Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  2. Изнасилованная в Варшаве белоруска умерла
  3. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  4. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  5. «Любое прекращение огня пойдет на пользу России». Главное из сводок
  6. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  7. Литва закрыла два пункта пропуска на границе с Беларусью. Что с очередями?
  8. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
  9. MAYDAY: В Бресте в 44 года умер начальник милицейского управления по борьбе с киберпреступностью
  10. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ
  11. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  12. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  13. «Приехал и один развернул толпу в свою сторону». Чиновники и пропаганда возвеличивают Лукашенко — вот кто старается больше всех


Центр новых идей,

Глобальная цифровизация будет менять не только электронные услуги корпораций и правительств, но и трансформировать общества и их взаимоотношения с государством. Для беларусов и беларусок это возможность развиваться и сохранить себя как сообщество в условиях авторитаризма и массовой эмиграции. В будущем этот опыт цифровизации можно масштабировать на всю страну. Этот материал продолжает цикл «Черновик белорусских реформ». В рамках проекта Центра новых идей эксперты и практики кратко рассказывают, как могли бы выглядеть ключевые реформы в нашей стране — когда для этого откроется окно возможностей.

Павел Либер

Инженер, сооснователь цифровых платформ

Родился в Минске, окончил факультет информационных технологий и робототехники БНТУ. До 2020 года работал директором в EPAM Systems. После 2020-го — сооснователь цифровых проектов, объединяющих беларусов: «Голос», «Скорая взаимопомощь», OkDoc и других. В 2022 году запустил платформу «Новая Беларусь».

Электронные государства на стероидах

Пандемия коронавируса, о которой мы уже стали забывать, дала большой толчок к глобализации и цифровизации. Человечество как будто осознало, как легко стираются границы, меняются форматы работы, а цифровые инструменты позволяют строить социальные связи с людьми по всему миру, а не только в пределах своего города или страны.

Государства тоже приняли неизбежность глобализации. В мире началась борьба по привлечению в страны талантливых людей, которые будут жить на их территориях и поддерживать своими налогами экономику. Сегодня уже более 50 стран предлагают визы цифровых кочевников (Digital Nomad), то есть дают возможность гражданам разных государств жить на своей территории и получить главные гражданские атрибуты: медицинское обслуживание, страхование, защиту полиции и т.д. Так, упрощение релокации способствует размытию понятия гражданства и трансформирует его ценность.

Параллельно развивается цифровой мир и расширяется влияние в нем крупных IT-корпораций (Facebook, Google, Microsoft), которые начинают предоставлять миллионам пользователей вполне реальные экономические и социальные сервисы. Например, Facebook, который начинался как соцсеть для студентов Гарвардского университета, сегодня превратился в транснациональную компанию Meta. Месячная аудитория всех соцсетей компании в декабре 2022 года составила 3,74 миллиарда пользователей. Кроме социальных сервисов, Facebook запустил и экономические: денежные переводы между пользователями и пожертвования.

То, что IT-корпорации постепенно превращаются в конкурентов государств, подтверждает недавний скандал вокруг криптовалюты Libra, которую Facebook собирался запустить в партнерстве с Uber, Spotify и другими. По сути, компания задумала перекроить традиционную систему финансовых платежей с помощью собственной криптовалюты. И, конечно же, напугала власти США и европейских стран. В итоге ни один мировой регулятор не дал разрешения на запуск криптовалюты, а сам проект закрылся после нескольких попыток его переупаковать и все же продать властям.

Эта история показывает, что возможности крупных IT-корпораций на этот момент все еще уступают возможностям государств, но прекратить развиваться в сторону цифровых сообществ они точно не намерены. И в стратегии развития на ближайшие годы многих крупных компаний (не только IT, но даже у McDonald’s и Nike) заложено «освоение» Метавселенной (Metaverse).

Когда экспертов просят объяснить простыми словами, что такое Метавселенная, они говорят, что это «надстройка над интернетом» или альтернативная реальность, которая имитирует настоящую. Участники метавселенных могут делать там вещи из обычной жизни: общаться, работать, отдыхать, учиться, зарабатывать и тратить деньги. Перенести реальную жизнь в цифровую форму — и есть цель метавселенной. Но уже сегодня участники метавселенных могут вступать не только в социальные, но и в экономические отношения: предоставлять и пользоваться виртуальными услугами друг друга, инвестировать и зарабатывать.

Не исключено, что в будущем государства и крупные корпорации научатся более эффективно договариваться. И в итоге появятся гибридные цифровые сообщества от крупных компаний, члены которых смогут получать для себя реальную пользу на территориях конкретных стран. В этих цифровых экосистемах и может появиться условный институт цифрового гражданства, доступный для формальных граждан совершенно разных стран.

