Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Канада вводит санкции против двух белорусских предприятий и 13 чиновников. Среди них — Макей и Головченко
  2. КГБ включил в «список террористов» Тихановского, Лосика и еще 21 человека. В том числе 70-летнего мужчину
  3. «Мама в больнице, дочку не нашли». Поговорили с жителями Кременчуга, где российская ракета уничтожила заполненный людьми ТЦ
  4. Трагедии не могло не случиться? Рассказываем о российской ракете Х-22, убившей людей в ТЦ в Кременчуге
  5. 215 тысяч просмотров у лжи России и 250 тысяч — у текста об убийстве Зельцера. Показываем самые популярные материалы «Зеркала» и просим вашей помощи
  6. «Может перейти в насильственное противостояние». Эксперты заявляют, что конфронтация сторонников и противников власти усилилась
  7. Для предпринимателей с 2023 года введут важные изменения по налогам. Рассказываем подробности
  8. Сто двадцать пятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  9. Обломки и тела упали возле деревни. Как новый советский самолет убил 132 человека в небе над Беларусью
  10. Правительство продлило продуктовые контрсанкции против недружественных стран (но по некоторым товарам ввели послабления)
  11. Сто двадцать шестой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  12. Ракетные удары по Украине не прекратятся, а Лисичанск — основная цель: главное из сводок штабов на 126-й день войны
  13. «С дочери начала слезать кожа». Рассказываем, как появилось ядерное оружие, как применялось и у кого самый большой его арсенал
  14. На четверг — снова оранжевый уровень. Белорусов ожидают три дня пекла: прогноз
  15. Беларусь будет исполнять обязательства по евробондам в рублях по курсу Нацбанка
  16. Завершено расследование дела об «актах терроризма» на железной дороге. СК: мужчинам грозит смертная казнь
  17. Российские войска усиливают ракетные удары, пока их силы истощаются: главное из сводок штабов на 125-й день войны


Любой авторитарный лидер сталкивается с проблемой доверия своему окружению. Когда население страны подавлено и запугано, наибольшая угроза обычно исходит от других представителей власти, которые могут «вонзить нож в спину» в самый неподходящий момент. Поэтому для таких политиков важно оставлять ключевые должности за людьми, в чьей лояльности можно не сомневаться. Так, в соседней России главой МЧС недавно стал бывший сотрудник Федеральной службы охраны (ведомства, занимающегося охраной первых лиц РФ) Александр Куренков. Аналогичная практика есть и в Беларуси: за почти 28 лет правления Лукашенко министерские и другие ключевые посты нередко доставались бывшим охранникам политика. Мы решили вспомнить несколько примеров.

Виктор Шейман: главный серый кардинал эпохи Лукашенко

Виктор Шейман. Фото: photo.bymedia.net
Виктор Шейман. Фото: photo.bymedia.net

Традиция назначать на ключевые посты охранников сопровождает Лукашенко практически с самого начала его карьеры в большой политике. Сразу после победы на выборах президента он учредил в Беларуси Совет безопасности — межведомственный орган, объединяющий министров силового блока, а также ключевых чиновников, премьера и президента. Указ о создании органа был подписан 4 августа 1994 года — через две недели после вступления Лукашенко в должность. А первым главой Совбеза — госсекретарем — был назначен Виктор Шейман.

Формально Шеймана нельзя назвать охранником — ведь к моменту его назначения Службы безопасности Лукашенко еще не существовало (ее создадут только в конце октября 1994-го на базе спецподразделений МВД и КГБ). Однако известно, что будучи членом предвыборного штаба политика, Шейман отвечал именно за безопасность.

Сам он заметным политическим деятелем никогда не был. Уроженец Гродненщины, ветеран боевых действий в Афганистане, заместитель командира одной из десантных бригад, в 1990 году Шейман избрался депутатом Верховного Совета БССР от одного из брестских округов. В парламенте вошел в состав комиссии по вопросам национальной безопасности, обороны и борьбы с преступностью, а в 1994-м стал сторонником Лукашенко и попал в его штаб.

Самым известным эпизодом с участием Шеймана во время предвыборной кампании 1994-го стала попытка покушения на Лукашенко, якобы совершенная на дороге из Витебска в Лиозно. По утверждениям самого политика, его машина, в которой ехал и Шейман, была обстреляна неизвестными. Правда, проведенный тогда следственный эксперимент показал, что обстрелять автомобиль при условиях, о которых говорили свидетели, было невозможно, а замминистра внутренних дел Люциан Соболевский считал, что «покушение было сымитировано». «Таким образом, следственным экспериментом, судебно-трассологической и судебно-баллистическими экспертизами версия народных депутатов Титенкова И. И. и Шеймана В. В. об обстоятельствах обстрела автомобиля убедительно опровергается», — говорилось и в официальном заключении.

