Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Новый скандал вокруг Фонда спортивной солидарности. Левченко, Герасименя и другие известные атлеты выразили вотум недоверия Опейкину
  2. Кремль продвигает программу легализации статуса «соотечественников России за рубежом» — эксперты объяснили суть замысла
  3. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  4. «Однозначно — нет». Минобразования окончательно определилось с выпускными в кафе и ресторанах
  5. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  6. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  7. Пропагандисты взялись объяснять причины отъема жилья у уехавших — и, кажется, совершенно запутались. Вот что они говорят
  8. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  9. Банки будут сливать налоговикам новые данные о доходах населения. Стали известны подробности
  10. Налоговики предупредили предпринимателей о важных изменениях. Некоторым грозят штрафами и конфискацией дохода
  11. Стали известны секретные планы военного командования РФ по наступлению на Харьковщине — своего не добились, но выгоду получили
  12. 28 лет назад Владимир Карват спас жителей двух деревень — и посмертно стал первым Героем Беларуси. Вспоминаем его трагическую судьбу
  13. Учился в РФ, грозился прорубить «коридор силой оружия» через Литву. Лукашенко назначил нового начальника Генштаба
  14. Путин сегодня неожиданно приедет в Минск на переговоры с Лукашенко
  15. «Вся эта вакханалия…» МИД прокомментировал ввод дополнительных ограничений на поставки товаров из ЕС
  16. Следственный комитет начал спецпроизводство в отношении основателя медцентра «Новое зрение» Олега Ковригина
  17. Зачем Путин внезапно собрался в Беларусь и что ему нужно? Спросили у экспертов
  18. Власти жалуются на нежелание семей заводить детей. Мы решили найти год, когда родилось больше всего беларусов, — и вот что выяснили
Чытаць па-беларуску


В этом году неофициальной Нобелевской премией по экономике — за изучение ключевых причин гендерных различий на рынке труда — наградили 77-летнюю исследовательницу Клаудию Голдин. Сейчас она считается одним из самых влиятельных экономистов мира и является профессором Гарвардского университета, где в свое время стала первой женщиной, которая в принципе получила место преподавателя экономики. А еще Голдин — первая женщина, которая получила Нобелевскую премию по экономике единолично (не разделив ее ни с кем). Так почему ее исследования такие революционные? «Зеркало» рассказывает.

Клаудия Голдин, получившая Нобелевскую премию по экономике в 2023 году, выступает на пресс-конференции в Гарвардском университете в Кембридже, штат Массачусетс, США, 9 октября 2023 года. Фото: Reuters
Клаудия Голдин, получившая Нобелевскую премию по экономике в 2023 году, выступает на пресс-конференции в Гарвардском университете в Кембридже, штат Массачусетс, США, 9 октября 2023 года. Фото: Reuters

Клаудия Голдин занимается вопросами экономики уже больше полувека. Еще в 1972 году она получила докторскую степень по организации промышленного производства и экономике труда в Чикагском университете. С тех пор она занимала важные должности в крупных некоммерческих организациях, занимающихся анализом и развитием экономики США. Но главное — именно благодаря ей роль женщин в экономике стала изучаться, а гендерную экономику считают общепризнанным направлением в науке.

О чем ее работа, Голдин кратко описала сама, когда комментировала получение награды журналистам Reuters.

— Между женщинами и мужчинами по-прежнему существуют большие различия в том, чем они занимаются, как получают вознаграждение и так далее. Вопрос в том, почему это так? И в этом суть работы, — сказала исследовательница.

Главный вывод всех работ Голдин заключается в том, что гендерный разрыв (в контексте трудов ученой под этим подразумевается разница в зарплате в пользу мужчин) не уменьшается благодаря устойчивому и постепенному прогрессу, а изменяется в разные стороны под влиянием значимых исторических событий. Например, в 19 веке работали, помимо занятия домашним хозяйством, гораздо больше женщин, чем в начале 20-го — так получилось из-за перехода от аграрного к индустриальному обществу (семьи крестьян массово переезжали трудиться на фабрики в города, и женщины больше не участвовали в сельскохозяйственных работах). А потом участие женщин в экономике вновь начало расти.

В США, пишет Голдин в одной из своих статей, гендерный разрыв между работающими мужчинами и женщинами заметно сокращался как минимум на протяжении 110 лет. Если в 1890 году только 15% женщин в возрасте 25−44 лет говорили о занятости вне дома, то в дальнейшем их число увеличивалось: к 1940 году — до 30%, к 1970-му — до 47%, к 2000-му — до 78%. На рубеже веков среди мужчин того же возраста в экономике участвовали 93%, то есть гендерный разрыв в рабочей силе значительно сократился и с тех пор мало изменяется. К 2000 году среди всех работников в возрасте от 20 до 64 лет женщины составляли 47%.

