Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Лукашенко отреагировал на заявление о том, что Украина имеет право атаковать НПЗ в Беларуси
  2. «Били всем кабинетом». Политзаключенная передала письмо с Володарки на обрывке туалетной бумаги
  3. Украине нужны системы ПВО, чтобы защитить свою оборонную промышленность — эксперты ISW
  4. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»
  5. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  6. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  7. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  8. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  9. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они проводят ночь во время иранской атаки
  10. Беларусские лесхозы ищут работников. Какие зарплаты предлагают
  11. Иран начал атаку на Израиль: ожидаются сотни беспилотников и десятки баллистических ракет
  12. В Минске закрылись магазины известной мировой сети, на которую были большие планы
  13. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  14. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  15. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается


Ровно 30 лет назад, 11 мая 1993 года, экс-глава Заславля и успешный банкир Александр Лисничук вышел из своего столичного офиса на проспекте Машерова. Он направлялся на срочную деловую встречу. Возле офиса его ожидал припаркованный Audi. Раздавшийся в этот момент выстрел из снайперской винтовки ознаменовал вступление Беларуси в эпоху «лихих 90-х». Office Life вспомнил, как это было.

Кто такой Лисничук

Александр Лисничук. Фото из личного архива И. Козлова
Александр Лисничук. Фото из личного архива И. Козлова

Александр Лисничук принадлежал к плеяде молодых управленцев, которых в середине 1980-х выплеснула во власть перестройка. Он возглавил Заславский горисполком и превратил ранее непримечательный городок в престижный столичный пригород, в том числе добившись его прямого подчинения области.

В конце 1980-х Лисничук некоторое время руководил Управлением жилищно-коммунального хозяйства Минской области. Оттуда он вынес покровительство выходца из этой же сферы первого вице-премьера Михаила Мясниковича.

В 1990-м Александр Лисничук ушел в бизнес и стал президентом созданного им Научно-производственного концерна «Коминвест». Концерн занимался экспортом-импортом: вывозил нефтепродукты и другие ресурсы, а завозил продукты питания.

Связи с городскими властями помогли Лисничуку стать собственником нескольких зданий в центре Минска, включая долю в одном из первых бизнес-центров города на проспекте Машерова, 5. В нем и располагался офис «Коминвеста».

Но основным профилем Лисничука стала финансовая деятельность.

Те же связи по старой работе пригодились, когда началось преобразование белорусской системы одного из крупнейших советских банков — «Жилсоцбанка». На базе его областного управления в мае 1991 года возник Коммерческий банк жилищно-коммунального хозяйства Минской области «Жилкомбанк». НПК «Коминвест» Лисничука стал его главным частным и одним из крупнейших акционеров.

Но амбициям Лисничука больше соответствовала новая банковская структура, которая появилась в апреле 1992 года уже из собранных «кусков» «Жилсоцбанка», — «Белбизнесбанк». Его учредителями, кроме областного банка ЖКХ, стали «Минскбизнесбанк» (бывшее минское городское управление), могилевский «Могобанк» (могилевское) и «Гроднокомбанк» (гродненское). Новое учреждение вошло в пятерку крупнейших — по состоянию на 1 января 1993 года по уставному фонду оно уступало только «Сбербанку», «Белпромстройбанку», «Приорбанку» и АКБ «Беларусь». Александр Лисничук как один из его крупнейших акционеров (он контролировал около 30% акций) стал председателем совета «Белбизнесбанка». И в своем 34-летнем возрасте — одним из самых успешных бизнесменов Беларуси начала 1990-х.

Роковой выстрел

Кафэ «Рэчанька». Фото: vk.com/minskphotohistorynews
Кафе «Рэчанька». Фото: vk.com/minskphotohistorynews

В должности предсовета «Белбизнесбанка» Лисничук проработал чуть больше года — до 11 мая 1993-го.

При нем «Белбизнесбанк» нарастил уставный капитал и активы и превратился в крупного кредитора республиканского ЖКХ и минской торговли.

В роковое майское утро Александр Лисничук неожиданно поменял свой график и собрался в командировку в Вильнюс. У офиса «Коминвеста» бизнесмен ждал водителя своей Audi — и вдруг упал как подкошенный. Подоспевший телохранитель отвез Лисничука в 2-ю клиническую больницу, но спустя 2,5 часа тот, не приходя в сознание, скончался от кровопотери.

Правоохранителям не составило труда установить, откуда была выпущена разрывная пуля, пробившая Лисничуку легкое, лопатку и ребра, — из находившегося напротив на ремонте кафе «Рэчанька». Бизнесмен волею судьбы был одним из собственников этого заведения.

В кафе было обнаружено оружие киллера — им оказался дорогостоящий немецкий карабин Krico калибра 7,62 мм с глушителем и оптическим прицелом.

Через год с помощью финcкого бюро Интерпола установили оружейный магазин в Хельсинки, где буквально за месяц до покушения был приобретен карабин. Потом оружие доставили на пароме в Эстонию для местных военизированных подразделений.

Долгое время правоохранители не могли дать ответа на главный вопрос: кому и почему понадобилось сводить счеты с бизнесменом? Вначале было около 30 версий. И их число с годами могло даже увеличиваться: например, после того как задержанный в Москве известный киллер Александр Солонник взял на себя и эпизод в Минске, чтобы попытаться затянуть следственные действия.

Но в приоритете у следователей оставались всегда две версии: запасная — банковская и основная — топливная.

Из газеты 1990-х годов
Из газеты 1990-х годов

Банковская версия

В ее основу положена возможная борьба за контроль над «Белбизнесбанком». Якобы Александр Лисничук, уже имевший крупный пакет акций учреждения, хотел прибрать к рукам весь банк и перешел дорогу тем, кто не хотел этого допустить и сам пытался все контролировать.