Фото: газета "Навіны" за 1999 год
Фото: газета «Навіны» за 1999 год

Однако никаких последствий за ложные показания для кандидата в президенты и его окружения не последовало. Более того, Лукашенко до сих пор нередко вспоминает тот инцидент, пытаясь убедить общественность в правдивости покушения.

Но вернемся к Шейману. Сразу после получения поста в Совбезе он был введен и в состав коллегии министерства обороны, а затем пригодился и как временщик в МВД: в октябре 1995-го Лукашенко уволил главу белорусской милиции, генерала Юрия Захаренко, а на его место в качестве исполняющего обязанности назначил Шеймана (он возглавлял министерство несколько месяцев). Тогда же Шейман получил и должность помощника Лукашенко по нацбезопасности. О деятельности чиновника на этом посту известно немногое, однако незадолго до президентских выборов 2020 года Александр Лукашенко вспоминал это так: «Вы хотите в 90-ые?! Вы этого хотите?! <…> Я это все на своих плечах вытащил, и осталось совсем немного — один Шейман и еще пару человек, которые с пистолетами ходили, ездили, уничтожая подонков! Мы это прошли! И помогать нам тогда никто не посмел».

Каких именно «подонков» уничтожал Шейман и как это было реализовано с точки зрения закона, Лукашенко не уточнял. Хотя некоторые предположения по этому поводу сделать можно.

В 2000 году случился скандал, грозивший Шейману как минимум длительным лишением свободы. После ряда громких исчезновений людей (среди них был упомянутый выше Захаренко, а также политик Виктор Гончар, бизнесмен Анатолий Красовский и телеоператор Дмитрий Завадский) начальник столичного СИЗО № 1 Олег Алкаев заметил, что даты исчезновения людей совпадают с датами выдачи «расстрельного» пистолета, который хранился в изоляторе. Он написал на имя только что назначенного министра внутренних дел Владимира Наумова (о нем мы еще скажем в этом материале) рапорт, после чего расследование активизировалось.

Уже 23 ноября 2000-го был арестован командир бригады спецназа внутренних войск МВД Дмитрий Павличенко (именно ему выдавал пистолет Алкаев), ожидалось, что вскоре аналогичные действия последуют в отношении других чиновников — Виктора Шеймана и экс-министра внутренних дел Юрия Сивакова (их фамилии упоминались в рапорте замминистра внутренних дел, начальника криминальной милиции генерала Николая Лопатика).

Однако вместо этого Павличенко по личному приказу Лукашенко был выпущен из СИЗО КГБ уже через сутки после задержания, а генпрокурор Олег Божелко и председатель КГБ Владимир Мацкевич были сняты со своих должностей. Последние двое были инициаторами задержания Павличенко, а также предлагали Лукашенко задержать Шеймана и Сивакова. Более того, на место Божелко уже 28 ноября был назначен сам Шейман — даже не имевший опыта работы в правовой сфере («Белгазете» тогда удалось выяснить, что тот в начале 90-х якобы заочно учился на юрфаке).

На этом история с исчезновениями (а, говоря прямо, убийствами) политиков была замята. Хотя, не совсем — найти пропавших людей у Шеймана требовал сам Лукашенко. «Вы, как человек президента, как первый охранник, как человек, который грудью когда-то защитил президента от пули (под Лиозно. — Прим. ред.), вы должны найти мне этих людей — кровь из носу, любыми способами, любыми судьбами. И прежде всего Диму [Завадского]», — говорил он, обращаясь к Шейману. Правда, ни тело Завадского, ни других пропавших так и не были найдены.

Это не помешало карьерному росту Шеймана — уже в 2004-м он возглавил Администрацию президента и руководил штабом Лукашенко по время выборов 2006 года. После этого вернулся на прежнюю должность в Совбезе. К 2008 году Шейман оставался редким «старожилом», не покидавшим обоймы Лукашенко с момента его прихода к власти. Однако в том году казалось, что карьера давнего соратника пошла под откос. После взрывов в центре Минска на праздновании Дня Независимости в больницах оказались несколько десятков человек. Через четыре дня Лукашенко отстранил Шеймана — тот остался без работы.

Однако уже через полгода вернулся — в январе 2009-го он стал помощником Лукашенко по особым поручениям. Что конкретно имелось в виду под «особыми поручениями», неизвестно — в публичной сфере Шейман практически не появлялся. Однако СМИ писали, что бывший глава Совбеза занялся финансовыми проектами в странах «дальней дуги». А в 2013-м Шейман занял новую должность — управляющего делами Лукашенко. Однако фактически его зона ответственности не изменилась. «Он курировал очень деликатные вопросы взаимоотношения с Венесуэлой, с режимом Уго Чавеса. Это и нефть — очень непростые, темные схемы, это и оружие. В последние годы он курировал африканское направление, — рассказывал политический аналитик Юрий Дракохруст.

