Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Не так все радужно, как показывают по телевидению». Большой репортаж «Зеркала» из освобожденного Херсона
  2. Глава ОНТ предложил главе ЦИК назначать президента на ВНС, чтобы не допустить к власти «Зеленских, котлет и Наусед». Тот не против
  3. Бессмертие для диктаторов: рассказываем, как стареющие правители пытаются продлить себе жизнь и что из этого выходит
  4. Зачем российские пропагандисты извратили заявление Хренина и чья Белогоровка. Главное из сводок на 281-й день войны
  5. «Через три часа под дверью — дяди в форме». Минчанин утверждает, что написал на почту посольства Польши, а письмо прочли еще и силовики
  6. Без повестки и звонков. В Борисовском районе от военнообязанных требуют явиться для сверки учетных данных
  7. Новые правила въезда в Шенгенскую зону заработают весной 2023 года. Что изменится
  8. Белорусам стали отказывать в выдаче паспорта старого образца. Узнали, в чем дело и можно ли его получить
  9. Захват Белогоровки и Першего Травня, переполненные госпитали и отказ России от БТГ. Главное из сводок штабов на 280-й день войны
  10. В посольстве сообщили о госпитализированных с менингитом белорусах в Подмосковье. Один из них, возможно, скончался
  11. «Как остановить пожар в Европе?» В ОБСЕ зачитали последнюю речь Макея
  12. «Зноў не той». В Беларуси продолжаются задержания по поводу комментариев о смерти Макея
  13. Германия и Бельгия пролетели мимо плей-офф — две большие сенсации на чемпионате мира по футболу
  14. Экс-министру лесного хозяйства грозит до 15 лет лишения свободы
  15. «Это чувствительная информация». Заявление главы Еврокомиссии об украинских потерях вырезали из ее выступления
  16. «Меня повесят первым, а тебя — вторым. И плюнут на твою могилу, как теперь плюют на могилу Макея». Смерть главы МИД как тест — мнение
  17. «По словам врачей, ей становится лучше». Марию Колесникову перевели из реанимации в хирургию
  18. Дело TUT.BY передали в суд. Дата первого заседания пока неизвестна
  19. В МНС рассказали, какие налоговые изменения уже точно введут в 2023 году. Они затронут как бизнес, так и население


Беларусь в конце июня начала расплачиваться по евробондам рублями. Международные рейтинговые агентства через какое-то время среагировали на это объявлением о дефолте. Эксперт прогнозирует полноценный дефолт по этим ценным бумагам уже в феврале 2023 года, когда надо будет оплатить 800 млн долларов основного долга. Тем временем первый заместитель премьер-министра Николай Снопков накануне заявил, что «вопрос у нас не стоит остро», и «кому нужно, тот пусть и ищет» нового платежного агента по евробондам. Разбираемся с экономистом исследовательского центра BEROC (Киев) Дмитрием Круком в ситуации с евробондами.

Снимок носит иллюстративный характер

Коротко о том, что произошло. В конце июня Беларусь перечислила держателям еврооблигаций очередные проценты, но сделала это в белорусских рублях. В Минфине объяснили это техническими трудностями, иностранные банки отказываются переводить средства инвесторам.

На это отреагировали международные рейтинговые агентства: Moody’s заявило о дефолте Беларуси, Fitch предупреждало о возможности дефолта, а позднее понизило долгосрочный рейтинг нашей страны в иностранной валюте. S&P тоже снизило кредитные рейтинги Беларуси и объявило о дефолте по еврооблигациям.

В начале июля стало известно, что международный финансовый конгломерат Citigroup Global Markets Europe AG и Citibank отказался работать с белорусскими еврооблигациями. Тогда же Минфин анонсировал, что будет искать альтернативных платежных агентов.

Что вообще такое еврооблигации и чем они отличаются от обычных облигаций

Если совсем упростить, то еврооблигации (их еще называют евробондами) — это долговые ценные бумаги, которые выпускаются в иностранной валюте. Приставка «евро» не означает, что ценные бумаги продают на европейском рынке или что он выпущены в евро. По факту продавать их могут как в ЕС, так, к примеру, в США или Китае, а выпущены они могут быть не только в евро. Приставка «евро» появилась в слове из-за того, что такие ценные бумаги пошли из Европы.

При этом выпускать еврооблигации могут не только государства, но и отдельные компании. К примеру, ранее с такими ценными бумагами на рынок выходил «Евроторг».

