Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Асфальта у нас почти нет». В российской Туве бывший депутат помогает солдатам отказаться воевать в Украине — поговорили с ним
  2. Противопехотные мины «Лепесток» и сбитые снаряды HIMARS. Главное из сводок штабов на 166-й день войны
  3. Похоже, Лукашенко национализировал частный завод в Миорах. В прошлом году чиновники взялись его «спасать» после ареста владельцев
  4. «Дело о заговоре». Зенкович признал вину по всем пунктам обвинения
  5. Польша примет закон о подсанкционных компаниях (в том числе и белорусских): их можно будет продавать или изымать
  6. «Перестаньте ссориться и объединитесь». В Вильнюсе началась конференция демократических сил «Новая Беларусь»
  7. «Светлана из 365 дней провела 180 в зарубежных поездках». Вероника Цепкало о муже, отношениях с Тихановской и ботоферме
  8. В Беларуси начали прививать от коронавируса детей от 5 лет
  9. Погода на следующую неделю: будет тепло и почти без дождей
  10. Штамп о принудительном возвращении. Кто и почему заставляет белорусов выезжать из Украины
  11. Легально, нелегально и сменив фамилию. В Украине осудили белоруса, который постоянно возвращался в страну несмотря на запреты
  12. Азаренко не попадет на турнир в Торонто — ей не дали канадскую визу
  13. Дополнительные силы в Беларуси, саботаж от российских военных. Главное из сводок штабов на 165-й день войны
  14. «Мирный протест похоронен». Артем Шрайбман подвел итоги первого дня конференции «Новая Беларусь»
  15. «Не думал, что у нас столько „ватников“». Лучший дзюдоист Беларуси последних лет — о протестах, войне, медалях и жизни вдали от дома
  16. «Теперь только война, только хардкор». На конференции демократических сил рассказали о сценариях выхода Беларуси из кризиса
  17. Сто шестьдесят шестой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  18. Обвиняемый в заговоре Зенкович рассказал о плане убийства Лукашенко. Его исполнителем хотели сделать Автуховича, но тот отказался
  19. Заучивал книги наизусть. Как врач из Лунинца строит карьеру в Италии
  20. Израиль объявил о достижении целей спецоперации в секторе Газа и наступлении режима прекращения огня


Лукашенко анонсировал, что в Беларуси появится третье по счету оперативное командование — Южное. Рассказываем, что это такое, почему ранее его не существовало и что может измениться для белорусов теперь.

Источник: Telegram-канал Министерства обороны Беларуси
Танк Т-72Б белорусской армии. Источник: Telegram-канал Министерства обороны Беларуси

Что случилось

В ходе совещания в Министерстве обороны Беларуси 26 мая Александр Лукашенко рассказал, что у Беларуси появился «новый фронт», которому нужно уделять внимание — украинское направление. Политик добавил, что еще в прошлом году министр обороны Виктор Хренин предлагал ему создать на южном фланге новое оперативное командование — и теперь оно будет создано. «Вместе с западным, северно-западным будет и южное крыло», — сказал Лукашенко.

Что такое оперативное командование

Оперативное командование в Беларуси — форма управления Сухопутными войсками. У каждого из них есть свои командные структуры, действующие на одном направлении. В советское время в Беларуси оперативных командований не было, их заменял один громадный Белорусский военный округ, включающий армии, дивизии и более мелкие части и соединения.

В девяностых годах, после развала СССР, всем было понятно, что гигантское количество войск, дислоцированное в Беларуси (по сути, Белорусский военный округ был стратегическим тылом советских армий в Польше и Германии, одним из важнейших округов в случае Третьей мировой), стране не нужно, да и содержать их абсолютно невозможно. Поэтому вооруженные силы были очень сильно сокращены. В состав Белорусского военного округа входили три армии: 5-я гвардейская танковая, 7-я танковая Краснознаменная и 28-я общевойсковая Краснознаменная. После реорганизации не осталось ни одной.

28-я армия стала сначала армейским корпусом, а в декабре 2001 года на базе соединения было создано Западное оперативное командование. 7-я танковая в 1993 году превратилась в 7-й армейский корпус, через год стала 65-м армейским корпусом, а в декабре 2001 года — Северо-западным оперативным командованием. 5-й гвардейской армии не повезло — ее боевая техника отправилась на склады, а своего командования соединению не досталось. Личный состав демобилизовали или перевели в другие части.