Виктор Шейман и президент Венесуэлы Уго Чавес на встрече в Каракасе, 3 октября 2011 года. Фото: Reuters
Виктор Шейман (справа) и президент Венесуэлы Уго Чавес на встрече в Каракасе, 3 октября 2011 года. Фото: Reuters

Лишь год назад, в июне 2021-го, карьера чиновника, кажется, действительно подошла к завершению — Лукашенко освободил его от занимаемой должности. «Ты много раз писал рапорт об уходе в отставку. Я не соглашался с этим. Но я понимаю, что когда-то время приходит, тебе хватило в жизни. Я честно благодарен тебе за все, что сделано. Мы найдем время встретиться для того, чтобы я еще раз поблагодарил тебя», — сказал тогда Лукашенко и пообещал Шейману «предложить этим летом несколько вариантов работ», а пока взять на себя Кубу, Венесуэлу и «хвосты в Африке».

«Ну и еще раз говорю: далеко не уходи. Видишь, какая ситуация вокруг Беларуси. Не дай бог нам с тобой еще взять автомат в руки и защищать страну. Ситуация непростая», — сказал Лукашенко. Правда, о новой работе Шеймана до сих пор ничего неизвестно. А вот на африканском направлении, где у чиновника остались «хвосты», подвижки есть — в августе прошлого года Беларусь открыла посольство в Зимбабве.

Владимир Наумов: от главы охраны Лукашенко до главы МВД

Владимир Наумов с министрами внутренних дел России Рашидом Нургалиевым и Украины Юрием Луценко на встрече в Минске, 3 марта 2009 года. Фото: Reuters
Владимир Наумов (слева) с министрами внутренних дел России Рашидом Нургалиевым и Украины Юрием Луценко на встрече в Минске, 3 марта 2009 года. Фото: Reuters

Выше мы уже упоминали имя Владимира Наумова, бывшего министром внутренних дел во время скандала с расследованием исчезновений противников Лукашенко. Этого силовика также можно считать выходцем из охраны Лукашенко, несмотря на долгую карьеру в белорусском МВД. Уроженец Смоленска окончил Минскую высшую школу милиции (сейчас — Академия МВД), после чего в середине 70-х начал службу в БССР. К началу 90-х Наумов дослужился до должности командира милицейского спецназа — «Беркута». Осенью 1994-го его реорганизовали в спецподразделение по борьбе с терроризмом «Алмаз».

В январе 1999-го Наумов возглавил Службу безопасности Лукашенко. На этой должности он пробыл полтора года — до сентября 2000-го, когда был назначен министром внутренних дел. Вероятно, именно назначение Наумова позволило приоткрыть завесу тайны над историей с исчезновениями политиков — новый министр дал ход рапортам Лопатика и Алкаева.

По словам Олега Алкаева, о подозрениях в адрес Шеймана, Сивакова и Павличенко он сообщал Наумову еще когда тот возглавлял Службу безопасности. Однако по-настоящему расследование начало двигаться после его назначения на должность министра. «К счастью, Наумов действительно не забыл о данном мне обещании. При первой же возможности, то есть при первой же встрече, состоявшейся вскоре после его назначения, он дал понять, что теперь у него нет препятствий для активизации деятельности по раскрытию преступлений, связанных с похищениями людей», — писал в книге «Расстрельная команда» Алкаев.

Вот как этот же автор описывал вечер перед задержанием Павличенко: «Далее разговор перешел на личность Павличенко. В присутствии заместителя я осторожно поинтересовался «судьбой» этого бравого командира. Наумов неожиданно сказал, что карьера Павличенко закончилась и что сегодня вечером он будет арестован. Затем взглянул на часы (было около 20 часов) и сказал, что ему пора идти, так как «процесс уже пошел». Я спросил, не нужна ли какая-нибудь помощь с моей стороны, на что Наумов ответил отказом и дал понять, что будут использованы силы и средства КГБ. После чего я проводил министра на улицу, и мы расстались».

Как сложилась судьба расследования после задержания Павличенко, мы уже рассказывали выше: своих постов лишились генпрокурор и глава КГБ. А вот Наумов на своей должности, к удивлению, остался — несмотря на то, что именно его можно назвать ответственным за активизацию следствия и поднявшуюся в обществе шумиху. С другой стороны, из-за истории с исчезновениями людей министр до сих пор находится под американскими и европейскими санкциями — с формулировкой «не предпринял действий для проведения расследования».