Партнерство государств и IT-корпораций в реальности может развиваться и по другим сценариям, но движение тех и других в сторону цифровых сообществ и цифровых гражданств очевидно. Объединяться в такие сообщества люди будут по разным признакам, не только по национальному, но, например, вокруг общих интересов или ценностей.

Развитие цифровых сообществ идет параллельно с продолжающейся цифровизацией правительственных услуг, которая началась десятилетия назад. У той цифровизации была простая прагматичная цель — разгрузить госорганы и сэкономить время людей, которые пользуются их услугами. Зарегистрировать бизнес, проголосовать, поменять паспорт — сделать все это быстрее, прозрачнее, без коррупции и очередей. Лучшей в мире в цифровизации госуслуг считается Дания, в нашем регионе — Эстония, но и кейс соседней Украины тоже можно назвать успешным.

Интересно наблюдать, как украинская «Дія» развивается даже во время войны. Сегодня через это приложение, кроме стандартных госуслуг, можно получить и нестандартные: задонатить на дроны, сообщить о передвижении вражеской военной техники, получить новую профессию или денежную помощь на ремонт разрушенного дома. Видели, что в Киеве у монумента «Родина-мать» на щите теперь не серп и молот, а тризуб? Декоммунизировать главный монумент Киева украинцы в июле этого года решили через голосование в «Дії».

Цифровизация правительства будет продолжаться. Можно даже себе представить, что скоро помогать оказывать госуслуги будет и ChatGPT. Если искусственному интеллекту дать достаточно вводных данных, он может помогать решать многие государственные проблемы: закрывать или нет убыточное предприятие, как сделать медицинские услуги доступными для жителей деревень, как бороться с преступностью и так далее.

Где в этой истории Беларусь

Цифровое будущее вполне реально и для Беларуси. Правда, в нашем случае нужно разделять ближайшее будущее, где беларусы и беларуски живут на территориях разных государств по всему миру, а наша страна находится под авторитарным правлением, и более отдаленное — когда политическая система в Беларуси изменится.

Ближайшее цифровое будущее уже строится: оно связано с платформой «Новая Беларусь». Эта экосистема объединяет беларусов и беларусок, разбросанных по миру, и помогает им объединиться, чтобы сохранить себя как нацию, отстаивать национальные интересы и вместе решать общие проблемы.

Сегодня экосистема объединяет около 50 тысяч участников и участниц, которые на платформе «Новая Беларусь» дают и получают друг от друга полезную информацию (о беларусских концертах или специалистах в разных странах), а также работу, клиентов, консультации медиков и юристов, учатся принимать решения демократическим путем и самостоятельно решать национальные проблемы. Все те проекты, которые мы с командой создавали последние три года, — «Голос», «Скорая взаимопомощь», Digital Solidarity, OkDoc, Legal Hub — сейчас интегрированы в «Новую Беларусь».

Это только первый этап развития проекта. Объединяя все больше людей, «Новая Беларусь» будет масштабировать существующие и запускать новые проекты. Уже в августе начнется тестирование цифрового ID и цифрового децентрализованного голосования, чтобы в будущем проводить полноценные электоральные события национального уровня. До конца 2024 года в планах запустить систему электронного обучения, каталог беларусских товаров и услуг, усовершенствовать медиа-агрегатор.

Но польза для беларусов и беларусок от проекта «Новая Беларусь» не только сугубо прагматическая. Это еще и возможность объединиться, чтобы сохранить себя как нацию в условиях массовой эмиграции и репрессий.

Объединение в цифровое сообщество для беларусов и беларусок, которых как нацию сейчас никакое из государств не защищает, — это жизненная необходимость; возможность построить гражданское общество, чтобы решать свои национальные проблемы. Задача платформы как раз и состоит в том, чтобы пройти путь от сообществ по интересам к полноценному гражданскому обществу в цифровом пространстве. И таким образом решить проблемы не отдельных людей, как это делают визы цифровых кочевников в некоторых странах, но целой нации.

Когда же мы говорим о том, что делать Беларуси в будущем как государству, то начинать следует примерно с того же — создания ядра специалистов, которые и будут проводить цифровизацию. За каждой цифровизацией стоят политики и люди, ответственные за свои сферы и ведомства. Без сотни людей, которые станут Chief Technology Officers в десятках государственных органов, ни одна стратегия цифровизации не будет успешной.

Выбор конкретного решения для цифровизации государственных услуг будет во многом зависеть от того, когда она начнется. Если она стартует через десятилетие, то сегодня вряд ли стоит расписывать подробно наш путь.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.