Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Беларусам предрекают скачок цен и возможную девальвацию. Одно из «предсказаний», похоже, начинает сбываться — «проговорился» Нацбанк
  2. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так
  3. У экс-McDonald's — новый владелец. Им стал молочный магнат из Беларуси
  4. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  5. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  6. СМИ: Пограничникам в США приказали депортировать нелегалов из шести стран бывшего СССР
  7. Пророссийские силы теперь помирят ЕС с Лукашенко и Путиным? Что итоги выборов в Европарламент означают для Беларуси
  8. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  9. Эксперты: Минобороны России отчитывается о захвате населенных пунктов, которые уже не существуют, ВСУ вернули позиции в районе Липцев
  10. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  11. Крымский мост становится все более уязвимым для украинских ударов — эксперты рассказали, почему так происходит
  12. «Киберпартизаны»: Ректор БГУ выбивал себе льготную трешку в Минске в обмен на «ударные» чистки в вузе
  13. «Бл**ь, вы что, ненормальные?» Пропагандист обвинил пациентов в нехватке врачей, а вот какие причины называют они сами


Беларусь проиграла Словении в выборах непостоянного члена Совбеза ООН от восточноевропейской группы стран. В Минске уверены, что последняя выставила свою кандидатуру, чтобы наказать Беларусь за ее «независимую внешнюю политику». А во время выборов на страны якобы оказывалось давление с принуждением не голосовать за Беларусь. Правда, власти, похоже, забывают, что наша страна пыталась попасть в Совбез еще до начала эпохи Лукашенко (когда, по уверениям пропаганды, политика Минска еще не была независимой) — но тоже неудачно. Кратко рассказываем об этой истории.

Петр Кравченко. Фото: TUT.BY
Петр Кравченко. Фото: TUT.BY

О событиях, о которых пойдет речь в этом тексте, мы узнали, прочитав мемуары «Беларусь на распутье, или Правда о Беловежском соглашении. Записки дипломата и политика». Их написал Петр Кравченко, первый министр иностранных дел независимой Беларуси, занимавший этот пост в 1991—1994 годах.

Напомним, в Совбез ООН входят пять постоянных членов (Великобритания, Китай, Россия, США и Франция) и 10 непостоянных, избирающихся на двухгодичный срок от африканской, азиатской, восточноевропейской групп стран, государств Латинской Америки и Карибских островов, стран Западной Европы и других государств. В 1993 году свою кандидатуру решила выдвинуть Беларусь.

По словам Кравченко, «в принципе наше выдвижение могло бы стать простой формальностью и пройти без каких-либо эксцессов. Но у нас появился конкурент — Чехия, которая в январе 1993 года после „бархатного“ развода со Словакией также стала самостоятельным государством и неожиданно изъявила желание баллотироваться в Совбез от группы восточноевропейских стран».

Дипломат считал главным козырем Беларуси тот факт, что мы первыми добровольно и без предварительных условий отказались от ядерного оружия. Но эксперты оценивали шансы Минска невысоко. Например, российский дипломат Юлий Воронцов (тогда Постоянный представитель России при ООН и в Совете Безопасности ООН) уверял Кравченко, что Беларусь получит 22−23 голоса, из которых половина будет принадлежать странам СНГ.

Кроме того, президентом Чехии тогда был Вацлав Гавел, пользовавшийся авторитетом во всем в мире. Во время своих зарубежных визитов он постоянно агитировал за свою страну. Ее премьер-министр Вацлав Клаус даже осуществил специальный вояж по десяти странам Латинской Америки, пытаясь найти сторонников для Праги. Кроме того, Чехию поддержала Франция, что почти автоматически означало привлечение около 30 голосов бывших французских колоний.

Кандидат в президенты Вацлав Гавел машет своим сторонникам с балкона в Праге, 19 декабря 1989. Фото: Reuters
Кандидат в президенты Вацлав Гавел машет своим сторонникам с балкона в Праге, 19 декабря 1989. Фото: Reuters

Но и Беларусь не сидела сложа руки. Парламент и правительство дали официальное поручение МИДу бороться за кресло в Совбезе. Геннадий Буравкин — выдающийся белорусский поэт и общественный деятель, тогда бывший представителем Беларуси в ООН — провел в Нью-Йорке множество встреч, зондируя позицию других стран, агитируя в пользу Минска и предлагая им «размен» (в обмен на поддержку Беларуси наша страна обязалась поддержать союзников по другим вопросам).