«Два года Наумов был начальником службы безопасности президента и, может быть, знает о более опасных вещах, чем эти убийства. Он слишком много знает, поэтому его нельзя отпускать… В свое время Наумов, наверное, не понимал, что расследование громких дел может обернуться против [Лукашенко]… И Шейман сегодня понимает, что Наумов — серьезный носитель информации», — рассуждал о возможной причине сохранения за Наумовым должности министра Олег Алкаев.

В итоге бывший командир «Алмаза» стал рекордсменом по длительности нахождения на посту главы МВД: он занимал эту должность почти девять лет, до апреля 2009 года. Именно Наумов находился во главе ведомства во время президентских выборов 2001 и 2006 годов. Вторая электоральная компания обернулась протестами на Октябрьской площади в Минске и брутальным уничтожением лагеря митингующих в ночь на 24 марта (через пять дней после оглашения результатов выборов). Задержаны были более 500 человек, а новые акции протеста были жестко разогнаны милицией. По итогам кампании один из экс-кандидатов — Александр Козулин — оказался за решеткой на 5,5 лет (был помилован в 2008-м).

За безопасность в команде Козулина тогда отвечал бывший заместитель командира боевой группы «Алмаз» Игорь Макар. После выборов он уехал из страны, а затем опубликовал аудиозапись своего разговора, состоявшегося незадолго до выборов, с, как утверждалось, Владимиром Наумовым. В этом разговоре человек с голосом Наумова убеждает Макара отказаться от политической активности. Среди прочего вероятный министр рассуждал о все той же истории с исчезнувшими политиками.

«Чего Козулин не догоняет? Минск — это одна пятая часть Беларуси. Если даже в Минске 50%… А 50% — поверь мне, я каждый день бываю в трудовых коллективах: никого ни пропавшие без вести, ни, б***ь, ничего не интересует… Всех интересует только «мое»: что я могу за эти деньги купить. Вот сегодня я был на маргариновом заводе. Я их «натягиваю»: «Ну вы, б***ь, покритикуйте хоть». — «Нас все устраивает, лишь бы тихо, б***ь». У меня не вызывают сомнений внутренние войска. У меня даже не вызывает сомнений большая часть райотдела. По одной простой причине, что менты прекрасно понимают, что для них сделала власть. И прекрасно знают: любая другая власть — еще неизвестно сделает столько или нет», — говорил человек на записи.

Внимание! В записи звучит ненормативная лексика

В отставку Наумов ушел с формулировкой «по состоянию здоровья». Известно, что после этого экс-министр работал в России — вероятным местом его трудоустройства называли госкорпорацию «Ростех». Он «засветился» на праздничных мероприятиях, посвященных столетию белорусской милиции, в 2017 году. «Просто для мужчины старше 50 принципиально важно трудиться, быть востребованным. В этом возрасте жизнь и работа — одно и то же. Поэтому поехал в Москву, где мне была предложена хорошая работа. Если бы ее предложили, скажем, в Америке, поехал бы туда. Сейчас у меня большая занятость, но когда появляется возможность, с удовольствием приезжаю домой, к детям, внукам. Думаю, когда-нибудь приеду в Беларусь навсегда», — рассказывал он тогда.

Леонид Ерин: глава КГБ, уволенный за разговор с Северинцем

Леонид Ерин. Фото: kgb.by
Леонид Ерин. Фото: kgb.by

После Наумова Службу безопасности Лукашенко недолго возглавлял Леонид Ерин. Уроженец Орши всю карьеру провел в системе Комитета госбезопасности, а в 1995 году стал заместителем председателя КГБ Беларуси. После того, как Наумова назначили министром внутренних дел, Ерин ненадолго стал начальником охраны Лукашенко, однако уже через месяц, в ноябре 2000-го, вернулся в спецслужбу, чтобы ее возглавить. Дело во все той же истории с исчезновениями политиков, активизации следствия под руководством Наумова и последующей отставке главы КГБ Владимира Мацкевича.

На время руководства Ерина пришлись президентские выборы 2001 года (в частности, он назвал подготовку наблюдателей для выборов международными организациями «шпионской вербовкой»), а также появление многочисленных слухов, связанных с исчезновениями политиков, которые приходилось «развенчивать» Комитету госбезопасности. Так, в августе 2001-го бывший сотрудник отдела по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом Минского управления КГБ Геннадий Угляница и следователь того же комитета Андрей Жерносек передали в СМИ видеозапись, в которой сообщали подробности расследования дела об исчезновении Виктора Гончара и Анатолия Красовского.

