижские ОМОНовцы.

К счастью для стран Балтии, в Москве в августе 1991-го случилась попытка государственного переворота. После его поражения случилось неизбежное: 7 сентября Москва признала независимость трех республик.

Вывод войск и русскоязычное население

Один из протестующих с флагом около советского танка. Ночь 13 января 1991 года. Изображение: wikipedia.org
Один из протестующих с флагом около советского танка, ночь 13 января 1991 года. Изображение: wikipedia.org

Между независимыми республиками сразу возникли два спорных момента. Первый из них касался вывода войск. На территории стран Балтии тогда находилось более 150 тысяч солдат и офицеров. Из них в Латвии — 60 тысяч.

Сергей Зотов, руководитель Государственной делегации РФ на переговорах с этой страной о выводе войск, вспоминал, что президент России Борис Ельцин собирался вывести их за семь лет. Также Россия хотела сохранить три стратегических объекта: радиолокационную станцию предупреждения о ракетном нападении в Скрунде, центр слежения за космическими объектами (разведцентр ГРУ) в Вентспилсе и базу подводных лодок в Лиепае.

Латыши прекрасно помнили об истории полувековой давности, когда в их стране стояли чужие войска, потому настаивали на более кратких сроках. В итоге российская армия покинула республику в 1994-м. РФ лишь сумела добиться, чтобы станция в Скрунде проработала еще четыре года — за это время создали дублирующие системы. Кстати, этот пример показывает, что будь настойчивее белорусское руководство, наша страна также могла остаться без российских военных объектов.

Одновременно с Латвией были выведены российские войска из Эстонии. Литва освободилась от армии РФ еще раньше — в августе 1993-го. Неудивительно, что при первой же возможности — в 2004-м — республики вступили в НАТО.

Еще одной острой проблемой стала ситуация с русскоязычным населением. По данным последней всесоюзной переписи 1989 года, русские составляли 9,4% населения Литвы, 30% Эстонии, и 34% Латвии. Часть из них являлась коренным населением, но большинство — приезжими: советская власть власть стимулировала переезд русскоязычного населения в национальные республики. Учить язык они не спешили. По данным той же переписи, в Эстонии только 14,9% русского населения республики свободно владели местным языком. В Латвии таких было 22,2%, в Литве — 37,5%.

Доля русских в населении Литвы была относительно невелика, число знающих язык — наиболее высокое среди трех стран, поэтому проблем там не возникло. Еще в конце существования Союза в этой республике приняли закон, автоматически распространивший права гражданства на всех лиц, въехавших в Литву после Второй мировой войны, и их потомков. Другой закон гарантировал образование на языках меньшинств и предусматривал другие меры, чтобы облегчить иммигрантам адаптацию в литовском обществе.

В двух других республиках новая власть отказалась от «нулевого варианта». В Латвии гражданство республики автоматически получили граждане довоенной республики и их потомки (в том числе около 280 тысяч русских из 905 тысяч). В Эстонии действовали аналогично. Гражданство получили около 120 тысяч русских из 475 тысяч. Чтобы получить паспорта, негражданам нужно было пройти процедуру натурализации, которая предусматривает экзамен по национальным языку и истории.

Почему в странах пошли на такие жесткие меры? Латыши и эстонцы боялись, что значительная русскоязычная диаспора в условиях реальной демократии будет влиять на политику страны. Для Москвы же такая ситуация являлась возмутительной. «Поскольку большинство русских в Латвии и Эстонии плохо владели языками титульной нации, переход государственных учреждений и системы образования соответственно на латвийский и эстонский языки также имел дискриминационный эффект», — писал российский историк Вадим Мусаев. Почему для приезжих русских было проблемой выучить язык страны, в которой они жили, историк не уточнял.

Разное представление о культуре памяти провоцировало и другие конфликты. Например, перенос из центра Таллина на местное Военное кладбище Бронзового солдата — памятника павшим во Второй мировой войне, вызвавший массовые протесты в 2007-м.

Готовясь к вступлению в ЕС, обе страны во второй половине 1990-х были вынуждены смягчить свое законодательство. Дети, родившиеся в независимой стране, смогли получать гражданство по факту рождения. Благодаря этому — а также естественной убыли населения, миграции в России, успешному прохождению процесса натурализации — процент неграждан постепенно уменьшался. На 2020-й этого статуса до сих не имеют 198 тысяч жителей Латвии (из них 130,4 тысячи русских), в Эстонии не имеют никакого гражданства всего 69 тысяч человек.

К нашему времени противоречия сгладились и русскоязычное население стран Балтии в целом стало в этих странах своим. Чего не скажешь об отношениях между РФ и тремя государствами.

Литва, Латвия и Эстония — будучи членами ЕС и НАТО — полностью поддержали Украину в борьбе против российской агрессии. Страны Балтии опасаются, что в будущем могут стать объектом агрессии. Пожалуй, именно из-за этого Латвия форсировала изменения в сфере образования. Решением правительства, принятом в начале июня этого года, с 2025 года в детсадах и школах обучение будет осуществляться только на латышском языке. Правда, его еще должен утвердить Сейм. В Эстонии же пока еще можно получить образование на русском — на нем работают 40% школ. В далекой перспективе — с 2035 года — государство не будет финансировать детсады и школы, работающие на русском.

Для обеих стран это защита собственного языка, культуры и идентичности. Возможно, меры, которые принимают три государства, кому-то покажутся радикальными. Но история и нынешняя риторика российских властей показывают: у стран Балтии есть все поводы для беспокойства о своем будущем.