Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Сможет ли армия РФ захватить Часов Яр к 9 мая и почему российское командование уверено в этом — анализ экспертов
  2. Почему в Пинске так много змей на набережной и откуда появились гадюки на грядках, объяснил ученый
  3. Новое российское наступление может достичь «угрожающих успехов» без помощи США Украине — эксперты
  4. ЧМТ, переломы, ушибы и рваные раны: вдвое увеличилось число пострадавших в ДТП на Смиловичском тракте в Минске
  5. Беларусская гражданская авиация поразительно деградировала всего за пару лет. Рассказываем, что произошло и что к этому привело
  6. Уровень цинизма зашкаливает: власти продолжают «отжимать» недвижимость осужденных по политическим статьям. На торги попали новые объекты
  7. В двух беларусских театрах происходят массовые увольнения актеров и сотрудников
  8. У Дворца независимости заметили людей в форме, скорые и МЧС. Узнали, что происходит
  9. «Он пошел против власти, а вы нет — вы хорошие». Монолог освободившегося из самой строгой колонии страны, где сидит Статкевич
  10. Ответ нашелся в неожиданном месте. Рассказываем, почему Марину Василевскую нельзя называть профессиональной космонавткой
  11. Эксперты предупредили беларусов, чтобы готовились к скачку цен. Недавно Лукашенко признался, что не знает, чем закончится эксперимент
  12. Жесткая авария в Минске: автобус влетел в фуру, пострадали 20 человек. СК показал видео ДТП
  13. Лукашенко анонсировал возможные изменения для рынка труда. Причина — «испаряющиеся» работники (за кого могут взяться на этот раз)
  14. Как обострение на Ближнем Востоке и новые санкции повлияют на курсы доллара и евро? Прогноз по валютам
  15. В Бресте скоропостижно умер высокопоставленный силовик, который руководил разгоном протестов в Пинске. Ему было 47 лет
  16. СК начал спецпроизводство в отношении бизнесмена, который входил в топ-200 самых влиятельных предпринимателей
  17. Большой секрет Василевской. Власти старательно скрывают, в каком университете училась первая беларусская космонавтка, но мы это выяснили


Глава компании EPAM Аркадий Добкин дал большое интервью порталу dev.by. В нем он рассказал о нынешней ситуации в белорусском «айти», поделился информацией о релокейте сотрудников за границу, а также высказал мнение, каким образом можно спасти репутацию белорусской IT-отрасли. Публикуем выдержки из его интервью.

Фото: Reuters
Офис EPAM в Минске. Фото: Reuters

О проблемах в белорусской IT-сфере

«Я думаю, ситуация сегодня очень серьезная. Прежде всего с точки зрения потери таланта. Почти год назад я высказал предположение, что это может быть самым значительным исходом таланта из Беларуси. К сожалению, вероятность этого только увеличилась. Это очень и очень печально. А еще и дополнительные риски потери репутации перед клиентами, что делает положение еще более серьезным.

Ну а история построения отрасли, наверное, требует отдельного разговора когда-нибудь в будущем. Сейчас хорошо бы сфокусироваться на возможностях ее сохранения».

Об уходе компании из Беларуси

<…> «EPAM не собирался и не собирается уходить или закрываться в Беларуси.

Прежде всего потому, что мы, как компания с серьезной ответственностью перед сотрудниками, клиентами, акционерами и страной, подходим к ситуации рационально и стараемся оставлять эмоциональные аспекты вне поля принятия решения. <…>

С человеческой, эмоциональной точки зрения, моей лично и тех из нас в ЕРАМ, кто связан с Беларусью, и тех, кто родился, вырос, работал там в прошлом и так или иначе считает Беларусь своей родиной. С этой точки зрения, это будет огромной потерей для всех нас — очень много труда и любви было вложено за последние 28 лет.

И притом что мы, безусловно, предложим всем нашим сотрудникам в Беларуси различные варианты для легальной удаленной работы, с большой вероятностью это послужит еще одним толчком для многих к миграции как через наши внутренние программы релокации, так и через другие внешние предложения.

Фото: dev.by
Аркадий Добкин. Фото: dev.by

С рациональной же точки зрения или, другими словами, с точки зрения влияния такого события на ЕРАМ как на глобальную компанию, имеющую сегодня центры разработки в более чем 20 странах и оперирующую уже почти в 40, это, наверное, приведет к тому, что мы будем какое-то время немного „бежать на месте“.

