Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. MAYDAY: В Бресте в 44 года умер начальник милицейского управления по борьбе с киберпреступностью
  2. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
  3. Изнасилованная в Варшаве белоруска умерла
  4. «Приехал и один развернул толпу в свою сторону». Чиновники и пропаганда возвеличивают Лукашенко — вот кто старается больше всех
  5. В ВСУ сообщили о гибели бойцов морского центра спецопераций. Z-каналы пишут о 20 убитых и одном взятом в плен при попытке высадить десант
  6. Как Кремль может воспользоваться призывом Приднестровья «защитить» их от Молдовы, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  7. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  8. «КГБ заставлял выплатить повторные компенсации наличными». Поговорили с основателем By_Help о новых тенденциях в делах по донатам
  9. «Отменен навсегда». Литва 1 марта нанесет удар по транспортному сообщению с Беларусью: как это уже отразилось на пассажирских перевозках
  10. Введение комиссии за хранение валюты на счетах и повышение сбора по наличным. Многие банки анонсировали изменения в марте
  11. Уходя с поста, министр хочет громко хлопнуть дверью — ввести ужесточения по рынку труда (ранее приложила руку к урезанию соцпакета)
  12. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  13. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  14. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ
  15. Литва закрыла два пункта пропуска на границе с Беларусью. Что с очередями?
  16. Владельцы Xiaomi жалуются, что их смартфоны обновились до «кирпича». Что произошло и как это «вылечить»
  17. Новшества от мобильных операторов и банков, усиленный контроль силовиков, дедлайн по налогам. Что изменится в марте


Выплаты по еврооблигациям в рублях держателям ценных бумаг правительства Беларуси международные рейтинговые агентства воспринимают как дефолт. Впрочем, для иностранных инвесторов несоблюдение Минском договорных обязательств в этом случае не так важно, как происходящее в стране и экономике в последние два года. Тем не менее в будущем дефолт по еврооблигациям скажется на росте ставок по кредитам, снижении новых инвестиций и на репутации страны. Об этом в бюллетене «Экспертный взгляд» BEROC (Киев) рассказал старший аналитик департамента оценки бизнеса, активов и инвестиций компании Kroll, автор телеграм-канала Belarus Finance Максим Адаскевич.

Международные рейтинговые агентства говорят о дефолте Беларуси по еврооблигациям. Минфин с этим не согласен и заявляет, что не отказывался платить по долгам, а не смог это сделать в нужной валюте из-за санкций. Тем не менее в глазах держателей еврооблигаций дефолт был, поскольку они ожидали выплат в долларах, пишет Максим Адаскевич.

Для остальных иностранных инвесторов не так важно, был ли дефолт или нет, потому что большинство негативных последствий для иностранных инвестиций случились до этого. Они были связаны с политическим кризисом, который произошел в Беларуси в 2020 году и последствия которого ощущаются до сих пор, а также с военными действиями России в Украине. На фоне этого выплаты по евробондам в рублях вместо долларов вряд ли сильно повлияют на их решения.

Дефолт всегда негативно сказывается на инвестициях и экономике в целом. Одним из последствий его будет сохранение за белорусскими компаниями и государством высоких кредитных рисков. Значит, для правительства Беларуси и частного сектора иностранные кредиты станут дороже. Второе последствие связано с репутацией.

— Теоретически после дефолта можно вернуться на рынок и всего через пару лет — все зависит от финансового состояния государства. В нашем случае это реализация сценария, при котором будут сняты санкции, проведены реформы и будет стабильное состояние государственных финансов, — отмечает автор анализа. — Хотя все равно «помнить» дефолт рынки будут еще долго — и это будет дороже, чем если бы дефолта не было. С другой стороны, сложно сказать, насколько велик будет эффект именно «памяти о дефолте» по сравнению с «памятью о санкциях, политических кризисах и прочих событиях истории страны».

Эксперт отмечает, что обычно после дефолта страны договариваются о реструктуризации долга, часто при посредничестве МВФ. Однако с учетом того, что белорусские власти уверены, что не допустили дефолта, у кредиторов нет механизмов, способных заставить Беларусь платить по долгам.

— Кредиторы взяли на себя страновой риск и купили необеспеченные облигации под довольно высокий процент. И именно этот риск сработал.

Однако он считает, что кредиторы вряд ли будут ждать лучших времен для возврата своих средств. Ведь неизвестно, когда они наступят, а инвесторы тем временем теряют возможность альтернативных вложений своих денег.

— Так что кредиторы будут пытаться как-то получить назад хотя бы часть своих денег. Для этого необходимо, чтобы Беларусь, инвесторы, МВФ, правительства «недружественных» стран — все они согласились на какой-то механизм урегулирования вопроса. Поскольку сторон много, то вряд ли это будет быстрый процесс, — заключает Максим Адаскевич.

Напомним, экономист Дмитрий Крук прогнозирует, что полноценный дефолт может случиться в Беларуси уже через полгода, когда подойдет срок оплатить 800 млн долларов основного долга по еврооблигациям.