Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
Чытаць па-беларуску


Несколько народных депутатов Украины 19 октября встретились с представителями полка Калиновского. Со стороны нардепов прозвучала фраза о том, что полк — легитимный представитель нашего народа. В социальных сетях под постом пресс-службы калиновцев это вызвало немало вопросов и критики со стороны белорусов. Так в качестве кого украинские нардепы воспринимают белорусских бойцов? Допускают ли в Раде контакты с другими представителями демсил? Спросили у народного депутата от правящей партии «Слуга народа» Богдана Яременко, который присутствовал на встрече.

Фото: t.me/belwarriors
Встреча представителей полка Калиновского и народных депутатов Украины. Фото: t.me/belwarriors

«С полком Калиновского мы готовы обсуждать все аспекты жизни современной Беларуси»

— Мы знаем о самой встрече представителей Верховной рады с полком Калиновского, после нее был ряд заявлений. Но можете ли вы сказать, что послужило поводом и почему она произошла именно сейчас?

— Члены парламента обязаны проводить встречи. Встречи с представителями различных организаций, групп, активистами, известными фигурами — это ежедневная работа любого члена парламента в любой стране для того, чтобы собирать информацию о реальной ситуации в государстве, о чем-то договариваться.

Встреча прошла в форме заседания межфракционного объединения «Дэмакратычная Беларусь». Это группа депутатов Верховной рады Украины, которые объединились вокруг интереса к ситуации в Беларуси и отношений между нашими странами. Эта группа не может не замечать феномен последних месяцев в Украине — это существование белорусского полка, который участвует в войне против Российской Федерации.

Само существование полка, его активность, развитие стали причиной этой встречи. Появилась такая интересная организация, которая проявляет себя не только на поле боя, но начинает интересоваться политикой. Соответственно, мы не могли ее проигнорировать. Вот и вся причина. Здесь нет никаких скрытых мотивов.

— По словам заместителя командира полка Вадима Кабанчука, депутаты назвали подразделение легитимным представителем белорусского народа. Это так? Если да, то какие смыслы вкладывались в определение легитимности?

— Народные депутаты Украины представляют единство только когда голосуют в зале [парламента] за какой-то закон. Во всех остальных случаях они представляют индивидуальную позицию или позицию своей фракции. Поэтому заявления, которые звучат во время партийных собраний, — это политические оценки.

Такая политическая оценка звучала и на нашей встрече с полком. Она означает, думаю, ни больше ни меньше чем то, что с полком Калиновского мы готовы обсуждать все аспекты жизни современной Беларуси, защиту прав и интересов белорусов на территории Украины, как и все аспекты будущего вашей страны. То есть мы видим в них организацию, с которой целесообразно, можно [говорить] и которая уполномочена обсуждать [эти вопросы]. Таким образом мы показали свое отношение к ней.

«Почему нас учат, с кем про что мы говорим и как кого мы называем?»

— Вы говорите, что видите полк как организацию, с которой можно обсуждать различные вопросы. Подразумевается, как организацию политическую или без политических или каких-то других определений?

— Здесь все понятно. Мы встречались с полком. Так что полк — это и есть та организация [о которой идет речь]. Они могут создать другие структуры, например, политические, какой-то совет… Но встреча была именно с представителями полка.

— Почему я акцентирую на этом внимание: именно фраза про легитимность вызвала у части белорусов возмущение, у кого-то вопросы…

— Да, я понимаю. Я тоже читаю комментарии. Я не понимаю, чем вызвано это возмущение. Особенно когда я прочитал много таких возмущения, которые идут из Лондона, Астаны… Почему нас, украинских депутатов, учат, с кем про что мы говорим и как кого мы называем? Это наше дело. Поэтому при всем уважении к разным мнениям, я не вижу [оснований для критики].

Мне кажется, что часть таких упреков — инспирированные и это информационная кампания. Кем и чем она инспирирована, я могу догадываться, но не хочу давать таких оценок. Но она не имеет под собой никаких реальных причин.

У нас есть очень уважаемая белорусская организация на территории Украины (и не она одна). Но понятно, что ничего более важного, чем полк Калиновского, в Украине нет. Как я уже сказал, полк начинает проявлять интерес к политике, политическим вопросам. И да, мы готовы с ним работать как с представителями интересов белорусского народа.

Если кто-то видит других представителей белорусского народа — кто-то Лукашенко, кто-то Светлану Тихановскую — мы никому не мешаем иметь другое мнение или встречаться. Это не наше дело. То, что происходит на нашей территории, — вот это наше дело.

— Но то, что имела в виду я, это были не обвинения в адрес депутатов, а именно критика в адрес полка. В частности, это были комментарии от белорусов о том, что их не избирали — вот поэтому и возникают вопросы о корректности использования слова «легитимный». Именно в этом был вопрос.

— Насколько я могу читать и как я понимаю, полк сослался на то, что именно депутаты Украины, а не они сами себя так называли. Они просто передали то, что слышали на встрече. И это соответствует заявлениям моих коллег и моим личным убеждениям. Поэтому здесь не в чем упрекать пресс-службу полка — она просто достаточно точно передала содержание нашей беседы.

— Вы не думаете, что в таком случае при расширении этих отношений и их трансформации в политические это может вызвать большее недовольство со стороны белорусов?

— Все может быть. Белорусы могут реагировать как угодно. Это их право.