«16 сентября 1999 года на двух машинах из части СОБРа выехала группа захвата. Они захватили Гончара и Красовского, посадили к ним в машину своего водителя и уехали назад на базу. Не доехав до базы около Бегомля, они свернули с дороги и застрелили Гончара и Красовского. Спрятали в лесу джип с трупами и вернулись в часть ужинать как ни в чем не бывало. На следующее утро солдаты из части были отправлены копать яму на полосе препятствий. Машина с трупами была пригнана к этой яме, ее раздавили бэтээрами и засыпали землей», — рассказывал Жерносек.

Реакцией властей и КГБ в частности стало не расследование (хотя в указанном экс-сотрудниками КГБ месте все же провели раскопки, а Владимир Наумов отрапортовал, что там ничего не нашли), а объявление Угляницы и Жерносека в розыск. Ерин даже утверждал, что разыскивать совершивших демарш сотрудников будут спецслужбы России и Украины.

Еще одним проектом Ерина стало расширение полномочий Комитета. В 2004 году он представил в парламенте законопроект о деятельности КГБ, по которому, в частности, предусматривались возможности внедрения сотрудников спецслужб на предприятия любой формы собственности под прикрытием обычного трудоуcтройства и проникновения в помещения без санкции прокурора. Вводилась и ответственность за разглашение деталей о работе сотрудников КГБ. Законопроект вскоре приняли.

«Получается, что обычным гражданам слово «КГБ» вообще надо вычеркнуть из лексикона? Теперь КГБ сможет издавать нормативные акты, внедряться в бизнес, а все остальные должны делать вид, что ничего не происходит?» — задавался вопросом один из депутатов Владимир Парфенович. Позднее этот парламентарий и двое других депутатов объявят голодовку, выступая против возможности Лукашенко переизбираться на третий срок и требуя демократизации Избирательного кодекса.

Как раз референдум 2004 года, на котором рассматривался вопрос о возможности переизбираться бесконечно, положил конец карьере Ерина. Еще в марте Лукашенко заявил, что белорусскую оппозицию незаконно финансировали из России. Ерин эту информацию подтвердил и сообщил, что деньги — 100 тысяч долларов — изъяты. По его словам, КГБ выяснял, «кто финансировал» оппозицию и «кто вез» эти деньги. Он также подчеркнул, что белорусское законодательство запрещает финансирование политических партий и общественных организаций извне. Однако больше информации о ходе дела Ерин не предоставлял.

Сам референдум состоялся 17 октября 2004 года. После публикации результатов (по утверждениям ЦИК, Лукашенко поддержали почти 88% проголосовавших) в столице прошли акции протеста, несколько десятков человек были задержаны милицией. Собравшись на Октябрьской площади, митингующие двинулись к зданию КГБ. К ним неожиданно вышел Леонид Ерин, который пригласил нескольких оппозиционных лидеров (среди них были Павел Северинец и Николай Статкевич) и журналистов к себе в кабинет. Сообщалось, что на 40-минутной встрече Ерин утверждал, что референдум прошел честно, а КГБ отстаивал свободу белорусского общества. На вопрос об исчезнувших политиках из уст главы Комитета якобы прозвучала фраза «придет время, и все узнают правду».

Уже на следующий день Ерин внезапно ушел в отпуск. В Комитете утверждали, что отдых плановый, однако вскоре выяснилось, что шефа КГБ отстранил своим распоряжением Лукашенко. А ровно через месяц последовало и увольнение. Как и Наумов, Ерин уехал на работу в Россию — он устроился в Российские железные дороги. Известно, что по состоянию на 2013 год он был советником на тот момент президента РЖД Владимира Якунина.

Геннадий Невыглас: глава администрации и интерес к футболу

Президент УЕФА Мишель Платини (слева) и Геннадий Невыглас с молодыми белорусскими футболистами на встрече в Минске, 2 апреля 2008 года. Фото: Reuters
Президент УЕФА Мишель Платини (слева) и Геннадий Невыглас с молодыми белорусскими футболистами на встрече в Минске, 2 апреля 2008 года. Фото: Reuters

В 2000 году Ерина в Службе безопасности Лукашенко сменил Геннадий Невыглас. В охрану политика он пришел из пограничных войск и пробыл в должности ее начальника почти год. Затем чиновник пошел по стопам Шеймана — в 2001-м он стал госсекретарем Совбеза и помощником Лукашенко по национальной безопасности. Спустя два года к этой должности добавилась еще одна, общественная — Невыгласа избрали председателем Белорусской федерации футбола (АБФФ).

