Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Мы все опять умрем? Рассказываем об оспе обезьян, которой начали заражаться люди в Европе и США
  2. «Говорили: «Нет ничего у нас, не будет и у вас». Поговорили с девушкой, которая месяц жила в подвале под оккупацией на Черниговщине
  3. Украина призывает РФ забрать тела своих солдат, новое видео из Бучи, последние фото с «Азовстали». Восемьдесят шестой день войны
  4. Европарламент предложил распространить все санкции ЕС, введенные против России, и на Беларусь
  5. Запрет на пополнение рублевых вкладов и рост комиссии за снятие наличных с «чужих» карт. Банки вводят очередные изменения
  6. «Она в отпуске, не знаю, в творческом или принудительном». Как живет исполнительница «Шчучыншчыны», которая верит: «все будет хорошо»
  7. Устранение Лукашенко и сговор со спецслужбами Украины. Как прошел второй день суда над «группой Автуховича»
  8. «Законопослушному человеку нечего бояться». С 2023 года налоговики запустят «супербазу» доходов населения
  9. Госконтроль заявил, что в «Нордине» проводили ортопедические операции с нарушениями и уклонялись от уплаты налогов
  10. На 21 мая в Беларуси объявили оранжевый уровень опасности из-за гроз и сильного ветра
  11. Российские войска меняют тактику. Главное из сводок штабов на 86-й день войны
  12. В Бресте гимназист на перемене решил показать «солнышко» на турнике и получил сложный перелом позвоночника. Спасти его не удалось
  13. Своих не бросают? Россия скрывает информацию о судьбе моряков с крейсера «Москва». Кажется, это уже традиция — рассказываем
  14. Пойдет ли Беларусь войной на Украину, уволенные российские военачальники. Восемьдесят пятый день войны
  15. Российские военные вывезли в Гомель раненого подростка из Украины. Белорусские врачи спасли ему жизнь и помогли вернуться домой
  16. Орудие, которое изменит все? Рассказываем о гаубице М-777, которую США начали поставлять Украине
  17. С 30 мая «Синэво» и другие частные медлаборатории перестанут делать ПЦР-тесты


С начала войны в Украине белорусская экономика не в самом лучшем состоянии: по отношению к доллару рубль упал на 14%, к евро — на 12,8%, цены постоянно растут. Такое положение дел не может не отразиться на способности и желании белорусов ходить в рестораны и кафе. Поговорили с владельцами и сотрудниками заведений (которые пока не закрылись) о том, как для них изменилась ситуация за последний месяц. Если коротко — все не очень хорошо.

Фото: pexels.com
Фото используется в качестве иллюстрации. Фото: pexels.com

Имена всех героев изменены по их просьбе.

Основная характеристика ситуации сейчас — убытки и падение выручки примерно в два раза, рассказывает нам собственник нескольких заведений в Минске Алексей. Многие точки общепита начинают закрываться: например, «Ресторан 1» (бывший Simple) работает до конца марта, уже не работают минские бары «Карма» и «Белая ворона».

Говоря про свой бизнес, собеседник поясняет, что, несмотря на уход в минус, закрываться сейчас не вариант — слишком большие издержки, поэтому ресторатор надеется продержаться. С этой же целью практически не сокращает штат сотрудников и продолжает платить зарплаты. Массовых увольнений по желанию сотрудников тоже не было — только среди молодых людей призывного возраста, которые решили уехать из страны. Деньги на существование сейчас — только из кредитов.

Такая ситуация абсолютно точно связана с войной в Украине, уверен мужчина:

— Конечно, зимой у нас всегда были просадки, но маленькие — в такие серьезные минусы мы никогда не уходили. А сейчас, я так понимаю, и в марте, и в апреле этот минус будет сохраняться. Людей в ресторанах стало существенно меньше, но заказывают они примерно так же — чеки не уменьшились.

Поставщики от своих клиентов пока не отказываются, продолжает мужчина, они остались прежними, но пересмотрели условия: стали работать по предоплате и попросили вернуть долги по рабочим отсрочкам, подняли цены (на некоторые продукты — более чем в два раза).

