Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Эксперты рассказали, зачем Путин убирает сторонников Шойгу из Министерства обороны, а Медведев завел тему о нелегитимности Зеленского
  2. Налоговики предупредили предпринимателей о важных изменениях. Некоторым грозят штрафами и конфискацией дохода
  3. «Дед заслужил эту квартиру, потому что свое здоровье положил на войне». Что рассказали герои сюжета госТВ об изъятии жилья у эмигрантов
  4. Власть грозит уехавшим беларусам арестом и конфискацией жилья. А это законно? Можно ли защитить собственность? Спросили у юристов
  5. Взломан популярный беларусский портал Realt.by — в сеть утекли данные 900 тысяч пользователей
  6. Банки будут сливать налоговикам новые данные о доходах населения. Стали известны подробности
  7. «Вся эта вакханалия…» МИД прокомментировал ввод дополнительных ограничений на поставки товаров из ЕС
  8. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  9. СК завел уголовное дело на всех участников выборов в Координационный совет — им угрожают отъемом жилья
  10. Новый скандал вокруг Фонда спортивной солидарности. Левченко, Герасименя и другие известные атлеты выразили вотум недоверия Опейкину
  11. Минск снова огрызнулся «недружественным» странам. Крайним, похоже, снова будет население нашей страны
  12. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  13. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  14. Силовики могут быстро получить доступ к вашему аккаунту в Telegram. Рассказываем о еще одной уязвимости
  15. Стали известны секретные планы военного командования РФ по наступлению на Харьковщине — своего не добились, но выгоду получили
  16. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  17. «Однозначно — нет». Минобразования окончательно определилось с выпускными в кафе и ресторанах
  18. «Нам не штрафы нужны и наказания». Лукашенко собрал совещание по работе контролирующих органов


Во время последней президентской кампании Михаил Федоров отвечал за digital-направление в штабе Владимира Зеленского. В конце августа 2019 года политика утвердили на должность вице-премьера и министра цифровой трансформации, а в марте 2021-го президент Зеленский ввел Михаила в состав Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБО). Мы поговорили с чиновником о войне, искусственном интеллекте, общении с Илоном Маском, белорусских киберпартизанах и указе, который приняли для привлечения айтишников из нашей страны.

Вице-премьер Украины Михаил Федоров, 2022 год. Фото: Антон Филоленко, Данияр Сарсенов
Вице-премьер Украины Михаил Федоров, 2022 год. Фото: Антон Филоленко, Данияр Сарсенов

Распознавание убитых россиян, киберармия и уход больших компаний из России

— 23 февраля было заседание СНБО, о чем там шла речь?

— Я не могу вам рассказать, это информация с грифом «секретно».

— Как для вас прошло 24 февраля?

— Последние несколько недель были сумасшедшие кибератаки на нашу цифровую инфраструктуру, в ночь на 24-е случилась сильная атака на банки. Я находился в коммуникации с нашими специалистами, СБУ и киберполицией, около двух часов ночи лег спать. А через несколько часов мне позвонил госсекретарь и сказал: «Михаил, все началось, нас вызывают на заседание СНБО». После этого три дня я не спал нормально. У нас был определенный план: как мы должны работать, куда идти, какие решения касаемо нашей инфраструктуры мы должны принимать. Мы занимались организацией процесса защиты информационного пространства: связывались с большими компаниями для переноса данных в облако и проверяли наши бэкапы (резервные копии данных, которые в дальнейшем служат для восстановления информации, в случае ее потери. — Прим. ред.).

— Как вам помогает искусственный интеллект в этой войне?

— Это важная часть многих продуктов: распознавание снимков трупов российских военных для того, чтобы найти родственников, которые смогли бы забрать покойного, а мы им рассказать, что происходит в Украине; расшифровка спутниковых снимков и анализ данных — это, наверное, ключевые применения сейчас.

— Родственникам убитых пишете в социальных сетях?

— Да. Разговор примерно такой: «Вы родственник такого человека?» — «Да». — «Он погиб на войне, которую развязала ваша страна. Вам говорят, что это спецоперация, но это настоящая война. Вы пришли к нам. Человек умер, заберите его».

— Какая общая реакция родных?

