Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Таиланде в детском саду убили 22 ребенка. Это сделал бывший полицейский
  2. Минздрав попытался объяснить, какая в Беларуси ситуация с медкадрами и почему страна теряет врачей (вышло не очень убедительно)
  3. Блестяще проводимая операция в Херсонской области, распри в РФ из-за мобилизации. Главное из сводок на 224-й день войны
  4. Россияне ударили по Запорожью, ракеты попали в семь жилых многоэтажек. Также снова обстрелян Харьков (обновлено)
  5. Путин «финализировал» аннексию украинских территорий — он подписал поправки в Конституцию
  6. «Контрнаступление активно продвигается. Путин нашел „главного виновника“ неудач в Украине». Главное из сводок на 225-й день войны
  7. «Я был в шоке». Врач-стоматолог спустя три года после выпуска решил узнать, где сейчас его однокурсники, и провел мини-исследование
  8. «Гражданственность и патриотизм» навязали и вузам. Теперь там тоже будет упор на идеологию — постановление Минобра
  9. В ISW рассказали, почему России нет смысла применять ядерное оружие и куда может быть нанесен первый удар, если это случится
  10. От четырех до 14 лет колонии. В Минске огласили приговор по делу БелаПАН
  11. В парламент поступил законопроект об амнистии ко Дню народного единства
  12. «Если это Adidas, Nike или Zara, ладно». Лукашенко лично возьмется за рекордную инфляцию. Еще он анонсировал новые ограничения и наказания
  13. Путин открыто восхищается идеологом русского фашизма. Рассказываем, о ком идет речь
  14. Чиновники взялись за владельцев агроусадеб. Для них ввели новые ограничения и наказания
  15. Власти приняли решение забрать Красный костел у верующих
  16. ГУБОПиК задержал главного инженера «Милкавиты»
  17. Теперь официально. В Беларуси ввели мораторий на повышение цен и тарифов на внутреннем рынке


Проект новой Конституции «готов для обсуждения», заявил председатель Конституционного суда Петр Миклашевич. Власти обещали провести референдум до конца февраля, то есть самый поздний срок — последнее воскресенье месяца. Это 27 февраля. До этой даты осталось три месяца, а текст проекта Основного Закона общественности еще не представили. Почему власти не спешат знакомить белорусов с новой Конституцией?

Юрист: Ситуация указывает на то, что реального учета предложений граждан не будет

Вынести проект Конституции на общественное обсуждение власти планируют в первой половине декабря — менее чем за три месяца до даты голосования. По обещаниям главы ЦИК Лидии Ермошиной и Александра Лукашенко, оно состоится не позднее конца февраля. Скорее всего, на обсуждение дадут не более месяца. То есть кардинальные изменения в Основной Закон страны власти предложат белорусам обсуждать на скорую руку за новогодним столом. А потом разработчики документа, видимо, надеются примерно за январь изучить все предложения и замечания граждан и доработать новый вариант Конституции. Это при том, что власти хотят переписать половину статей и добавить 11 новых.

—  Таким образом, выходим ровно к последним числам февраля, но уже с очень большой натяжкой. Не исключено, что будут либо сокращаться сроки на прием предложений и доработку, либо может переноситься дата референдума, — считает бывший сотрудник Администрации президента и юрист Народного антикризисного управления Артем Проскалович.

Эксперт считает, если бы власти действительно пытались услышать мнение людей, проект Конституции стоило бы обсуждать с населением не менее года.

— Очень странно выносить на всенародное обсуждение документ высокой степени готовности, отработанный уже двумя инстанциями, — Конституционной комиссией и рабочей группой (а до этого первоначальные варианты готовились Конституционным судом и Администрацией президента). Ведь если основные принципиальные решения приняты, как можно будет использовать поступающие предложения? Это все свидетельствует о том, что никакого реального учета предложений граждан не будет.

С этим согласен еще один юрист, пожелавший сохранить анонимность. «По всей видимости, организаторы референдума не будут обременять себя этими формальными моментами, как обсуждение и доработка. У них свой интерес — „протолкнуть“ через легитимную процедуру нужные поправки», — считает он.

Так как в Конституцию планируется вносить много изменений, и в целом учитывая важность и сложность вопроса принятия такого документа, для полноценного обсуждения и дальнейшей подготовки окончательного варианта желательно было бы выделить больше времени, чем предвидится, согласен также директор Института политических исследований «Политическая сфера» Андрей Казакевич.

«Власти хотят, чтобы референдум прошел тихо»

Промедление с ознакомлением общественности с предлагаемыми изменениями политолог связывает с тем, что Александр Лукашенко, который должен одобрить окончательный вариант проекта, все еще не определился с тем, какую политическую систему хочет выстроить.