В сентябре 1993 года к переговорам подключился и сам Кравченко, прилетевший в Нью-Йорк. «Помню, как в один день мне пришлось провести сразу девять встреч с министрами иностранных дел. Это была адская работа в бешеном ритме. И нам удалось добиться каких-то успехов. Кроме постсоветских республик мы заручились поддержкой некоторых стран Европы, в том числе Италии, ряда государств третьего мира».

Но, по словам Кравченко, «каждая победа давалась с огромным трудом, каждый раз мы натыкались на жесткое противодействие Олбрайт».

Мадлен Олбрайт тогда занимала пост постоянного представителя США при ООН (в будущем она стала первой женщиной, занявшей пост госсекретаря США). Эта политик родилась в Чехословакии (имя при рождении — Мария Корбелова), откуда ее родители эмигрировали после коммунистического переворота. Поэтому естественно, что она поддерживала кандидатуру этой страны.

Фото: Reuters
Мадлен Олбрайт. Фото: Reuters

«Было очевидно, что Олбрайт пользуется полной поддержкой Вашингтона и своим большим влиянием на президента [Билла] Клинтона. А по статусу она мало уступала своему формальному руководителю [госсекретарю США] Уоррену Кристоферу. Чехию в стенах ООН она лоббировала жестко и открыто, буквально выкручивая руки делегациям небольших и зависимых от США стран третьего мира», — утверждал Кравченко.

Глава белорусского МИД пытался встретиться с Кристофером, чтобы переломить ситуацию. А затем через белорусскую диаспору нашел однокашников Олбрайт по университету и смог организовать с ней встречу.

«У нас получился милый, светский разговор, — вспоминал белорусский политик. — Я изложил ей все свои аргументы. Олбрайт практически не спорила, демонстрировала понимание, но в конце разговора сказала: „Знаете, господин министр, я разделяю и уважаю вашу позицию. Но поймите, Чехия для меня очень дорога…“ Дальше спорить было бесполезно».

Впрочем глава белорусского МИД встретился и с министром иностранных дел Великобритании Дугласом Хёрдом. Эта страна традиционно была союзницей США, но в этом вопросе поддержала Беларусь. «Господин министр, мы проголосуем за [вас]. Кроме того, постараемся повлиять на Австралию, Канаду и другие страны Британского содружества наций. Думаю, многие из них смогут вас поддержать», — заявил, по словам Кравченко, британский министр.

В мемуарах первый глава белорусского МИД утверждал, что его непосредственные начальники — премьер-министр Вячеслав Кебич и спикер Верховного Совета Станислав Шушкевич — всячески саботировали процесс и не высказывали желания попасть в Совбез ООН. Например, буквально за день до голосования Шушкевич, находясь с визитом в Болгарии, якобы заявил, что для Беларуси не важно место в Совете Безопасности. И она готова отдать его Чехии, и он лично желает чехам победы. Отметим, что на протяжении всей книги Кравченко при каждом удобном случае критикует Шушкевича. Поэтому сложно понять, действительно ли оба политика поступали так, как описывает экс-глава МИД, либо это преувеличение Кравченко.

Станислав Шушкевич, Билл Клинтон и Вячеслав Кебич во время возложения венков к Монументу Победы. 1994 год. Фото: Сергей Брушко
Станислав Шушкевич, Билл Клинтон и Вячеслав Кебич во время возложения венков к Монументу Победы, 1994 год. Фото: Сергей Брушко

О том, что выборы не были формальностью, свидетельствует такой факт: за день до голосования правительство Израиля заседало несколько часов, решая, за кого голосовать: Беларусь или Чехию. Как бы то ни было, в первом туре Беларусь, как пишет Кравченко, набрала 64 голоса, Чехия — «около 98» (на самом деле экс-министр ошибается: Беларусь набрала 62 голоса, Чехия — 113). Потребовался второй тур, в котором Прага получила необходимое число голосов и стала членом Совбеза.

В следующий раз официальный Минск попытался попасть в Совбез в 2001 году — уже при Александре Лукашенко. Тогда наша страна проиграла уже в первом туре, получив 53 голоса, за конкурировавшую Болгарию проголосовали 120 стран. Теперь же, спустя 22 года, число сторонников Минска еще больше уменьшилось. За нее проголосовали лишь 38 стран, за Словению — 153.