Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Устранение Лукашенко и сговор со спецслужбами Украины. Как прошел второй день суда над «группой Автуховича»
  2. С 30 мая «Синэво» и другие частные медлаборатории перестанут делать ПЦР-тесты
  3. Пойдет ли Беларусь войной на Украину, уволенные российские военачальники. Восемьдесят пятый день войны
  4. Европарламент предложил распространить все санкции ЕС, введенные против России, и на Беларусь
  5. Почти всех довоенных руководителей белорусского КГБ расстреляли. Объясняем, чем опасно драконовское законодательство
  6. Своих не бросают? Россия скрывает информацию о судьбе моряков с крейсера «Москва». Кажется, это уже традиция — рассказываем
  7. Защитники «Азовстали» сдаются. Вспоминаем хронологию 82 дней героической защиты Мариуполя
  8. Госконтроль заявил, что в «Нордине» проводили ортопедические операции с нарушениями и уклонялись от уплаты налогов
  9. На 21 мая в Беларуси объявили оранжевый уровень опасности из-за гроз и сильного ветра
  10. В Бресте гимназист на перемене решил показать «солнышко» на турнике и получил сложный перелом позвоночника. Спасти его не удалось
  11. Орудие, которое изменит все? Рассказываем о гаубице М-777, которую США начали поставлять Украине
  12. Запрет на пополнение рублевых вкладов и рост комиссии за снятие наличных с «чужих» карт. Банки вводят очередные изменения
  13. Украина призывает РФ забрать тела своих солдат, новое видео из Бучи, последние фото с «Азовстали». Восемьдесят шестой день войны
  14. Казни, пытки током, 350 человек в тесном подвале. Что военные РФ делали с жителями севера Украины — отчет правозащитников
  15. Российские военные вывезли в Гомель раненого подростка из Украины. Белорусские врачи спасли ему жизнь и помогли вернуться домой
  16. «Говорили: «Нет ничего у нас, не будет и у вас». Поговорили с девушкой, которая месяц жила в подвале под оккупацией на Черниговщине
  17. «Законопослушному человеку нечего бояться». С 2023 года налоговики запустят «супербазу» доходов населения
  18. «Она в отпуске, не знаю, в творческом или принудительном». Как живет исполнительница «Шчучыншчыны», которая верит: «все будет хорошо»
  19. Российские войска меняют тактику. Главное из сводок штабов на 86-й день войны


Накануне Дня народного единства Александр Лукашенко помиловал 13 политзаключенных. За этим решением может скрываться желание смягчить суровые настроения Запада, чтобы избежать новых санкций, или же попытка играть старыми картами и торговаться, используя политзаключенных ради своих интересов, как это дважды происходило в истории независимой Беларуси, считают эксперты.

Класковский: Властям дискомфортно в условиях усиления санкций

Один из мотивов помилования очевиден: это своего рода пиар-акция накануне нового праздника. Именно поэтому 13 политзаключенных отпускают накануне Дня народного единства. Так власти хотят продемонстрировать свое желание достичь этого самого единства. При этом линия, выбранная властями, заключается в готовности простить или смягчить участь только тех, кто раскаялся.

— В понимании белорусского руководства народное единство [достигается] на условиях, когда противники должны раскаяться, посыпать голову пеплом и признать правоту вождя. Поэтому неслучайно выбрана форма именно помилования. Для продвижения инициативы используется Воскресенский и даже в комментарии Ольга Чуприс (глава комиссии по помилованию. — Прим. ред.) подчеркивала, что они сразу отбросили тех, кто не раскаялся и якобы плохо себя ведет в местах заключения, — комментирует политический обозреватель Александр Класковский.

Но у помилования есть и более важный мотив — это своего рода сигнал Брюсселю, после которого Минск будет ожидать ответных шагов со стороны Запада, например в виде отказа от пятого пакета санкций.