— 60−80% говорят, если он умер, то так нужно было, мы тоже пойдем на войну и будем вас убивать. Даже после Бучи, когда мы находили родных, они писали: «Значит так нужно было». 10% никак не реагируют, еще 10% говорят, что все происходящее ужасно и убитый не хотел идти на войну. Я общался с администраторами контактного центра, куда звонят россияне, чтобы узнать о судьбе своих близких. Очень много сообщений приходит через другие страны. Родные погибшего просят своих родственников за границей позвонить и все узнать. Думаю, что они боятся, что их телефоны в России прослушивают. Люди запуганы.

— Из вашего интервью: «Наша IT-армия недавно получила доступ к данным курьерской службы в Беларуси, через которую российские солдаты-мародеры отправляли награбленные вещи». Как вы получили эту информацию?

— Благодаря IT-армии, это максимум, что могу сказать. А до этого мы получили доступ к информационным системам России о военных частях, кто и где служит. Потом посмотрели, кто был в Киевской и Черниговской областях, сверили данные из частей и почты и сформировали список людей, которые отправляли награбленное своим родственникам. Волонтеры звонили родным и говорили с ними. Записи можно послушать в интернете.

Фото: Скриншот камеры наблюдения из мозырьского отделения СДЭК
Фото: скриншот камеры наблюдения из мозырского отделения СДЭК

— Расскажите подробнее о киберармии.

—  Это неформальная волонтерская структура, в которой задействованы сотни тысяч людей и десятки профессиональных компаний. Ключевая цель — снизить боеспособность России в информационном и военном пространстве.

— К военным они не имеют отношения?

— Верно.

— В апреле вы думали, что власти России скоро заблокируют Youtube. Вы обращались в Google с просьбой уйти из РФ?

— Да, и публично, и непублично. Google уже закрыл некоторые сервисы для России и, я думаю, что Youtube скоро будет заблокирован.

— Это сделают российские власти?

— Да, потому что все равно пробивается правдивый контент про Украину и войну. Блокировка будет логична для этого режима.

— Как проходит ваше непубличное общение с компаниями?

— Это письма, созвоны, видеоконференции, личные встречи. Я же знаю контакты многих в корпорациях. У нас есть цель, она была до войны и остается сейчас, — увеличить долю IT в ВВП страны. Мы запустили один из лучших налоговым режимов в Европе для технических компаний, мы со многими общались, презентовали наши продукты и приглашали открыть офисы в Украине, поэтому мы с ними знакомы и были в контакте.

— Кто из компаний ушел по вашей просьбе?

— Это довольно тяжело анализировать. Я думаю, что они ушли не по моей просьбе, а из-за полномасштабного вторжения России в Украину. Мы делаем все, что можем, чтобы остановить Россию. Я думаю, что все уважающие себя компании уйдут оттуда рано или поздно.

— А были те, кто сказал, что уйдет, но остался?

— Да, например, немецкая компания SAP (разрабатывает ПО и предоставляет консалтинговые услуги. — Прим. ред.). Они сейчас обещают выйти, но мы получали много анонимных писем от сотрудников из России, где они рассказывали, как компания после ухода планирует обойти ограничения и продолжить обслуживание клиентов. Мы пристально следим и не дадим не сдержать свое слово.

Михаил Федоров во время общения с журналистами, 2022 год. Фото: Антон Филоленко, Данияр Сарсенов
Михаил Федоров во время общения с журналистами, 2022 год. Фото: Антон Филоленко, Данияр Сарсенов

Илон Маск, кибер-атаки и отключение интернета в Украине

— Как вы познакомились с Илоном Маском?

— Мы раньше общались с компанией SpaceX, но лично познакомились, когда началась война. Я написал твит, он на него отреагировал, и мы начали переписываться в личных сообщениях. Сейчас мы общаемся через Whatsapp: иногда отправляю кейсы использования Starlink (спутниковая система от компании Маска, которая обеспечивает доступ в интернет в местах, где он плохо работает или его вовсе нет. — Прим. ред.), иногда обсуждаем другие темы.

— Какую помощь Маск оказывает?

—  Самое главное — SpaceX открыл в Украине компанию, Starlink работает. Благодаря европейским министрам цифровой трансформации и американскому агентству USAID мы получили больше 13 000 Starlink, они помогают критической инфраструктуре: больницам, школам, госорганам.

— Starlink поставили бесплатно?

— Да, эти организации их закупили и передали нам. Но у нас еще есть потребность в тысячах Starlink.

— Вы не планировали отключать интернет в стране, когда началась война?

— Нет. А зачем?

—  Например, начинается паника и в работу идут российские информационные вбросы и боты, чтобы эту панику усилить.