«Над белорусским народом стоят два полицая и бьют его по голове»

— Еще одно уточнение. Вы уже сказали, что депутаты могут встречаться с кем хотят и считать легитимным или просто представителем какого-то народа кого угодно, пока не голосуют в Раде. Но, на ваш взгляд, такого рода встречи заменяют развитие отношений, например, с демсилами Беларуси, представители которых сейчас также находятся в Киеве?

— Абсолютно нет. Необходимо работать со всеми. Мне кажется, что есть общее мнение и народных депутатов Украины, и представителей полка о том, что нам нужно [работать со всеми].

Тут следует пояснить: мы сегодня пришли к такой ситуации, когда видим, что Беларусь в том виде, в котором она существует сейчас, — это угроза для нашей страны. Беларусь, оккупированная Россией и внутренним захватчиком, принимает участие в войне против нашей страны. Мы в Украине заинтересованы в том, чтобы это изменилось. И мы заинтересованы в том, чтобы это сделали сами белорусы, если вы можете это сделать.

Мы понимаем, что это очень сложная ситуация, учитывая достаточно жесткий контроль России над Беларусью и над Лукашенко, и учитывая характер самого Лукашенко и его режима. Мы понимаем, что для того, чтобы достичь этой цели, вся белорусская оппозиция должна работать вместе. Поэтому на встрече мы как раз говорили про то, что вся белорусская оппозиция должна объединиться. Иначе, во-первых, ей будет сложно достичь этой задачи.

Во-вторых, наш опыт показывает, что только вместе они смогут потом создать сильную власть, которая удержит ситуацию после свержения Лукашенко. А это будет очень непростая ситуация. Ведь Беларусь будет ждать масса экономических, социальных и других вызовов. Чтобы разобраться с ними, нужно будет иметь сильную политическую власть, которую признают и поддерживают как можно больше белорусов. А для того, чтобы в будущем такую силу поддерживало большинство, сегодня надо включить в нее как можно больше политиков, организаций и сил — по возможности всех, кто может работать и имеет репутацию демократов.

Мы как раз заинтересованы в том, чтобы оппозиция Беларуси была сильной и единой. Нам, Украине, будет лучше.

— Видите ли вы те самые усилия, о которых говорите, со стороны белорусских демсил и народа для того, чтобы помочь Украине завершить войну?

— Что касается белорусского народа, тут все сложно. Он находится под оккупацией. Говорить про его волю нам очень сложно, потому что мы понимаем, что эта воля как минимум не может быть свободно выражена. Над белорусским народом сейчас стоят два полицая — один белорусский, второй российский — и бьют его по голове. Поэтому доверять соцслужбам (вероятно, подразумеваются социологические исследования. — Прим. ред.) у нас нет оснований.

Что касается белорусской оппозиции, мы не видели ее полного единения во время президентских выборов: она не объединилась и не пошла единым фронтом, во время протестов не было единства.

Это не так. В июле 2020 года, когда Виктор Бабарико был уже за решеткой, а Валерия Цепкало не зарегистрировали кандидатом в президенты, три штаба объединились вокруг кандидата Светланы Тихановской, выработав общие пункты избирательной кампании.

Мы видим, что есть контакты, которые пока не увенчались успехом. Мы хотели бы, чтобы белорусская оппозиция активнее двигалась в этом направлении. Если политические структуры, которые существовали до этого дня, не смогли создать объединительную платформу, может, полк Калиновского создаст такую платформу, куда войдут все. Но это движение надо продолжать.

Демсилы Беларуси создали Объединенный переходный кабинет, который должен объединить представителей разных политических структур. Сейчас также происходит трансформация Координационного совета.

Это мое личное мнение. Мне много приходилось работать с украинской диаспорой — я видел проблемы, которые существуют в эмиграции, и я понимаю, что в эмиграции очень тяжело объединяться, что она, как правило, раздробленная, очень фрагментированная. Все эти проблемы я лично понимаю, отношусь к этому с эмпатией и состраданием. Но повторю, белорусам надо больше работать в направлении объединения. Объединять всех, кому можно доверять, и начать совместно вырабатывать конкретные планы. Они должны быть направлены не на развитие институций за границей, а на план смены режима в Беларуси. Можно создавать сколько угодно структур за границей, но в Беларуси от этого ничего не изменится.

А мы будем помогать, чтобы белорусская оппозиция объединилась и как можно скорее устранила угрозу для Украины, если можем чем-то помочь. Иначе нам придется делать это своими руками.

— Видите ли вы этим объединением и направлением работы такую белорусскую инициативу, как план «Перамога» (если вы про него знаете)?

— Нет, я не знаю ничего про план «Перамога».

— В ситуации всеобщего объединения белорусской оппозиции готов ли Киев работать с ним более тесно?

— Думаю, это будет подарком для всех, а не только для Украины. Для Литвы, Польши, Европейского союза, Украины и всех стран, которые пока не знают, что делать с режимом Лукашенко и с Беларусью. Существование такой структуры, думаю, позволит сделать Беларусь более приоритетным вопросом для многих стран. Как раз в таком объединении — залог успеха большего привлечения международного внимания. И само собой — с украинской стороны.

Мы самое заинтересованное в этом государство, потому что Польша и Литва испытывают потенциальную угрозу (или некоторые проявления гибридных угроз, как миграционный кризис) со стороны Беларуси. А для Украины угрозы совсем другого характера. Каждый день мы из-за Беларуси теряем людей. У нас убивают людей ракетами, которые запускаются из Беларуси. Поэтому мы очень заинтересованы в том, чтобы перемены в Беларуси начались как можно скорее.