Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Лукашенко требовал скромнее отмечать выпускные, чиновники взялись исполнять. Но вот как они организовали последний звонок в Минске
  2. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области
  3. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
  4. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять
  5. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  6. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня
  7. Прогноз по валютам: еще увидим дешевый доллар — каких курсов ждать в последнюю неделю мая
  8. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  9. Убыточное предприятие набрало долгов на сотни миллионов. Но выплачивать не будет — вмешалось государство
Чытаць па-беларуску


Лукашенко подписал указ, по которому белорусы больше не смогут получить паспорта или продлить сроки их действия за границей. Полномочия на эти процедуры у белорусских дипмиссий забирают. Почему власти решили обязать людей возвращаться на родину, чтобы сделать документ, «Зеркало» решило спросить у депутатов парламента.

ВНЖ Литвы. Фото: Zerkalo.io
Белорусский паспорт и вид на жительство Литвы. Фото: «Зеркало»

«Паспорта, если есть белорусские, должны ценить, воспользоваться ими и вернуться на родину»

Первому журналистка «Зеркала» позвонила экс-председателю Белтелерадиокомпании и общественного объединения «Белая Русь», депутату Геннадию Давыдько. Он возглавляет Постоянную комиссию по правам человека, национальным отношениям и СМИ. Журналистка попросила депутата прокомментировать ситуацию как сотруднику «Зеркала» или как обычной гражданке Беларуси.

— Вы работаете не на нас, поэтому я отвечать ни на что не буду, — сразу отказался тот разговаривать.

— Мы работаем для белорусов. Люди сейчас очень взволнованы, многие не могут просто позвонить вам и задать эти вопросы. Может, ради них вы с нами поговорите?

— Я не могу вам комментировать, потому что я не убежден в том, что вы будете откровенны и объективны. Вы обязательно все это будете использовать в рамках той идеологии, от которой вы финансируетесь. Вы работаете на чуждую идеологию. И те люди, которые хотят вернуться, они всегда могут вернуться. У нас есть для этого инструменты. Если никто не совершал никаких преступлений, правонарушений, двери для них всегда открыты. И паспорта у них, если есть белорусские, — они должны их ценить, воспользоваться ими и вернуться на родину. Если надо — отбыть наказание и нормально трудиться в свободной, справедливой и чистой, мирной стране.

— Я могу показать вам перед публикацией ваши ответы.

— Я не буду с вами сотрудничать. Вы работаете не на родину, и не на людей, и не на патриотов! Вы работаете на развал страны! Неужели вы не чувствуете, какое задание у вашей редакции?

— У нас нет задачи разваливать страну.

— И мы читаем ваш ресурс. К сожалению, — перебил Давыдько и продолжил свой монолог. — Я же медийный человек, вижу, как вы все подаете материалы! Под видом объективности пытаетесь выполнять одну задачу: посеять раздор внутри страны. Посеять сомнения в правильности решений. [Если дам вам комментарий], все равно это будет работать на популярность ресурса! Это видимость вашей объективности, плюрализма мнений и так далее!

— Перестаньте мне звонить! Я [вас] не уважаю! Более того, я осуждаю ваше сотрудничество с этим средством массовой информации или дезинформации. Поэтому до свидания. Забудьте мой номер, пожалуйста, — эмоционально ответил депутат и положил трубку.

«Нельзя вам интервью! Вы ж все — в тюрьму вас»

Спросить, почему даже те белорусы, кто уехал из страны давно и не участвовал в протестах, не высказывался против власти, теперь будут вынуждены тратить время и деньги на поездку, чтобы сделать документы именно в Беларуси, журналистка пыталась и у «Мисс Беларусь — 2018», депутатки парламента Марии Василевич. Как и Давыдько, она также состоит в Постоянной комиссии по правам человека, национальным отношениям и СМИ и посоветовала обратиться к депутату по прописке либо связаться во время прямой линии, прийти на прием лично.

— Сейчас, к сожалению, нет возможности вам дать комментарий по телефону. Время приема, если вас интересует мое личное, — каждая вторая среда с 16 до 18 вечера.

— Почему вы ограждаетесь от прямой коммуникации? Я вам уже позвонила, вы можете просто ответить на вопросы. Или обязательно нужна эта бюрократическая система?

— Я очень надеюсь, что вы меня услышали. Если у вас есть такой запрос — рада буду вам помочь в тех форматах, которые установлены, — повторила Василевич.

Олег Гайдукевич, член Постоянной комиссии по международным делам, сначала согласился поговорить с журналисткой, но с оговоркой: «Я вам отвечу, но как гражданину! Нельзя вам интервью! Вы ж все [журналисты «Зеркала"] - в тюрьму вас», — в привычной манере ответил по телефону депутат. Еще во вторник днем он пообещал ответить на вопросы после совещания, а после снова откладывал разговор, сославшись на то, что изучает нормативную базу.

В среду мы еще несколько раз запросили у Гайдукевича комментарий, но к середине дня его помощница сообщила, что он выложит его в своем телеграм-канале, «может, в течение суток-двух».