На эту версию накладывались публично озвученные Контрольной палатой и антикоррупционной комиссией Верховного Совета факты о том, что руководители «Белбизнесбанка» выдавали кредиты «нужным, близким и доверенным лицам для приобретения акций этого банка на немыслимых льготных условиях». Фамилия Лисничука как бенефициара в материалах не фигурировала, но в них было много имен тогдашних крупных городских и областных чиновников.

Топливная версия

Она изначально была взята за основную из-за вовлеченности Лисничука и «Коминвеста» в скандальный контракт на поставку в республику нефтепродуктов.

Источники черного золота стали одной из главных проблем молодого белорусского государства. В 1992-м и 1993-м Новополоцк и Мозырь по межправительственному соглашению между Беларусью и Россией получили почти в два раза меньше нефти по сравнению с последним годом существования СССР. Из-за этого котельные остались без топлива, химическая промышленность — без сырья, встал вопрос о проведении посевной и уборочной, а автомобилисты вынуждены были выстаивать очереди на заправках. Как яркий пример: в 1993-м баскетболисты минского клуба РТИ не смогли выехать на кубковую встречу в Каунас, потому что нечем было заправить автобус. В итоге за минчанами свой транспорт прислали литовцы.

Чтобы спасти экономику, власти вынуждены были обращаться за помощью к давальцам-частникам. Их целью было привезти нефть, переработать ее на белорусских заводах, а затем, получив свою долю нефтепродуктов, вывезти их через границу и продать на высокомаржинальных западных рынках. В 1993-м для утоления топливного голода власти согласились отдавать давальцам 80% завезенного ресурса.

«Белбизнесбанк», «Коминвест» и Лисничук тоже вписались в эту казавшуюся заманчивой схему, когда в белорусский банк осенью 1992-го обратился его давний и крупный клиент — санкт-петербургский банкир Омар Халидов. Он предложил руководству «Белбизнесбанка» профинансировать сделку по поставке крупной партии мазута, в которой остро нуждались отечественные энергетики. Собственником ресурса, произведенного на Новоуфимском нефтеперерабатывающем заводе, было обозначено московское авиатранспортное предприятие «Витязь». После переговоров с его руководством Лисничук согласился.

В ноябре того же года «Белбизнесбанк» получил на реализацию сделки 2 млрд рублей из фондов Нацбанка и в виде ссуды на один год под 35% годовых перечислил их «Витязю». Залогом стали основные фонды российской компании — с десяток самолетов Ил-76, Ту-154 и вертолетов Ми-8, базировавшихся на аэродромах во Внуково, в Ярославле, Иваново и Красноярске. Еще 750 млн рублей выделил на закупку мазута «Коминвест», но он перечислял свои средства только по факту поставки нефтепродуктов в Беларусь.

Почему-то кредитодателей на том этапе не особенно волновал независимый аудит залоговых документов и гарантийных писем от партнера, а также волна слухов о тесных связях с чеченскими ОПГ как Омара Халидова, так и его кузена Георгия Сафиева, который контролировал «Витязь». Но потом что-то из этого и отсутствие в обещанных объемах мазута заставили Лисничука передумать. В начале 1993-го он сначала вышел из сделки концерна с «витязями» (по нему «Коминвест» смог получить топлива на 350−400 млн рублей), а затем на переговорах в Москве поставил вопрос о расторжении кредитного соглашения с «Белбизнесбанком».

Оно так и не было расторгнуто. Но в том же мае Нацбанк, из-за того что мазут не поступал, отозвал свои ресурсы из «Белбизнесбанка». Последний попытался «дожать» «Витязь» — тот своих обязательств по договору не выполнил, но переуступил их другой компании, которая начала поставлять сырье в Беларусь.

Минск, 1989 год
Минск, 1989 год

Кто убил банкира

«Жестокое, хорошо продуманное убийство. Все как в классическом детективе: наиновейший карабин с оптическим прицелом, кстати германского производства, отлично выбранное место и всего один выстрел… Чувствуется рука профессионала. На это указывает и то, что прошло уже несколько месяцев, а каких-то конкретных фактов по этому делу пока немного», — комментировал ход следствия тогдашний первый заместитель ГУБОПиК полковник Николай Губский.

Больше фактов в итоге не нашли, и производство по делу Лисничука было приостановлено в 1994-м из-за неустановления «лиц, подлежащих к привлечению в качестве обвиняемых».

Но оно не легло под сукно, как тогда многим казалось.

Эти лица — и заказчика, и исполнителей — спустя 14 лет все-таки представили общественности российские сыщики. В рамках расследования, переросшего в 2007–2009 годах в громкий судебный процесс над кингисеппской преступной группировкой, выяснилось, что за убийством Лисничука стоял владелец московского банка «Российский капитал», «Витязя» и ряда других коммерческих структур Георгий Сафиев. В организации слежки и прикрытия приняла участие приехавшая в Минск бригада из около 10 членов ОПГ во главе с одним из ее лидеров, еще одним кузеном Халидова и Сафиева — Ирманом Ильясовым. Киллером, нажавшим на курок, стал Валентин Лапичев. Рядовые участники преступления получили от заказчика по автомобилю ВАЗ, а лидеры — по 5 тысяч долларов.

Ильясов был приговорен к 19 годам лишения свободы, Лапичев — к 8. Сафиев на суд уже не смог попасть — он переехал в США и в начале 2000-х стал жертвой местных разборок. Халидов, с которого началась эта кровавая история, тоже умер не своей смертью — погиб в конце 2010-х в одной из африканских стран.