На посту госсекретаря Совбеза Невыглас чем-то резонансным не отметился — во время его руководства этим органом ситуация вокруг Беларуси оставалась относительно спокойной. О Невыгласе вспоминали только после некоторых его резонансных высказываний — например, о том, что Запад готовит радикалов к свержению власти в Беларуси. «После таких инструктажей отдельные оппозиционеры «носятся» по регионам с абсурдной идеей создания организации экстремистского толка «Белорусское братство» — своеобразной гвардии для проведения «протестных» мероприятий. В этих же целях стимулируется деятельность молодежных радикальных структур, преимущественно «Зубра». Сами американцы заявляют, что потратили на их существование уже более 400 тысяч долларов США», — рассказывал Невыглас на совещании у Лукашенко в 2004-м.

А вот следующая должность принесла чиновнику проблемы. В январе 2006-го, незадолго до президентских выборов, Лукашенко назначил его главой своей администрации — вместо Шеймана. Из-за этого Невыглас сразу после выборов и разгрома палаточного городка попал в западные санкционные списки (действие этих ограничений в отношении чиновника приостанавливали, однако возобновляли после выборов 2010 года).

Позднее чиновник занимался в основном вопросами дебюрократизации власти — например, еще в 2007 году предлагал внедрение в Беларуси принципов «электронного правительства». Однако обществу Невыглас был более известен по работе в АБФФ — именно при нем в Минске прошел исполком УЕФА с участием Мишеля Платини, а на проспекте Победителей появился Дом футбола, ставший для федерации офисом.

Администрацию Лукашенко Невыглас покинул в 2008-м (как и в случае с Шейманом, поводом для увольнения стали взрывы на праздновании Дня Независимости; заменил бывшего охранника Владимир Макей), АБФФ — в 2011 (новым главой федерации стал Сергей Румас). После этого Невыгласа направили в Москву — работать заместителем генсека ОДКБ. В 2015-м он покинул и этот пост, после чего ушел на пенсию.

«Все у меня прекрасно. Недавно закончил работу в ОДКБ. Вернулся в Минск. Пока никак не занят на государственной службе. И планов таких нет. Если, конечно, не вмешаются другие силы. В общем, спокойно провожу пенсию», — сказал в 2015-м Невыглас в комментарии Tribuna.com. «Под закон о тунеядцах не подпадаю», — пошутил он.

Юрий Жадобин: и КГБ, и Минобороны

Юрий Жадобин. Фото: TUT.BY
Юрий Жадобин. Фото: TUT.BY

Юрий Жадобин на посту главы Службы безопасности Лукашенко продержался необычайно долго — с 2003 по 2007 год. До этого уроженец украинского Днепропетровска (теперь — Днепр) был командующим внутренними войсками.

В копилке у Жадобина — сразу несколько высших государственных должностей. Из Службы безопасности в 2007 году он перешел на должность главы КГБ. Правда, поруководил Комитетом недолго (хоть и успел раскрыть шпионскую сеть США в Минске) — и уже через год стал, как это часто бывает с бывшими охранниками Лукашенко, госсекретарем Совета безопасности. Там Жадобин тоже не задержался. В конце 2009 года его назначили руководить Министерством обороны. Именно в этой роли Жадобин и запомнился лучше всего, так как оборонным ведомством он руководил почти пять лет, до ноября 2014-го.

Одной из самых резонансных историй, повлиявших на карьеру Жадобина, стал эпизод с высадкой «десанта» из плюшевых мишек на окраине Минска, сброшенных с легкомоторного самолета гражданами Швеции 4 июля 2012 года. Итогом стало возбуждение уголовного дела, задержание журналиста Антона Суряпина, первым осветившего событие, а также увольнения в Минобороны. Жадобин пост за собой сохранил, однако получил предупреждение о неполном служебном соответствии — вместе с главами Совбеза и КГБ.

При Жадобине в армии обсуждались нововведения — в частности, альтернативная служба для призывников, которые не могут служить в Вооруженных силах по религиозным убеждениям. Министр был категорически против этого. «Я считаю это надуманным и ненужным. Нет в менталитете народа этого — отлынить от армии. Это дети верхушки «пятой колонны» и те, которые воспитаны неизвестно как, в чувстве ненависти к своей Родине, что ли. Вот они считают Вооруженные силы неизвестно чем. И вы думаете, они будут где-то приносить пользу? Я думаю, что это просто способ отлынить от службы», — заявлял в 2013-м Жадобин. Альтернативную службу в Беларуси все же ввели — в 2016-м.

В 2014-м Лукашенко уволил Жадобина в запас по возрасту с правом ношения военной формы одежды и знаков различия. Интересно, что санкции Евросоюза, наложенные на него и традиционно отменяемые, когда чиновник покидает свой пост, для бывшего министра оставили в силе.

Сейчас Жадобин участвует в качестве почетного гостя в мероприятиях Минобороны — недавно, например, присутствовал на открытии районного центра военно-патриотического воспитания в Лунинецком районе. Известно также, что Жадобин никак не высказывался по поводу российской агрессии в отношении его родины — Украины.