Но еврооблигации не нужно путать с обычными облигациями, которые сейчас активно выпускает Минфин на внутренний рынок. Компании также выпускают обычные облигации — как в рублях, так и в валюте.

Что такое кредитный рейтинг и почему он так важен

На рынке еврооблигаций важное значение имеют кредитные рейтинги, которые присваивают международные рейтинговые агентства. Есть так называемая большая тройка агентств — S&P Global Ratings (S&P), Moody’s (базируются в США) и Fitch Group (штаб-квартиры в Нью-Йорке и Лондоне). Чем выше они выставляют рейтинг, тем это лучше для эмитента — того, кто выпускает ценные бумаги. В таком случае больше шансов, что к облигациям будет интерес со стороны инвесторов. Это в свою очередь позволит выставить более выгодную для эмитента процентную ставку по ценным бумагам.

К слову, с 2017 года Минфин Беларуси расторгнул контракт с Moody’s, но два других агентства остались, и в вопросе долговой устойчивости инвесторы ориентировались на их оценку.

На еврооблигации приходится львиная часть долговых сделок в мире. Поэтому на эти ценные бумаги смотрят как на один из главных критериев, насколько страна — хороший заемщик. Исполнение обязательств по еврооблигациям — своеобразный барометр долгового здоровья страны.

Минфин Беларуси обеспокоен дефолтами по облигациям, которые выпускают разные компании. Из-за этого чиновники намерены ужесточить требования к тем, кто выпускает в продажу такие ценные бумаги. Проблему с участившимися дефолтами на рынке облигаций обсудили на одном из заседаний общественно-консультативного совета по вопросам развития рынка ценных бумаг при Минфине. Напомним, в Беларуси волна дефолтов по облигациям наметилась в прошлом году, а в этом — продолжилась.

Можно ли говорить, что дефолт по еврооблигациям уже случился?

Дмитрий Крук объясняет, что в первую очередь дефолт надо рассматривать как экономическую категорию. Это подразумевает, что заемщик не исполнил в должной мере свои обязательства, поскольку не может или не хочет их исполнять. К примеру, если денег на выплату нет или средства по каким-то причинам решили направить на другие нужды.

Также есть юридическая сторона дефолта — это ситуация, когда дефолт признается официально и фиксируется как некий юридический факт. То есть полноценный дефолт — это когда заемщик не исполнил в должной мере свои обязательства, и это юридически зафиксировано. То есть нет противоречий между экономической и юридической стороной вопроса.

В нынешней ситуации с Беларусью такие противоречия есть — юридически зафиксировано, что наша страна не исполнила свои обязательства. А вот в отношении экономической составляющей ситуация, как минимум, неоднозначна.

После того как Fitch и Standard & Poor’s присвоили дефолтный рейтинг Беларуси, в юридическом смысле можно говорить о том, что дефолт состоялся, но в экономическом смысле скорее нет.

Снимок носит иллюстративный характер

Хорошо, допустим, у нас юридический дефолт. А почему это важно?

Юридическая сторона сама по себе имеет большое значение. Во всем финансовом мире смотрят на юридический факт, то есть не сильно вдаются в детали того, что за этим стоит в экономической части. Для инвесторов из других стран юридический статус будет первичен. А в нем они видят, что Беларусь в дефолте, что Беларусь не исполнила обязательства по конкретному евробонду, и Fitch и Standard & Poor’s выставили рейтинг, который означает высокую вероятность того, что и другие обязательства не будут исполняться.

Соответственно, говорить о каких-то новых заимствованиях на рынке еврооблигаций нереалистично. Дефолтному заемщику, который не исполняет свои обязательства, в долг никто давать не будет. Но важна еще одна оговорка. Де-факто в такой ситуации мы оказались еще с начала войны, когда санкции Евросоюза и других стран просто юридически запретили предоставлять Беларуси финансирование. Для нас традиционные последствия дефолта стали ощутимы еще до самого юридического факта дефолта. И это несколько нивелирует его значимость сегодня. Ведь у нас нет ни малейшей перспективы получить деньги на рынке еврооблигаций еще как минимум с того момента, считает Дмитрий Крук.

Беларусь может потенциально продолжать заимствовать на российском рынке. Но свободно привлекать средства за пределами страны на рыночной основе становится затруднительно, практически нереально.