Оперативные командования — не уникальное белорусское изобретение. Вооруженные силы Украины имеют схожую структуру — в них также нет подразделений крупнее бригады (ни армий, ни дивизий), а организационно ВСУ подразделяются на оперативные командования «Север», «Юг», «Восток» и «Запад». Подобную систему пытались ввести и в России в ходе знаменитых реформ министра обороны Анатолия Сердюкова — упразднить дивизии, ввести оперативные командования. Однако после снятия Сердюкова и назначения на должность Минобороны Сергея Шойгу началось возвращение к прежним стандартам.

Многие годы Беларусь ограничивалась Северо-Западным и Западным военными командованиями. Причина вполне понятна: на северо-западе находятся страны Балтии, на западном направлении — Польша. Все эти государства — члены НАТО. А отношения с Североатлантическим альянсом у ближайшего военного союзника Беларуси — России — неуклонно портились с начала XXI века, да и белорусское руководство при всей эпизодической многовекторности вряд ли считало страны НАТО дружественными в военном плане.

Начиная с 2020 года отношения между Беларусью и Западом драматически ухудшились, и многовекторность политики на нынешний момент выглядит ушедшей в прошлое. Тогда же сильно испортились и отношения с Украиной — в 2021 году Лукашенко обвинил Владимира Зелинского в подготовке на украинской территории боевиков для заброски в Беларусь и объявил о закрытии границы между двумя странами. Боевиков, насколько известно, так никто и не видел.

Из каких частей и соединений создавать новое командование? Зачем оно вообще может быть нужно?

Это сложный вопрос.

По состоянию на сегодня все наиболее боеспособные части Сухопутных войск Беларуси уже распределены по двум имеющимся командованиям. Создание третьего потребует либо передачи частей из Западного и/или Северо-западного командования, либо формирования новых с нуля — а это увеличение армии.

Т-72Б3 - единственные танки белорусской армии, которые с натяжкой можно назвать современными. Насколько известно, в армии их всего 19 штук (возможно, чуть больше). Источник: Министерство обороны Беларуси
Т-72Б3 — единственные танки белорусской армии, которые с натяжкой можно назвать современными. Насколько известно, в армии их всего 19 штук (возможно, чуть больше). Источник: Министерство обороны Беларуси

Теоретически техники для укомплектования новых бригад достаточно: на складах с советских времен осталось много боевых машин. Разумеется, все это давно уже устарело — но и подавляющее большинство боевой техники белорусской армии также устарело (к примеру, модернизированные, но далеко не выдающиеся по характеристикам танки Т-72Б3 присутствуют в армии в ничтожном количестве, в основном белорусские военные пользуются моделями 80-х годов). В принципе, технику может поставить и Россия, однако пока об этом ничего не известно.

Возникает и кадровый вопрос — кем укомплектовывать новые части, где брать офицеров и насколько повышать военный бюджет для увеличения Сухопутных войск на треть? В случае же, если для нового командования воспользуются уже имеющимися частями, то это ослабит войска Северного и Северо-западного командований.

Вряд ли создание нового органа управления повышает вероятность наступательной войны Беларуси против Украины: сырые, только что объединенные под единым командованием части на устаревшей технике — это явно не то воинство, которое способно эффективно наступать. Военный аналитик Егор Лебедок в своем Telegram-канале писал, что с точки зрения военной целесообразности максимум, что может позволить себе Беларусь, — это «разведывательно-диверсионные операции против пунктов управления и колонн снабжения украинских войск, следующих с территории Польши или городов западной Украины (с применением авиации или без оной)». А «полномасштабный вход сухопутными силами или ССО как мобильной пехотой чреват большими потерями». Ни ССО, ни авиация не входят в Сухопутные войска, так что наличие третьего командования на юге вряд ли что-то изменит.

Что же касается оборонительных действий, то нападение Украины на Беларусь сейчас практически невероятно: ВСУ всеми силами пытаются отразить российское наступление на Донбассе, и по своей инициативе открывать второй фронт было бы безумием. Поэтому точно ответить, зачем нужно (и нужно ли вообще) создавать Южное оперативное командование, тяжело.