Андрей Втюрин и Андрей Павлюченко: должности помельче (и тюремный срок)

Андрей Втюрин. Фото: vsr.mil.by
Андрей Втюрин. Фото: vsr.mil.by

В Службе безопасности Лукашенко Жадобина сменил Андрей Втюрин — он руководил органом рекордные семь лет. Уроженец российской Пензы, он поступил на службу в это ведомство вскоре после его основания, в 1995 году — и практически вся его карьера прошла там. В частности, он был начальником управления личной охраны Лукашенко.

В 2007-м Втюрин возглавил Службу безопасности. Интересно, что журналистам и операторам, работавшим с Лукашенко и наблюдавшим работу «безопасника», он запомнился тем, что требовал как от них, так и от своих сотрудников, носить только темные брюки (в крайнем случае — темные джинсы). Голубые и светлые джинсы его раздражали. После выборов в 2010-м, как и другие чиновники силового блока, попал под западные санкции.

В сентябре 2014-го Лукашенко освободил Втюрина от должности начальника своей Службы безопасности и традиционно назначил в Совбез — вот только не госсекретарем, а лишь его заместителем (начальником Втюрина сначала был Александр Межуев, затем — Станислав Зась). По одним оценкам, таким назначением Александр Лукашенко повысил Втюрина, по другим — наоборот. Сторонники второй версии отмечали, что понижение могло быть связано с пранком российского блогера, напрямую дозвонившегося Лукашенко и поговорившего с ним, представившись сыном Виктора Януковича. Запись разговора, из которой понятно, что Лукашенко действительно думал, что общается с сыном бывшего украинского президента, попала в интернет, вызвав скандал — правда, ее подлинность не была подтверждена.

Весной 2019 года появилась информация, что Втюрин задержан, а его коттедж в Дроздах опечатан. В конце месяца был опубликован указ Лукашенко «Об А. А. Втюрине», из которого следовало, что бывший глава Службы безопасности уволен из Совбеза «за совершение проступков, которые дискредитируют звание военнослужащего». В мае КГБ сообщил, что Втюрину предъявлено обвинение в получении взятки в особо крупном размере. В ведомстве утверждали, что чиновник был задержан при получении почти 150 тысяч долларов от представителей некой российской коммерческой структуры — за продвижение ее интересов в Беларуси.

Суд по делу Втюрина проходил более четырех месяцев в 2020 году. Кроме самого экс-чиновника, на скамье подсудимых оказались еще 15 человек (части из них вменяли получение взяток, части — дачу). В итоге бывший глава Службы безопасности Лукашенко был признан виновным в получении взятки в 192 тысячи долларов и получил 12 лет лишения свободы в колонии усиленного режима, а также был лишен звания полковника. Полученные им деньги были конфискованы.

Александр Лукашенко и Андрей Павлюченко, март 2018 года. Фото: president.gov.by
Александр Лукашенко и Андрей Павлюченко, март 2018 года. Фото: president.gov.by

С декабря 2016 по декабрь 2017 Службу безопасности возглавлял Андрей Павлюченко. Известно о нем было совсем мало — лишь Станислав Зась упоминал, что мужчина работает в Службе безопасности с 1996 года, где прошел «все должности» и знает особенности оперативно-боевой деятельности.

В 2017-м Павлюченко стал начальником Оперативно-аналитического центра — одного из самых закрытых ведомств Беларуси. «Человек в жизни хлебнул всего, несмотря на свой возраст. Мне нравится его железная исполнительность», — отзывался о нем Лукашенко.

Павлюченко был сильно вовлечен в события 2020 года. В частности, его среди прочих называла в числе ответственных за свое похищение член штаба Виктора Бабарико Мария Колесникова. «После моего похищения меня завезли и силой затащили в кабинет Николая Карпенкова, начальника ГУБОПиК МВД, где он орал, оскорблял, запугивал. В его кабинете «беседа» происходила с двумя другими господами: Геннадием Казакевичем, первым заместителем министра внутренних дел, и Андреем Павлюченко, начальником ОАЦ. Они поставили ультиматум: я уезжаю из страны и из-за границы делаю, что хочу, либо меня вывезут — живую или по частям. Сломают пальцы, закроют на 25 лет на зоне, где я буду шить рубашки силовикам. Беседа длилась пару часов с перерывом на «отдых» в камере-одиночке», — рассказывала Колесникова.