— Наверное, причина, по которой мы об этом не думали, — у нас президент сильный коммуникатор, компетентные медиа и в целом достаточно образованные люди, которые понимают, как действовать. Украинцы показали, что умеют такие кризисы переживать. Я иногда сам удивляюсь, как наши люди способны такое делать.

— А Россия пыталась отключить интернет в Украине?

— Они били по вышкам и дата-центрам, где хранятся данные. Я думаю, что у них был такой план, но он не удался.

— Сколько, по вашей оценке, Кремль потратил на кибер-атаки?

— Тяжело точно сказать, но, думаю, что сотни миллионов долларов. Если мы будем учитывать коррупцию, то, может, и больше миллиарда.

— Можете привести примеры атак, которые вам запомнились?

— Наверное, сильнейшая была на «Приватбанк» и на портал «Дия». Они постоянно происходят, но мы наращиваем мощности защиты.

Михаил Федоров у себя в кабинете, 2022 год. Фото: Антон Филоленко, Данияр Сарсенов
Михаил Федоров у себя в кабинете, 2022 год. Фото: Антон Филоленко, Данияр Сарсенов

«Киберпартизаны», айтишники из Беларуси и нелегитимная власть

— Расскажите просто, чтобы белорус понял, что такое «Дия» и для чего сервис нужен?

— Это единое окно для получения всех государственных услуг, которые мы запускаем. Мы построили простые и логичные процессы, как бизнес-сервисы. За несколько кликов вы можете сменить адрес проживания, заплатить налоги, открыть ФОП (аналог ИП в Беларуси. — Прим. ред.) или счет в банке. У вас есть электронный паспорт, который вы можете использовать так же, как пластиковый или бумажный. Любое взаимодействие с государством будет в «Дии», сейчас там представлены основные услуги. Наша задача — обеспечить коммуникацию человека и государства в несколько кликов онлайн.

— К вам из Беларуси не обращались для покупки «Дии» или консультации по этому продукту?

— У вас сейчас нет легитимной власти, нам не с кем общаться.

— 4 октября Зеленский подписал указ о мерах по привлечению IT-специалистов из нашей страны. Сработало?

— К нам приехали несколько тысяч человек и несколько десятков компаний. Мы увеличили возможность пребывания в Украине граждан Беларуси, в ручном режиме помогали компаниям перевозить сотрудников и их семьи. Мы делали все, чтобы белорусские айтишники могли спокойно продолжать работать и пользоваться нашей инфраструктурой. Цель была не переманить жить белорусов в Украину, а поддержать людей, которые стали жертвами режима или которые с ним боролись. Мы хотели показать, что мы сочувствуем. В Беларуси очень много хороших людей. Для меня белорусский народ и Лукашенко — это две несопоставимые вещи, это разные системы координат. Есть диктатор, который захватил власть и держит ее, а есть люди, которые борются и, я уверен, победят.

— В Украине белорусам начали отказывать в продлении ВНЖ, будет ли министерство цифровой трансформации лоббировать решение о помощи белорусским айтишникам в этом вопросе?

— У нас продолжает работать контактная служба, которая занимается развитием IT. Сейчас выдавать и продлевать новые документы сложно, потому что с территории Беларуси летят ракеты, но тем, кто уже работал и в ком мы уверены, мы будем способствовать в решении вопроса.

— Вы знаете, кто такие «Киберпартизаны»?

— Я слышал, что в Беларуси они есть.

— Вы никогда с ними не сотрудничали?

— Я не пытался с ними выйти на связь и не сотрудничал, но, если их работа нацелена на борьбу с диктаторскими режимами, которые оккупировали Беларусь и Россию, то с удовольствием бы с ними познакомился.

Разговор с Зеленским и Украина через 5 лет

— Когда последний раз вы говорили с президентом?

— Вчера.

— О чем был этот разговор?

— Я согласовывал запуск нового проекта и показывал президенту, как он может выглядеть и какой будет результат. Это была рабочая встреча.

— Когда и как закончится война?

— Я не знаю, когда она закончится, но уверен, что победой Украины. Наша задача — забрать свои территории с минимальными потерями. Весь мир видит, что мы уже побеждаем и победим точно.

— Какой будет Украина через 5 лет после победы?

— Это будет новое экономическое чудо, страна будет завалена инвестициями, в Украине будет одна из лучших налоговых и правовых юрисдикций. Самая цифровая страна в мире, где любой предприниматель планеты сможет реализовать свою мечту. У Украины будет самая инновационная система защиты, а наши военные будут обучать другие армии мира.