А вот цена на аренду помещений для заведений Алексея пока не выросла, но и снижать ее тоже не хотят — аренда государственная. Правда, в нынешней ситуации удалось найти «компромисс», рассказывает он: «Мы им не доплачиваем, но они нас не очень дергают».

Говоря о перспективах, Алексей замечает: скорее всего, будет очень тяжело. Но те заведения, у которых большие барьеры выхода (потери при закрытии бизнеса), будут пытаться протянуть как можно дольше. Из хороших прогнозов собеседника — летом прибыль обычно растет, и к тому же есть надежда на российских туристов, которым больше некуда будет ехать.

Но несмотря на проблемы, собеседник сохраняет оптимизм: «У народа в любой кризисной ситуации в конце концов наступает стадия принятия, и в некоторой степени все стабилизируется. Поэтому надеемся с Божьей помощью прорваться».

Дмитрий владеет лаунж-баром в Минске, после начала войны его заведение тоже столкнулось с оттоком гостей: в будние дни примерно на 50%, в выходные и вечер пятницы — на 70%.

— Многие постоянные гости перестали нас посещать — думаем, спешно релоцировались.

Фото с сайта pixabay.com
Фото используется в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com

Еще один владелец нескольких точек столичного общепита Александр рассказывает, что из-за нынешней ситуации приходится изменять меню: его сократили на треть и убрали убыточные позиции. В отличие от Алексея, он настроен не так оптимистично: «Ждем поддержки со стороны государства и начала теплого сезона. Если помощи не будет, в сентябре можно все закрывать».

Про похожее положение дел говорит сотрудник столичной сети ресторанов Иван. По его словам, сразу после начала войны количество заказов упало больше, чем на половину (сеть в основном ориентирована на доставку), примерно на столько же сократилась и ежедневная выручка.

Собеседник рассказывает, что уменьшился средний чек: люди не просто стали заказывать реже, они выбирают или что-то выгодное по акции, или что-то недорогое.

Кризисная ситуация влияет и на продукты: дорогие сейчас приходится экономить, а некоторых наоборот остается слишком много. К тому же поставщики поднимают цены, рассказывает Иван, но эту проблему пытаются решить с помощью технологов: они прорабатывают варианты удешевления приготовления, чтобы ингредиенты стоили меньше, а цена блюд оставалась прежней.

С зарплатами в сети все стабильно, а вот штат пришлось сократить:

— На собрании руководство сказало, что решило сохранить наши ставки, но немного урезало больничные. Правда, в отпуск сейчас никто уйти не может. Сократили только тех, кто работал не постоянно, и еще нескольких сотрудников — посчитали, что нецелесообразно держать такой большой штат, но массовых увольнений нет, — поясняет Иван.

К тому же усилились требования к качеству: каждый клиент сейчас на счету, и работа сотрудников контролируется очень тщательно. «Все наши точки сейчас стараются выйти хотя бы в ноль — это самое важное сейчас», — резюмирует собеседник положение дел в ресторане.

В небольших городах ситуация немного лучше: по крайней мере, не было резкого падения прибыли после начала войны. Совладелец нескольких заведений в 15-тысячном белорусском городе Олег рассказывает, что выручка весь последний год примерно одинаковая, и изменений в конце февраля он не заметил: «Маленький городок обычно живет своей жизнью». Но из-за увеличения стоимости продуктов, коммуналки и из-за аренды в евро прибыль в последнее время около нуля, продолжает собеседник. К тому же, пришлось поднять цены примерно на 10%, но это предел — увеличивать дальше рискованно из-за снижения платежеспособности гостей, поясняет мужчина. Что касается планов на будущее, их Олег пока не строит: если закрыть заведения, хлопнув дверью, убытки будут слишком большие, а что-то загадывать «слишком неблагодарное дело».

А вот владелица винного бара из Гродно Ирина говорит, что оттока клиентов пока не почувствовала. Правда, пришлось поднять цены на 30% и перейти на более дешевый алкоголь. Собеседница думает, что проблемы еще впереди: «Люди еще не почувствовали кризис, поэтому все равно приходят пить».