По утверждениям Лукашенко, ответственен Павлюченко и за вывоз из Беларуси Светланы Тихановской. «Я сегодня прочитал в докладе, что ее заставили выехать из Беларуси и угрожали, что там чуть ли не детей схватят и еще чего-то. <…> Она пришла (вот генерал Павлюченко) к нему и просит: «Скажите президенту, я хочу уехать». Так было, дословно. Ты мне доложил. Я говорю: пусть едет, — рассказывал политик летом прошлого года. — <…> Я говорю: хорошо, передайте ей, МВД поможет (уже в деталях рассказываю, коль она отозвалась) тебе выехать к детям. Про мужика своего ни слова. Она попросила какую-то с Витебска семью. И еще ты (обращаясь к Андрею Павлюченко. — Прим. ред.) эту семью там на границе ожидал — она приехала с мужем и детьми. Мы сделали все, что просила. Ну едь к детям, мы понимаем. Я вообще против женщин не воюю. Не успели выехать — звонит [Павлюченко]: «Александр Григорьевич, говорит, что у нее нет денег». Я говорю: возьми попроси (не буду говорить компанию, у государственной компании), сколько хочет, 15 тысяч долларов, да? — Дай 15 тысяч долларов, пусть едет. Это все-таки дети. Вот что было».

Сергей Ковальчук и Вадим Синявский: действующие министры

Сергей Ковальчук. Фото: Владимир Нестерович, пресс-служба Министерства спорта и туризма
Сергей Ковальчук. Фото: Владимир Нестерович, пресс-служба Министерства спорта и туризма

В нынешнем правительстве Беларуси также есть выходцы из Службы безопасности — правда, ни один из них ведомство не возглавлял.

Сергей Ковальчук стал министром спорта и туризма в марте 2018 года. Из официальной биографии известно, что он был сотрудником Службы безопасности в течение 14 лет до этого.

На своем посту в министерстве Ковальчук запомнился репрессиями в отношении спортсменов после протестов 2020 года. Приведем лишь один пример — из фристайла (на самом деле случаев гораздо больше — давлению в связи со своей гражданской позицией подвергаются представители практически всех видов спорта). Чемпионку мира Александру Романовскую уволили из РЦОП по фристайлу после того, как она выступила с критикой властей. В качестве формальной причины послужил прогул (девушка ухаживала за отцом после инсульта). Поддержавший Романовскую и подписавший письмо спортсменов с требованием прекратить насилие и провести честные выборы тренер Николай Козеко, с именем которого связаны все успехи Беларуси во фристайле, также был отстранен от руководства сборной и лишен именной стипендии. Все это произошло несмотря на поддержку учеников тренера, подписавших открытое письмо к властям.

«Все то, что дает государство, потому что ты защищаешь его флаг. Не нравится тебе государство? Не нравится флаг? Выбирай другой — насильно мил не будешь. Но если добровольно подписал контракт, то будь добр выполнять взятые на себя обязательства, защищай национальные интересы. Попробовали бы спортсмены в США высказаться против своего государства — посмотрели бы мы тогда на репрессии», — говорил Ковальчук в прошлом году.

Тем временем белорусский спорт под руководством Ковальчука показывает заметное ухудшение результатов. Так, прошлогодняя летняя Олимпиада в Токио стала для Беларуси худшей в истории по числу завоеванных медалей (и сопровождалась всемирным скандалом с попыткой насильно вывезти с соревнований легкоатлетку Кристину Тимановскую), а на зимней Олимпиаде лишь сенсационное серебро биатлониста Антона Смольского и медаль такого же достоинства фристайлистки Анны Гуськовой (воспитанницы Козеко) позволили избежать полного провала.

Вадим Синявский. Фото: TUT.BY
Вадим Синявский. Фото: TUT.BY

Другой выходец из Службы безопасности — нынешний глава МЧС Вадим Синявский, в ведомстве он работал в 2009—2012 годах (затем служил в милиции Гродно). Назначение в министерство Синявский получил весной прошлого года — на фоне активного участия спасателей в подавлении акций протеста. Интересно, что после митингов в Гродно Синявский извинился за применение силы и пообещал освободить всех задержанных. На встрече с бастующими сотрудниками завода «Химволокно» он приносил людям извинения за действия милиции и заявлял, что ему стыдно за действия некоторых сотрудников органов.

Ключевые изменения в ведомстве за время руководства Синявского заключаются в превращении МЧС в полноценную силовую структуру — спасателям уже планируют выдавать оружие для помощи армии и подавления протестов.

Комментируя возникший резонанс в обществе, Синявский заявил, что «можно просто ответить — боятся по рогам получить». Он отметил, что у ведомства «одна из важнейших задач — вопросы гражданской обороны». Синявский сослался на протокол Женевской конвенции от 1949 года, где, по его словам, прописано, что войска гражданской обороны могут вооружаться табельным оружием (на самом деле, это не так).