Почему решения рейтинговых агентств негативно влияют на предприятия и банки

Что наиболее важно сегодня — к рейтингу всей страны как заемщика явно и неявно привязаны рейтинги всех других заемщиков. Речь о резидентах страны, то есть о белорусских банках и предприятиях. Соответственно, с большой вероятностью, как прогнозирует аналитик, их рейтинги будут понижаться или договоры с рейтинговыми агентствами большой тройки будут расторгаться. В самом мягком варианте это будет порождать настороженность в отношении сделок с нашими банками и предприятиями, поскольку все финансовые учреждения страны, классифицируемой как дефолтная, не могут рассматриваться как надежные партнеры.

Снимок носит иллюстративный характер

Может ли произойти настоящий дефолт и есть ли для этого предпосылки

То, что в экономическом смысле дефолта по всем правительственным обязательствам на данный момент нет, не значит, что его не будет. В феврале 2023 года нам предстоит погасить один из выпусков евробондов с единовременной выплатой на 800 миллионов долларов. Исходя из состояния госфинансов и золотовалютных резервов на сегодня, вероятность того, что правительство сможет и будет готово выплатить эту сумму единовременно, не столь высокая, считает Дмитрий Крук. Особенно учитывая, что источников, где можно взамен привлечь новое финансирование, немного. Это Россия и связанные с ней наднациональные институты наподобие Евразийского банка развития.

Дмитрий Крук ранее допускал, что февраль 2023 года может стать той точкой, когда недодефолт превратится в полноценный дефолт. В этом случае доминантой будут уже исключительно экономические причины, потому что страна будет не в состоянии исполнять обязательства.

Сейчас аналитик также со значимой вероятностью допускает возможный дефолт в феврале. Он уточняет, что решение Минфина пойти на отказ от выплаты в долларах по бондам-2027 довольно неожиданное. Дмитрий Крук не исключает, что Беларусь превентивно пошла на ситуацию недодефолта, чтобы тем самым завуалировать и прикрыть возможный настоящий дефолт. Последствий недодефолта на внутреннем рынке мы почти не ощутили. В этом плане можно девальвировать угрозу настоящего дефолта. Если это произойдет и станет шоком, то, по крайней мере в публичном пространстве, можно будет сказать: «Смотрите, у нас это уже было, ничего нового не произошло». Хотя по факту это два разных события.

К слову, предположение Дмитрия Крука может косвенно подтверждать заявление первого заместителя премьер-министра Николая Снопкова, который 22 августа сказал, что власти Беларуси не относят поиск нового платежного агента по евробондам к злободневным вопросам. «Мы считаем, что если с нами не хотят общаться и взаимодействовать и у нас практически забрали все финансовые потоки все международные финансовые организации, почему мы должны кого-то искать для того, чтобы рассчитаться?» — сказал Снопков.

При этом ранее правительство по меньшей мере для внутреннего рынка заявляло, что мы можем и будем продолжать выполнять свои обязательства. Минфин заявлял, что будет искать альтернативных платежных агентов по еврооблигациям. Сейчас же риторика чиновников изменилась.

Влияет ли ситуация с (не) дефолтом на жизнь белорусов

Сейчас ситуация с еврооблигациями если и влияет на жизнь белорусов, то косвенно и далеко не в такой мере, как это может быть при полноценном дефолте. В теории все это может привести к росту цен на базовые товары и сужению доступного ассортимента.

Эксперт приводит пример, что зарубежные банки в теории могут вводить какую-то дополнительную защиту в отношениях с белорусскими финучреждениями, то есть, например, какая-нибудь фирма нашла обходные пути поставок продуктов из Турции, а турецкий банк больше не хочет обслуживать внешнеторговые сделки с белорусами и придется искать новые обходные пути. Это дополнительные затраты, которые бизнес с большой вероятностью переложит на потребителей.

То есть дополнительный инфляционный импульс — главная угроза.

Если говорить про возможный полноценный дефолт, то это удар по финансовой системе и по платежеспособности банков, отмечает аналитик. В таком случае придется переживать за сохранность депозитов. Банки могут резко столкнуться с тем, что перед ними не исполняют обязательства их заемщики, соответственно, они не смогут выплатить депозиты желающим.

Еще один момент — на фоне полноценного дефолта велика вероятность разгона инфляции и скачков обменного курса, поскольку желание застраховаться от рисков увеличит дополнительный спрос на валюту. Также это может привести к всплескам на потребительском рынке, провоцируя ценовые скачки.