Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Госконтроль заявил, что в «Нордине» проводили ортопедические операции с нарушениями и уклонялись от уплаты налогов
  2. За покушение на терроризм — исключительная мера наказания. Лукашенко подписал «расстрельные» поправки
  3. Почти всех довоенных руководителей белорусского КГБ расстреляли. Объясняем, чем опасно драконовское законодательство
  4. Устранение Лукашенко и сговор со спецслужбами Украины. Как прошел второй день суда над «группой Автуховича»
  5. «Она в отпуске, не знаю, в творческом или принудительном». Как живет исполнительница «Шчучыншчыны», которая верит: «все будет хорошо»
  6. «Я один из тех, кто раздражал Золотову больше всего». TUT.BY нет уже год — вот шесть историй, которые объяснят, почему он был великим
  7. В Бресте гимназист на перемене решил показать «солнышко» на турнике и получил сложный перелом позвоночника. Спасти его не удалось
  8. «Мариуполь — олицетворение пирровых побед России в Украине». Главное из сводок штабов на 85-й день войны
  9. С 30 мая «Синэво» и другие частные медлаборатории перестанут делать ПЦР-тесты
  10. Российские военные вывезли в Гомель раненого подростка из Украины. Белорусские врачи спасли ему жизнь и помогли вернуться домой
  11. Казни, пытки током, 350 человек в тесном подвале. Что военные РФ делали с жителями севера Украины — отчет правозащитников
  12. За два дня сдались в плен 959 украинских военных с «Азовстали». Главное из сводок штабов на 84-й день войны
  13. Первый суд над российским солдатом, обстрел мирной колонны и видео с защитниками «Азовстали». Восемьдесят четвертый день войны
  14. Европарламент предложил распространить все санкции ЕС, введенные против России, и на Беларусь.
  15. «Никакого плена — подорвем себя гранатами». Поговорили с украинками, которые пошли на фронт защищать свою страну
  16. «Законопослушному человеку нечего бояться». С 2023 года налоговики запустят «супербазу» доходов населения
  17. Пойдет ли Беларусь войной на Украину, уволенные российские военачальники. Восемьдесят пятый день войны
  18. Защитники «Азовстали» сдаются. Вспоминаем хронологию 82 дней героической защиты Мариуполя


Вчера во время «Большого разговора» Александр Лукашенко сказал журналистам, что Литва на границе с Беларусью провоцирует Минск на ответные действия. Он добавил, что «если не утихомирятся на границах — получат по морде на всю катушку». Речь шла о реакции Литвы на миграционный кризис, продолжающийся уже второй месяц. Впрочем, какой «ответ» в адрес страны-соседки Лукашенко имел в виду, он не уточнил. О том, может ли конфликт на границе перерасти в реальное столкновение, Zerkalo.io поговорило с военным обозревателем Егором Лебедком, политологом Андреем Казакевичем и аналитиком Артемом Шрайбманом.

«Вполне возможно, что мы дойдем если не до вооруженных, то силовых инцидентов»

Политический аналитик Артем Шрайбман допускает, что ситуация на границе с Литвой способна прийти к силовому развитию, и добавляет, что выходы из этого конфликта могут быть разными.

—  Вполне возможно, что мы дойдем если не до вооруженных, то силовых инцидентов на границе. Уже на видео очевидно, что силовики близко подходят друг к другу. Это довольно нервная ситуация, учитывая, что обе стороны постоянно ждут друг от друга провокаций, — считает Шрайбман. —  Выходы из конфликта могут быть разными. Может «пересохнуть поток» мигрантов «с той стороны», если все страны, которые потенциально являются источниками мигрантов, перекроют авиасообщение, как сделал Ирак (6 августа Ирак приостановил пассажирское авиасообщение с Беларусью на неопределенный срок. — Прим. ред.). Может быть, люди сами не поедут в Беларусь, если будут видеть жестокость и риски на границе. А может, Россия вмешается и одернет Лукашенко, если все будет вести к действительно серьезным инцидентам.

По мнению Шрайбмана, даже если вопрос с мигрантами будет решен, желание власти «обострять» не исчезнет.

—  В этом Лукашенко видит важнейший источник своей легитимности. Ему нужно постоянно нагнетать угрозу, чтобы показывать: «на нас нападают». Так в числе прочего оправдываются внутренние репрессии, предлагается модель мобилизации для своих сторонников, бюрократии и силовиков. Это довольно старый метод переключения проблем, которые существуют внутри страны, на внешние факторы, — добавляет аналитик.

«Использование оружия выведет проблему Беларуси на еще более высокий уровень»

Директор института «Политическая сфера» и политолог Андрей Казакевич считает, что говоря об «ответе», Лукашенко имел в виду применение силы с белорусской стороны. Эксперт добавляет, что хотя такой риск и существует, власти все же не решатся на эскалацию.

—  В случае силового развития событий Беларусь понесет большие потери. Для Литвы использование оружия белорусской стороной будет означать прямую военную угрозу. Соответствующую позицию займут США и НАТО. Я не думаю, что ответ будет военным, но это выведет проблему Беларуси на еще более высокий уровень. Можно будет ожидать полной экономической блокады Беларуси по всему периметру [западной] границы, — добавляет политолог.

Казакевич считает, что даже несмотря на наличие таких рисков, в конфликте двух стран все же произойдет деэскалация, а количество мигрантов будет уменьшено.

—  Это случится после обрыва воздушного коридора, которым мигранты прилетали в Беларусь, — считает Казакевич. —  К тому же сейчас Литва не пускает их на свою территорию и создает в Беларуси внутренние проблемы. Думаю, белорусские власти сами и начнут пресекать схему давления на Литву через миграционный кризис.

«У Лукашенко нет других методов решения проблемы, кроме угроз»

Военный обозреватель Егор Лебедок считает, что слова про «ответные действия» следует воспринимать как предупреждение о дальнейшей эскалации конфликта. Он отмечает, что первоначальная угроза с потоком мигрантов не сработала в полной мере, поэтому сейчас белорусская сторона может «повышать ставки».

—  Последний год Лукашенко строит свою политику на угрозах войны, а не на предложении светлого будущего. Долго воспринимать их люди не могут, особенно если речь идет о какой-то абстракции вроде «гибридной» войны. Такая политика приводит к необходимости постоянного усиления страха, а значит, и к повышению вероятности горячего конфликта. Например, к боестолкновению между пограничниками, — считает Лебедок.

По мнению эксперта, реальное столкновение и появление возможных жертв существенно повлияют на настроения белорусов и литовцев. А вот предсказать реакцию последних пока сложно.

Лебедок отмечает, что сейчас самый мирный и надежный способ урегулировать конфликт — это прекратить въезд в Беларусь мигрантов, которые хотят попасть через нее в Европейский союз.

—  На этом направлении неплохо поработали европейские дипломаты: из Ирака практически прекратились прямые полеты (за исключением эвакуационных. — Прим. ред.). Что касается приграничья, демонстрация того, что на его территории ведется видеонаблюдение, в определенной мере сдерживает противоположную сторону от проведения провокаций.

Но без внешней угрозы политика Лукашенко все равно оказывается несостоятельной. Он и дальше будет стремиться воздействовать на Европейский союз с целью снятия санкций. В качестве способа обострения ситуации может быть выбрана передислокация войск и размещение вооружения. Дело в том, что других методов решения проблемы, кроме угроз, у Лукашенко нет. Выход может быть только в привлечении России, но она пока явно к этому не стремится, — добавляет Егор Лебедок.