К слову, сегодня в Беларуси в экономике занято даже больше женщин, чем мужчин. Но при этом в нашей стране, как и в США, женщины все еще в среднем получают примерно 75% (а то и меньше) от мужских зарплат — подробнее об этом рассказывала гендерная исследовательница Ирина Сидорская.

Но вернемся к Голдин. Она тоже отмечала: несмотря на то, что почти столько же женщин, сколько и мужчин, стали работать, разрыв в оплате труда никуда не делся. Например, в 1980-х американки зарабатывали лишь 60% от того, что получают за свой труд мужчины в США. И, в отличие от уровня занятости, этот показатель не рос так же быстро: даже сегодня женщины все еще получают лишь 75% от мужской зарплаты. Как раз это и интересовало исследовательницу больше всего.

Анализируя причины разницы в зарплатах, она пришла к выводу, что такие факторы, как уровень образования и возраст, на рынке труда одинаково влияют и на мужчин, и на женщин. Даже разница в их типичной занятости (условно, мужчина — шахтер, женщина — швея) не может полностью объяснить такой большой разрыв в оплате. А вот что действительно замедляет профессиональное продвижение женщин — так это семейные обязанности. На протяжении 20 века меньше всего, несмотря на общий прогресс и другие меняющиеся факторы, в экономику были вовлечены замужние американки, имеющие детей.

При этом, согласно законам экономики, когда замужние женщины все-таки выходили на рынок труда, их зарплата все равно не росла: ведь женской рабочей силы (предложения) становилось больше, чем вакансий от работодателей (спроса).

Есть и другая причина разрыва в доходах на тот момент, по мнению Голдин. Когда все больше женщин выходило на рынок труда, многие из них не имели нужных навыков и опыта, так как до этого занимались семьей. В результате на рынок постоянно выходили новые специалистки, уменьшающие общий средний опыт всех женщин на рынке труда. Голдин заметила, что в период с 1950 по 1980 год средний стаж работниц никак не увеличился: как раз из-за большого притока новых женщин в экономику. Таким образом разрыв в средних доходах мужчин и женщин долго не менялся.

Ситуация начала резко улучшаться в 1980-х. Тогда женщины наконец смогли конвертировать приобретенные в молодости навыки в построение карьеры, а не просто какую-то работу. Также этому поспособствовали изобретение и эволюция гормональных контрацептивов. А еще — изменение общественных ожиданий от женщин: например, разводы перестали восприниматься как что-то ужасное.

А разве это было неочевидно без анализа Голдин?

Здесь речь идет не совсем о таких категориях, как очевидно или нет. Дело в том, что Голдин научно обосновала и доказала, что «гендерный разрыв» — это объективное и существующее явление, которое решается на более глубоком уровне, чем борьба с сексизмом и дискриминацией женщин.

Впервые стало ясно, что аргументы о том, что мужчины якобы выполняют некую другую работу по типу занятости, не являются реальными. Голдин убедительно показала: женщины получают меньше денег, чем мужчины, даже если заняты в одной и той же профессии. Особенно этот разрыв становится заметен и увеличивается после рождения первого ребенка.

Исследовательница замечает, что примерно с 1990-х разрыв в оплате труда мужчин и женщин перестал сокращаться и застрял на месте. И, по мнению Голдин, прогнозировать позитивные изменения в этом направлении сложно — они могут случиться, лишь если уравнять между мужчинами и женщинами время, которое они тратят на детей: других значимых препятствий к равной оплате нет.

— Но если требования к компаниям о предоставлении более гибких условий работы с меньшими последствиями для дохода будут предъявлять только женщины, то с их оплатой труда мало что изменится, — считает Голдин. — Удобные условия труда с точки зрения рабочего времени должны получить все — и тогда компаниям не будет экономического смысла дискриминировать именно женщин.

Таким образом, своими работами Голдин указала на слабое место в существующей системе рынка труда. По ее мнению, нужно системно реструктуризировать рабочие места, чтобы и мужчины, и женщины получили гибкие условия труда и могли одинаково вкладываться и в карьеру, и в воспитание детей.

— Благодаря новаторскому исследованию Клаудии Голдин мы теперь знаем гораздо больше о том, какие барьеры, возможно, потребуется устранить в будущем, — сказал Якоб Свенссон, председатель комитета по Премии в области экономических наук.