Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Ушел в банкротство один из производителей колбасной продукции. Среди прочего он выпускал паштеты, зельцы и рулеты
  2. В Израиле отменили конференцию к 80-летию освобождения Беларуси из-за антисемитских высказываний Лукашенко
  3. «Нет, не золотые». Государство закупает для подарков тарелки, которые стоят по 1530 рублей за штуку — спросили, почему так дорого
  4. Прослушивали, похищали рукописи, избили, заставили эмигрировать и поливают грязью сейчас. Как власти издевались над Василем Быковым
  5. «К сыновьям Лукашенко три раза в день подбегает кто-то с палкой, бьет и убегает». Поговорили с необычным «решалой» проблем в Беларуси
  6. Задержанного за взятки первого замглавы БелЖД уволили «по статье»
  7. Банкротится известный производитель детского питания
  8. «Честно? Всю Украину надо забирать». Поговорили с экс-вагнеровцем, который после мятежа Пригожина жил в Беларуси и вернулся на войну
  9. Лукашенко опять пожаловался на беларусов. Что на этот раз
  10. Российское госСМИ сфальсифицировало интервью главы МАГАТЭ Гросси — эксперты рассказали, с какой целью
  11. Беларуска смогла снять в Польше художественный фильм о событиях 2020-го. Рассказываем, что из этого вышло
  12. Эксперты рассказали, чем выгоден режиму Ким Чен Ына визит Путина и что российский президент хочет получить от Северной Кореи взамен
  13. Лукашенко годами требует решить вопрос с умирающими магазинами «у дома». В соседней Польше это давно сделала «Жабка» — вот как


Сегодня, 24 августа, День независимости празднует Украина, объявившая об этом еще в 1991-м. На следующий день, 25 августа 1991-го, — аналогичное решение приняла и Беларусь. Тем не менее Владимир Путин перед началом войны в разговоре с канцлером Германии Олафом Шольцем отрицал право наших стран на суверенитет. Подобные мысли Путин высказывал и публично. Но что вообще такое «независимость»? Из чего она складывается? И можно ли говорить, что Беларусь частично ее лишилась? Разбираемся.

Четыре условия для суверенитета

Фото: TUT.BY

Независимость и суверенитет — очень близкие понятия. В международном праве используется термин «суверенное государство» (а не «независимое»).

Специалисты в области международного права выделяют четыре главных условия, необходимых для существования такого государства (откуда появились эти идеи, мы объясним ниже). Относительно первых трех они солидарны друг с другом. Это наличие:

  • народа — постоянного населения, которое имеет представление или веру в собственную национальность;
  • территории — то есть фиксированных границ;
  • одного правительства и системы государственного управления, которые обладают суверенитетом над этой территорией (под суверенитетом тут понимается независимость государства во внешних делах и верховенство государственной власти во внутренних делах).

По поводу четвертого фактора существуют две теории: конститутивная и декларативная.

Согласно первой, государство становится субъектом международного права только когда признается другими государствами. Эта теория стала применяться еще в ХIХ веке. В 1815-м был подписан заключительный акт Венского конгресса, завершивший эпоху наполеоновских войн. Как отмечал канадский исследователь Калеви Холсти, в документе были перечислены 39 государств. «Эта цифра была намного ниже, чем количество государств, претендовавших на суверенитет. Если в XVIII веке и возникали какие-то сомнения на этот счет, то Венский конгресс твердо установил, что государства не будут обладать правами суверенитета до тех пор, пока не будут признаны другими державами — в первую очередь великими».

Согласно второй, требуется лишь способность вступать в отношения с другими государствами на основе суверенитета. Впервые она была четко сформулирована в Конвенции Монтевидео, подписанной в 1933 году 19 государствами Северной и Южной Америки. В первой статье этого документа указывалось: «Государство, как субъект международного права, должнo обладать следующими признаками: I постоянное население; II определенная территория; III правительство; IV способность к вступлению в отношения с другими государствами». В третьей статье шла речь о том, что «политическое существование государства не зависит от признания другими государствами. Даже до признания государство имеет право защищать свою целостность и независимость для обеспечения его сохранения и процветания».

Европейские государства никогда не подписывали эту конвенцию. Но в начале 1990-х свои решения (целых 15) вынесла Арбитражная комиссия Мирной конференции по Югославии. В первом их них указывалось, что государство должно обладать территорией, населением и организованной политической властью. На основании решений комиссии республики бывшей Югославии были признаны независимыми государствами. В итоге эти принципы стали всеобщими, упоминание о них можно найти в любом учебнике по международному праву.

Суверенитет Беларуси под угрозой?

Признаки этого есть.

Например, возьмем «суверенитет над территориями». Ввод в Беларусь российских войск, использование нашей страны как плацдарма для вторжения в Украину и бомбежки ее территории заставляют сомневаться, что белорусское правительство на самом деле контролирует ситуацию и может на что-то влиять. К такому выводу приходят и белорусские политологи.

Учитывая, что в Кремле находятся сторонники «русского мира», отрицающего право Беларуси на суверенитет, это создает большие риски для существования Беларуси как независимого государства.

Отголосок из прошлого

Впрочем, проблемы суверенитета можно трактовать не только в юридической плоскости. В феврале 1990 года белорусский писатель Владимир Орлов написал знаменитое эссе «Незалежнасць гэта…». Какие-то его детали устарели, поскольку оказались привязаны к тем реалиям (Советский Союз еще существовал). Но отдельные фрагменты до сих пор выглядят актуальным:

«<…> Незалежнасць — гэта калі ты будзеш служыць у войску не далей за памежны горад ці вёску твае зямлі, затое табе ніколі не загадаюць фарбаваць траву і прыбіраць тэрыторыю „вот от сюда и до обеда“ <…>

Незалежнасць — гэта калі твой сын прынёс са школы пяцёрку па гісторыі і ты хваліш яго за гэтую пяцёрку, бо ведаеш, што ён атрымаў яе не па тым прадмеце, дзе вучаць пра Лядовае пабоішча і перамогу калектывізацыі, а па тым, дзе вучаць пра Грунвальдскую бітву, якая ўратавала твой народ ад смерці, і кажуць праўду пра тую ўладу, што растраляла твайго дзеда й задушыла голадам тваю бабулю (речь о Голодоморе. — Прим. ред.).

Незалежнасць — гэта калі ты пазбаўлены магчымасці пачуць, як твой прэзідэнт вучыць з экрану суайчыннікаў: „Хто как хаціт, той так і гаварыт“, бо твой прэзідэнт — чалавек пісьменны і хоць адну мову ўсё ж ведае.

Незалежнасць — гэта калі з тэлеперадач і газэт раптам знікаюць <…> вусцішныя паведамленні пра нацыяналістаў і экстрэмістаў з народных франтоў, <…>.

Незалежнасць — гэта калі ніхто не страшыць цябе, што твой народ не зможа выжыць без вялікага старэйшага брата, бо не мае сваіх баксітаў ці алмазаў <…>.

Незалежнасць — гэта калі ад нараджэння да скону пачуваешся сваім чалавекам на сваёй зямлі».

«Я веру, што калі-небудзь так будзе. Бо іначай проста не варта жыць».

Все это Владимир Орлов написал 32 года назад. В его трактовке независимость неотделима от демократии и уважения к законам. В таком случае мы еще не прошли этот путь до конца.