<…> Напомню, в то время как белорусское подразделение практически не растет в этом году, компания во втором квартале 2021 года выросла почти на 40% и четыре тысячи человек, а на третий квартал наш официальный прогноз роста близок к 50%. Эти цифры, наверное, лучше всего иллюстрируют ситуацию без эмоциональной составляющей». <…>

О прошлом и будущем ПВТ без крупных компаний

<…> «Мы слишком хорошо знаем, как тяжело быть первыми и объяснять клиентам и инвесторам, где находится Беларусь и почему „ей“ можно доверять и „там“ можно работать. Это заняло у нас первые 10−15 лет нашей жизни. И как было бы здорово просто сказать им тогда, лет 15−20 назад, посмотрите вот на этих: они там же, где и мы, и поэтому мы сможем, как они, или даже еще лучше. <…>

Мы очень надеемся, что все то, что мы делали эти последние 15−20 лет, позволяло всем нам в Беларуси сохранять и развивать в стране столь необходимый человеческий капитал. И привлекать его извне тоже. А также развивать и деловую репутацию ИТ-индустрии Беларуси в целом, и доверие к ней, и уже не в одиночку, а вместе с другими классными примерами для подражания — такими, как Wargaming, Flo, Workfusion, и еще с несколькими десятками компаний, которые ассоциируются сегодня со „сделано в Беларуси“ и с тем пионерским решением, принятым 15 лет назад. <…>

Так вот, что будет означать „отсутствие“ [EPAM и других крупных компаний в ПВТ]? Просто больше нельзя будет сказать клиентам и инвесторам „посмотрите“. Скорее, нужно будет опасаться, что „посмотрят“. Репутацию индустрии, доверие к ней, скорее всего, придется строить сначала/заново.

<…> Просто надо понимать, что процесс восстановления займет многие годы, и это будет намного тяжелее сделать снова. 15 лет назад ПВТ был пионером, и начинать практически с нуля было легче. Сегодня индустрия убежала далеко вперед, и такие условия есть у всех „локальных“ по отношению к Беларуси конкурентов за талант. Плюс восстанавливать репутацию обычно намного тяжелее, чем создавать ее с нуля, потому что и новые компании, и клиенты, и инвесторы однозначно будут внимательно «смотреть».

Об отъезде айтишников из Беларуси

<…> «По нашим прикидкам, уже уехало около 10−15% людей из индустрии. Может уехать еще столько же или больше. С семьями, с детьми-подростками и студентами, которые уже не придут в вузы и не придут в компании в Беларуси. Это большие потери таланта и всего того, что с этим связано. И очень тяжело восполняемые потери. И, конечно, огромный подарок соседям. <…>

Сейчас нужно думать прежде всего о сохранении индустрии и ее репутации. Чтобы потом было что развивать. И как можно с более высокой точки. Поэтому я за рациональный подход. Фокус прежде всего должен быть на том, как остановить отток людей. А это, возможно, создаст и предпосылки к их возврату, ну и к возможности развития. И да, однозначно, это потребует времени и усилий. С моей точки зрения, диалог не просто нужен. Диалог необходим. Считаю, возможности для него все еще есть. Попробую пояснить. <…>

Как руководитель глобальной компании я должен и могу действовать только как рациональный человек и бизнесмен, который несет ответственность перед сотрудниками, клиентами, инвесторами и страной тоже. <…> Так вот, с точки зрения этой рациональности, сегодня есть однозначно общие интересы у власти и бизнеса. ИТ-индустрия — в их числе, и это, наверное, создает одну из возможностей для диалога.

Исход людей заставляет компании все больше задумываться о своем присутствии в стране. Нет человеческого капитала — нет бизнеса. Уход компаний заставляет людей еще больше думать об эмиграции. Не будет компаний с репутацией и доверием клиентов — не будет интересной и квалифицированной работы.

Что значит тогда рациональность с точки зрения власти? Прежде всего, наверное, это пересмотр подхода к наказанию людей за их убеждения и за мирное выражение этих убеждений, за их честную профессиональную деятельность, включая прекращение административного и уголовного преследования этих категорий граждан.

Этот шаг критически важен. Он позволит по крайней мере приостановить исход людей из чувства страха и чувства незащищенности, в какой-то степени отчаяния и непонимания, за что можно сегодня быть наказанным административно или уголовно. Это позволит и бизнесу перестать постоянно бояться за людей и сосредоточиться прежде всего на бизнесе, клиентах и сохранении их еще не утраченного доверия. Безусловно, неоправданные претензии к бизнесу тоже никак не помогают, но в данной ситуации это уже, скорее всего, вторично. Ведь бизнес — это прежде всего люди.

Это, наверное, и есть основа для начала диалога. Почему именно власть должна сделать этот первый шаг? Наверное, прежде всего, потому что у нее есть власть».