Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  2. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  3. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  4. «Москвич» вместо Renault, мины на пляжах Одессы и для чего Беларусь держит силы у границ с Украиной. Восемьдесят второй день войны
  5. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  6. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  7. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  8. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  9. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  10. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  11. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
  12. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  13. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  14. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  15. В Беларуси двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  16. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  17. Бойцы с «Азовстали» сложили оружие. Что ждет их в плену? Рассказываем, как это работает по законам и на практике
  18. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ


Премьер-министр Роман Головченко анонсировал контрсанкции в ответ на подобные действия западных стран. Среди ограничений со стороны Минска — запрет на въезд в страну и «ряд иных шагов непубличного характера». Вспоминаем, как белорусские власти раньше отвечали на санкционное давление Запада.

2020−2021 годы — самые активные и секретные контрсанкции

В ответ на первый пакет европейских санкций после выборов 2020 года, который предусматривал запрет на поездки и замораживание активов 44 человек, Минск составил ответный «черный список», который, однако, решили не опубличивать «в соответствии со сложившейся цивилизованной дипломатической практикой». Примерно в это же время белорусский МИД лишил аккредитации журналистов иностранных СМИ — официально для переаккредитации. Рассмотреть заявки по новым правилам должны были в течение месяца. С тех пор прошло больше года, но многих журналистов, за исключением российских СМИ, не аккредитовали до сих пор.

В ответ на третий санкционный пакет в декабре прошлого года Владимир Макей пообещал «чувствительный и серьезный» отпор — он должен был включать «ряд действий юридического характера». Предполагалось, что будут введены ограничения для работы в стране политических фондов, пересмотрены возможности для работы различных культурных, образовательных и гуманитарных программ, связанных с диппредставительствами западных стран. Анонсировалось, что ответные меры будут «еще как минимум по трем направлениям».

— Ответные действия включают в себя также увеличение соответствующего персонального списка. Это означает, что ряд дополнительных персон из стран Евросоюза не смогут попасть на территорию Беларуси и на территорию Союзного государства, с учетом того, что у нас этот список одинаков с Российской Федерацией, — заявил глава МИД.

Действительно, в течение этого года белорусские власти практически уничтожили негосударственные организации, часть из них сотрудничала с западными партнерами и диппредставительствами.

В мае в Беларуси запретили продавать продукцию Liqui Moly, Škoda Auto и Beiersdorf (торговая марка Nivea), которые выступили против проведения в стране Чемпионата мира по хоккею и отказались спонсировать его, если соревнования пройдут в Беларуси. Это ограничение не было ответом на санкции — официально его назвали «защитой национальных интересов с учетом недружественных действий в отношении белорусского народа».

В июне Минск ответил США, которые приняли ограничительные меры в отношении «Белнефтехима». Власти потребовали сократить персонал американского посольства, ужесточили условия для получения визы, ограничили работы временных американских специалистов в Беларуси, запретили в стране Агентство по международному развитию (USAID). Позже в ответ на то, что президент США Джозеф Байден подписал указ, расширяющий санкции в отношении официального Минска, Беларусь отозвала свое согласие на назначение Джулии Фишер послом США в нашей стране.

После четвертого пакета и секторальных санкций ЕС премьер-министр Роман Головченко говорил, что главным в контрсанкциях будет отсутствие эффекта от санкций. Для этого власти «проанализировали каждую отрасль, которая подверглась санкционному давлению, вычленили все риски, оценили возможные потери и сформулировали траекторию движения для минимизации этих потерь».

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Реакцией на пятый пакет санкций, по заявлениям властей, станет расширение персонального ограничительного списка лиц, которым запрещен въезд в страну, и «ряд иных шагов непубличного характера». Причем в Минске до сих пор не раскрыли, кто из европейских чиновников в него попал. Кроме этого, говорится, что будут приняты меры в отношении авиаперевозчиков из стран ЕС и Великобритании. Стоит отметить, что после инцидента с принудительной посадкой самолета Ryanair западные страны сами перестали летать в Беларусь и над ее территорией.

История контрсанкций: больше обещаний, чем дел

Впервые санкции ЕС против Беларуси были введены в далеком 1997 году, они были связаны с прошедшим до этого референдумом, в результате которого практически абсолютная власть переходила Александру Лукашенко, а его полномочия в качестве президента были продлены до 2001 года. В итоге отношения Минска и Брюсселя были сведены к минимуму, а ратификация Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС) — приостановлена. В 1998 году, после выселения послов из резиденций в поселке Дрозды под Минском, начали действовать визовые санкции против 130 белорусских чиновников во главе с Лукашенко.

В 2004 году после прошедшего в Беларуси референдума, на котором решался вопрос, сможет ли Александр Лукашенко участвовать в выборах президента неограниченное количество раз, в США приняли «Акт о демократии в Беларуси», который позволял Вашингтону вводить экономические санкции против Минска. В тот же период ЕС и США запретили въезд ряду белорусов, включая тех, кто подозревался в причастности к политическим исчезновениям в 1999-2000 годах, а также функционеров и чиновников, связанных с парламентскими выборами и референдумом.

Весной 2006 года после президентских выборов в Беларуси Евросоюз расширил персональные санкции в отношении официального Минска. В список персон нон-грата тогда попал 31 человек. Этот шаг поддержали Канада и США. Целью ограничений была «политическая изоляция авторитарного режима».

После того, как Канада запретила посадку самолета с белорусским премьер-министром Сергеем Сидорским на борту для дозаправки, Минск заявил, что запретит полеты над страной самолетов авиакомпаний США и Канады.

Чуть позже в Вашингтоне приняли более серьезные меры против Минска — были заморожены активы на территории США лиц и организаций, «подрывающих демократические процессы» и «связанных с политическими репрессиями». Гражданам США запретили с ними сотрудничать, оказывать финансовую, техническую помощь.

Вскоре после этого государственный секретарь Совета безопасности Беларуси Виктор Шейман заявил об «адекватных мерах» — заморозке банковских счетов и аресте акций президента США Джорджа Буша и госсекретаря Кондолизы Райс на территории страны. Но очевидно, что ни у одного из них таких счетов в белорусских банках не было.

В 2008 году запрет на въезд в ЕС для белорусских чиновников заморозили в надежде на налаживание двусторонних отношений. Но после жесткого разгона демонстраций в день президентских выборов в 2010 году и последовавших за ним репрессий санкции возобновили. В начале 2011 года на тот момент пресс-секретарь МИД Андрей Савиных заочно предупредил Брюссель о «пропорциональных и адекватных по содержанию мерах». Эти меры должны были быть направлены «на укрепление суверенитета Беларуси, сохранение стабильности и консолидации белорусского общества». Он же обещал ввести ответные санкции после того, как летом того же года США приняли ограничительные меры против белорусских предприятий, подконтрольных «Белнефтехиму».

— Мы расцениваем действия Министерства финансов США как еще одну упущенную американской стороной возможность проявить здравый смысл и уйти с конфронтационного трека в наших взаимоотношениях, — комментировал тогда пресс-секретарь МИД.

После освобождения ряда политзаключенных с 2012 года Запад начал ослаблять санкционное давление. В 2016 году ЕС заморозил экономические санкции и минимизировал персональные.