— Особенно это касается Всебелорусского народного собрания, роль которого достаточно сложно прописать в Конституции. Мы слышали упоминания о том, что этот орган должен создавать преемственность поколений, быть страховкой в случае победы на выборах каких-то «не тех сил». Создание такого органа и наделение его полномочиями означает необходимость забрать их у других ветвей власти, и прежде всего президента, ослабив его роль. Видимо, есть попытка придумать что-то инновационное, и в связи с этим возникают сложности, — говорит политолог.

Второй фактор, повлиявший на затягивание процесса подготовки проекта Конституции, заключается в непрописанных ранее переходных положениях, которые определят, когда разные конституционные нововведения будут вступать в силу, когда будут передаваться полномочия между органами власти.

— Есть много переходных положений, которые будут иметь существенное политическое значение. Одно дело, если это все будет проводиться сразу, и совсем другое, если это будут откладывать на год или на пять лет, — комментирует Казакевич.

Напомним, изначально Лукашенко говорил, что изменить законодательную базу могут в течение следующего года. Тогда же он заявлял, что после этого «придется провести открытые выборы». Правда, до этого он заявлял, что «пока вы меня не убьете, других выборов не будет».

В целом же, поскольку это первая политическая реформа с 1996 года, когда Александр Лукашенко сконцентрировал на себе всю власть, подобного рода изменения несут в себе риски для системы. Что также влияет на неспешность в процессе.

Есть еще одна причина затягивания подготовки новой Конституции: власти не желают слишком рано знакомить белорусов со своими намерениями и стараются скрыть карты.

— Белорусские власти в последнее время часто демонстрировали позицию, согласно которой народу заранее какие-то вещи не следует знать. Самым показательным примером в этом отношении была разработка дорожных карт, которые несколько лет держались в секрете, и в целом вопрос белорусско-российской интеграции, — говорит Андрей Казакевич.

Власти хотят, чтобы предстоящая кампания прошла максимально сжато, тихо, незаметно. А чем больше времени дается людям на знакомство с проектом, тем больше времени есть на критику, донесение альтернативной информации, отмечает политолог.

Есть вопрос с предоставлением равных возможностей для выражения мнения о проекте Конституции

Избирательным кодексом предусмотрено проведение референдума не позднее трех месяцев с момента издания соответствующего указа. В 2004 году дату референдума Александр Лукашенко назначил за месяц до его проведения. Скорее всего, так же будет и в этот раз.

То есть о дне голосования станет известно не раньше середины января, отмечает Артем Проскалович.

— Агитация может проходить в привычных людям формах пикетов, митингов, выступлений в государственных СМИ, и поэтому режим будет всячески стараться сократить срок для такой агитации, — добавляет он.

Правда, глава ЦИК Лидия Ермошина заявляла, что периода агитации перед референдумом не предвидится, значит, долгой подготовки к нему не потребуется. Но юристы с этим не согласны.

— Референдум — это, по сути своей, избирательный процесс, просто с некоторыми особенностями. Например, у нас есть не кандидаты, а варианты ответов. Значит, все стандарты и критерии, о которых мы привыкли задумываться относительно выборов, применимы и к референдуму, — указывает специальный представитель Светланы Тихановской по выборам Александр Шлык.

В этом контексте эксперт указывает на cвод рекомендуемых норм при проведении референдумов Венецианской комиссии, где говорится, что «должно быть обеспечено равенство условий сторонникам и противникам проекта законодательного акта, вынесенного в виде вопроса на референдум». В то же время стоит заметить, что Беларусь — лишь ассоциированный член комиссии, наша страна не обязана выполнять ее рекомендации.

— То есть у тех, кто за или против изменений, как и у тех, кто выступает за или против проведения референдума, должны быть равные возможности для выражения собственного мнения. Такой дискуссии я не вижу. И нет ощущения, что в контексте проведения референдума власти будут с распростертыми объятиями приветствовать массовые собрания.

Кстати, в июне прошлого года во время тура по госпредприятиям Лукашенко указывал, что на референдуме по изменению Конституции предстоит определить, «каким путем будем идти». «Или мы пойдем путем, как предлагают сегодня мои „альтернативщики“, через приватизацию, реформы и так далее — это не со мной», — заявил он тогда. Однако, как показало время, оппозицию к разработке основного документа страны не допустили. При том, что такой вариант возможен и был бы актуален в условиях политического кризиса. Более того, Беларусь практиковала предложение между разными вариантами изменений. На референдуме 1996 года были вынесены предложения как от имени Александра Лукашенко, так и предоставленные депутатами фракций коммунистов и аграриев. По официальным данным, тогда за первые проголосовало 83,73%, а за вторые — 9,42%.