Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Вместе с BELPOL проверили, чем владеет семья экс-министра труда Щеткиной, с «легкой» руки которой ввели налог для «тунеядцев»
  2. В эфире ОНТ назвали цифру уехавших беларусов, у которых власти собираются конфисковать квартиру или дом
  3. Итоговое коммюнике саммита мира в Швейцарии подписали 80 стран из 92. О чем идет речь в документе
  4. Лидеры «Большой семерки» упомянули Беларусь в финальном заявлении саммита G7. Узнали, как это стало возможным
  5. Тепло, но с дождями и грозами. Прогноз погоды на следующую неделю
  6. Власти очень хотели забрать успешное предприятие и воспользовались трагедией — тогда погибли 14 человек. Вспоминаем, как это было
  7. «Изолятор захвачен боевиками „Исламского государства“». В российском СИЗО ликвидированы заключенные, взявшие в заложники двух сотрудников
  8. Лукашенко — «кукла Путина в Беларуси»: президент Польши на Глобальном саммите мира оценил «позорную роль» политика в агрессии против Украины
  9. Западная военная помощь начала поступать в Украину. Первый замминистра обороны этой страны объяснил, что с ней не так
  10. Появился первый список беларусских спортсменов, которых допустили к Олимпиаде в Париже. Вот сколько атлетов будет участвовать


Выплаты по еврооблигациям в рублях держателям ценных бумаг правительства Беларуси международные рейтинговые агентства воспринимают как дефолт. Впрочем, для иностранных инвесторов несоблюдение Минском договорных обязательств в этом случае не так важно, как происходящее в стране и экономике в последние два года. Тем не менее в будущем дефолт по еврооблигациям скажется на росте ставок по кредитам, снижении новых инвестиций и на репутации страны. Об этом в бюллетене «Экспертный взгляд» BEROC (Киев) рассказал старший аналитик департамента оценки бизнеса, активов и инвестиций компании Kroll, автор телеграм-канала Belarus Finance Максим Адаскевич.

Международные рейтинговые агентства говорят о дефолте Беларуси по еврооблигациям. Минфин с этим не согласен и заявляет, что не отказывался платить по долгам, а не смог это сделать в нужной валюте из-за санкций. Тем не менее в глазах держателей еврооблигаций дефолт был, поскольку они ожидали выплат в долларах, пишет Максим Адаскевич.

Для остальных иностранных инвесторов не так важно, был ли дефолт или нет, потому что большинство негативных последствий для иностранных инвестиций случились до этого. Они были связаны с политическим кризисом, который произошел в Беларуси в 2020 году и последствия которого ощущаются до сих пор, а также с военными действиями России в Украине. На фоне этого выплаты по евробондам в рублях вместо долларов вряд ли сильно повлияют на их решения.

Дефолт всегда негативно сказывается на инвестициях и экономике в целом. Одним из последствий его будет сохранение за белорусскими компаниями и государством высоких кредитных рисков. Значит, для правительства Беларуси и частного сектора иностранные кредиты станут дороже. Второе последствие связано с репутацией.

— Теоретически после дефолта можно вернуться на рынок и всего через пару лет — все зависит от финансового состояния государства. В нашем случае это реализация сценария, при котором будут сняты санкции, проведены реформы и будет стабильное состояние государственных финансов, — отмечает автор анализа. — Хотя все равно «помнить» дефолт рынки будут еще долго — и это будет дороже, чем если бы дефолта не было. С другой стороны, сложно сказать, насколько велик будет эффект именно «памяти о дефолте» по сравнению с «памятью о санкциях, политических кризисах и прочих событиях истории страны».

Эксперт отмечает, что обычно после дефолта страны договариваются о реструктуризации долга, часто при посредничестве МВФ. Однако с учетом того, что белорусские власти уверены, что не допустили дефолта, у кредиторов нет механизмов, способных заставить Беларусь платить по долгам.

— Кредиторы взяли на себя страновой риск и купили необеспеченные облигации под довольно высокий процент. И именно этот риск сработал.

Однако он считает, что кредиторы вряд ли будут ждать лучших времен для возврата своих средств. Ведь неизвестно, когда они наступят, а инвесторы тем временем теряют возможность альтернативных вложений своих денег.

— Так что кредиторы будут пытаться как-то получить назад хотя бы часть своих денег. Для этого необходимо, чтобы Беларусь, инвесторы, МВФ, правительства «недружественных» стран — все они согласились на какой-то механизм урегулирования вопроса. Поскольку сторон много, то вряд ли это будет быстрый процесс, — заключает Максим Адаскевич.

Напомним, экономист Дмитрий Крук прогнозирует, что полноценный дефолт может случиться в Беларуси уже через полгода, когда подойдет срок оплатить 800 млн долларов основного долга по еврооблигациям.