— Властям дискомфортно в условиях усиления санкций и условной войны с Западом. Как бы ни там ни бравировали и ни храбрились, в белорусском руководстве понимают, что основной негативный эффект нынешних санкций — впереди. То есть с января будущего года они могут стать гораздо более болезненными. Более того, есть опасность, что будет принят новый пакет санкций, поэтому власти стараются превентивно сделать какие-то шаги, чтобы, может быть, предотвратить принятие новых пакетов санкций, — комментирует Александр Класковский.

В-третьих, так власти показывают, что могут пойти на некий торг политзаключенными, но на их условиях — по примеру послевыборных событий 2006 и 2010 годов. К более серьезным шагам официальный Минск не готов, отмечает аналитик, тем более для властей неприемлемы условия, поставленные Евросоюзом и США об освобождении всех политзаключенных, диалоге и проведении новых выборов.

— Но сейчас и с одной, и с другой стороны дело зашло гораздо дальше. С одной стороны, Лукашенко пошел на невиданные репрессии и зачистку политических противников, гражданского общества, независимых СМИ. С другой стороны, Запад впервые объявил его нелегитимным, впервые ввел секторальные санкции. Наверное, там у многих политиков больше нет желания снова попадаться на удочку прагматичного торга. Думаю, что пока перспективы диалога на условиях Минска призрачны: Запад будет ожидать каких-то более серьезных шагов.

Пойдет ли на них Александр Лукашенко, будет зависеть от ряда факторов: как стремительно будет ухудшаться экономическая ситуация, насколько сильно будет давить Москва и какие настроения будут преобладать в белорусском обществе.

Слюнькин: За каждое такое освобождение власти будут готовы торговаться

Политический аналитик ECFR и экс-дипломат Павел Слюнькин не видит в первом помиловании желания снизить уровень репрессий. Иначе говоря, не стоит ожидать, что эра репрессий закончилась. В ближайшем будущем освобождение политзаключенных будет идти небольшими группами и параллельно с новыми арестами.

По мнению эксперта, причин, почему Лукашенко помиловал только 13 человек и вряд ли в ближайшем будущем решится на массовое освобождение политзаключенных, несколько. Во-первых, власти не готовы отказаться от репрессий, понимая отсутствие значимой поддержки в обществе. В таких условиях снижение давления со стороны силовых структур может привести к возобновлению протестной активности.

— Если людей не будут держать в страхе, жестко наказывать, то, вероятнее всего, они почувствуют, что власть дала слабину, и могут этим воспользоваться, — комментирует аналитик.

Во-вторых, более масштабное помилование может придать ЕС уверенности в том, что санкции работают.

В-третьих, массовое освобождение политических заключенных будет противоречить той картине, которая рисовалась перед силовиками. Лукашенко ведь не раз обращался к ним с посылом, что не предаст.

— У них может поселиться неуверенность, что либо Лукашенко дает слабину, либо может их слить. Таких сигналов в силовые структуры он подавать не хочет, потому что во многом на них он сейчас и держится, — считает Павел Слюнькин.

Аналитик тоже считает, что одна из причин освобождения небольшого количества задержанных после выборов 2020 года — это первая, пробная попытка послать сигнал Евросоюзу. Далее за каждое подобное освобождение власти будут готовы торговаться и ждать ответных шагов навстречу.

В то же время, по мнению эксперта, увидеть в списках помилованных оппозиционных политиков, общественных деятелей и известных личностей, которые находятся в СИЗО либо осуждены, возможно только в том случае, если кто-то из них «согласится примерить на себя роль Воскресенского».

— Если мы представим, что какой-то популярный или имеющий авторитет в белорусском обществе человек понял, что не готов к сроку, например, в 11 лет, не имея гарантии выйти раньше, и психологически ему будет сложно с этим смириться, и ради свободы и здоровья он согласится на такой вариант (прошение о помиловании и возможное сотрудничество с силовыми органами. — Прим. ред.), думаю, его могут отпустить. Это мы увидели и на примере Воскресенского и Протасевича. Думаю, это не будет представлять какой-то большой угрозы для властей, поэтому они будут этим пользоваться, — комментирует Павел Слюнькин.