Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
  2. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  3. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен
  4. Лукашенко требовал скромнее отмечать выпускные, чиновники взялись исполнять. Но вот как они организовали последний звонок в Минске
  5. Новые условия по карточкам ввели многие банки
  6. Павел Латушко объявил, что получил контроль над Госкаталогом музейного фонда — теперь им управляет Музей свободной Беларуси
  7. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  8. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять
  9. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области
  10. Убыточное предприятие набрало долгов на сотни миллионов. Но выплачивать не будет — вмешалось государство
  11. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня


Переименовать участок у посольства Беларуси в Берлине в «улицу Марии Колесниковой» (Maria-Kolesnikowa-Street) предложил Фонд свободы Акселя Шпрингера. Соответствующая петиция появилась на сайте change.org, пишет Bild.

Мария Колесникова. Фото: TUT.BY
Мария Колесникова. Фото: TUT.BY

Петиции о переименовании улиц — это часть кампании «Адрес свободы» в защиту политических заключенных, инициированной Фондом свободы Акселя Шпрингера в партнерстве с «Репортерами без границ», Freedom House, Всемирным конгрессом свободы и Центром Рауля Валленберга.

Мария Колесникова, которая руководила штабом Бабарико после ареста самого политика и его сына, находится за решеткой с осени 2020 года. В сентябре 2021-го ее осудили на 11 лет колонии. Она отбывает наказание в ИК-4 Гомеля. Администрация колонии блокирует ее переписку, не пускает к ней родственников и адвокатов, не предоставляет никакой информации о ее здоровье. Жалобы в прокуратуру и Департамент исполнения наказаний не принесли никаких результатов, поскольку белорусские госорганы не нашли нарушений прав Марии и отказались оказать помощь в получении информации о ее состоянии.