Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Путин назвал возможное поражение России в Украине «концом государственности» и намекнул на ядерный ответ — что стоит за угрозой
  2. Сикорский: Польша рассматривает возможность закрытия оставшихся двух пунктов пропуска на границе с Беларусью
  3. «Пережиток прошлого». Президент Азербайджана предложил упразднить «бесполезное» объединение, в которое входит Беларусь
  4. А вы знали, что в начале войны СССР даже пытался наступать сам? Вот почему 22 июня 1941-го для Красной армии произошла катастрофа
  5. «Пугали, если много нас уедет, классному будет плохо». Беларусские абитуриенты рассказали «Зеркалу», почему решили поступать за границу
  6. На госТВ отчитались о задержании брестчанина и двух россиян — утверждается, что они готовили теракты на российской железной дороге
  7. Лукашенко загорелся новым спортивным мегапроектом. На этот раз поручил за пять лет построить в каждом регионе вот такой комплекс
  8. Минобороны объявило внезапную проверку готовности. В Украине успокоили: «У Беларуси нет сил для вторжения»
  9. Пока ВСУ отбивают атаки почти на всех направлениях, Россия продолжает попытки построить антизападную коалицию
  10. Грозовые «качели» не останавливаются. Какая погода ждет беларусов в выходные
  11. В Минске огласили приговор хирургу Елене Терешковой
Чытаць па-беларуску


Завершилась уникальная для демократических сил кампания выборов в Координационный совет. Больше 6700 избирателей и победитель — список Павла Латушко и Руха «За свободу» с 35%. И хотя для большинства беларусов это голосование прошло не слишком заметно, кампания подсветила несколько важных уроков о сегодняшней оппозиционной политике.

Артем Шрайбман

Политический аналитик

Ведущий проекта «Шрайбман ответит» на «Зеркале». Приглашенный эксперт Фонда Карнеги за международный мир, в прошлом — политический обозреватель TUT.BY и БелаПАН.

Урок 1. Демсилы и большинство беларусов, включая диаспору, живут в разных повестках

Это не тянет на сенсацию спустя почти четыре года после начала протестов в Беларуси, но теперь у этого тезиса есть количественное подтверждение. Семь тысяч проголосовавших — это около 3% от взрослой части беларусов зарубежья даже при самой консервативной оценке размера диаспоры в 300−350 тысяч человек.

При этом СМИ уделили этим выборам куда больше внимания, чем хотела их аудитория. Редакторы знают: упоминание Координационного совета в заголовке текста или видео — гарантия того, что этот материал посмотрят или почитают намного меньше людей, чем те новости, которые напрямую касаются беларусов в стране. Если медиа будут настойчиво гоняться за нерелевантными для аудитории темами, они постепенно станут для нее такими же нерелевантными.

Несмотря на это, СМИ плотно освещали эти выборы, давали обновления по явке, брали интервью у лидеров списков и одного из авторов приложения для голосования, Павла Либера. Некоторые редакции устраивали дебаты, другие — вешали баннеры с рекламой выборов у себя на сайте. И все равно большинство YouTube-выступлений и дебатов кандидатов в КС собирали куда ниже среднего для каждого конкретного СМИ, а иногда — откровенно мизерные цифры просмотров. Иными словами, аудитории предлагали потреблять то, что она не хочет. Некоторые политики хотели, чтобы принудительного кормления было еще больше, но, судя по маленькой явке при таком освещении, это вряд ли бы кому-то помогло.

Такой уровень интереса можно считать сигналом о реалистичности других идей, высказанных на этих выборах — например, собрать беларусскую диаспору в единое мощное движение. Без понятной цели люди не готовы тратить даже пару минут на голосование. Еще меньше из них будут готовы включиться в работу такого движения, которое должно какой-то магией вывести ситуацию в стране из тупика или заставить мировые столицы прислушиваться к беларусам зарубежья (чтобы сделать что?).

Большая политическая конференция демократических сил Беларуси. Варшава, Польша, 19 мая 2024 года. Фото: пресс-служба Координационного совета
Большая политическая конференция демократических сил Беларуси. Варшава, Польша, 19 мая 2024 года. Фото: пресс-служба Координационного совета

Смысл выборов в КС не удалось объяснить не только большинству беларусов, но и некоторым значимым оппозиционным и гражданским инициативам. Показательно отсутствие на выборах нескольких структур, которые занимаются, возможно, наиболее осязаемой и заметной для беларусов работой: правозащитных и гуманитарных организаций вроде BYSOL, группы экс-силовиков BELPOL, регулярно публикующей эффектные расследования случаев коррупции и обхода санкций, или «Киберпартизан», которые все еще умудряются проворачивать успешные кибератаки. Все эти группы не нашли времени или смысла участвовать в кампании.

Выборы, за исключением пары абстрактных постов в телеграм-канале, проигнорировал и Офис Светланы Тихановской. Тут есть явный элемент политической борьбы с потенциально конкурирующим органом, особенно на фоне предсказуемо невысокого результата списка «Европейский выбор», близкого к ОСТ. Он в итоге финишировал четвертым с 9%.

Урок 2. Оппозиция способна производить работающие процедуры

Стоит добавить ложку меда в эту бочку — демсилы все же показали свою способность создавать рабочие процедуры для решения внутренних задач.

Мобильное приложение команды Либера сработало настолько хорошо, насколько могло в ситуации DDOS-атак и других рисков, которые создает режим в Минске и которые требуют усиленной верификации. Избирательная система при всех возможных нареканиях, которых у меня тоже хватает, стала продуктом компромисса разных групп оппозиции и показала себя эффективно как механизм.

Малые и большие кризисы — от доносчиков в некоторых списках на выборах до рассылки предвыборной агитации через чат-бот «Перамога» — были урегулированы через согласованные процедуры. Критики скажут (и я с ними соглашусь), что в некоторых решениях было слишком много бюрократизма: например, когда Розу Турарбекову принудили удалять из списка двух мужчин, чтобы соблюсти гендерную квоту после ухода двух женщин (под внешним давлением), или когда не хотели регистрировать Алину Ковшик из-за не указанной в списке двойной фамилии.

Но в целом демсилы не рассыпались. Процесс прошел по запланированному ими, а не властью, сценарию. Эта организационная способность — важный и часто недооцененный актив сегодняшнего поколения демсил. Особенно если учесть, что оппозиция четвертый год существует в политически безвоздушном пространстве — без доступа к своему избирателю и политическому полю на родине.

Урок 3. В оппозиции оформились три идейных направления

Не уходя в дебри предвыборных программ разных списков, все их можно условно разделить на три группы, которые отражают три подхода к собственной миссии и приоритетам. Я бы назвал их — «меньшевики», «силовики» и «центристы».

«Меньшевики» предлагают работать на тех направлениях, где оппозиция может достичь прикладных результатов, не замахиваясь на снос режима или силовое освобождение страны. Мобильность беларусов, образовательные возможности, визы, переговоры по политзаключенным — вот вопросы в фокусе этих сил. Сюда можно отнести списки «Моладзевы наступ» и «Наша справа», часть людей из списка Прокопьева — Егорова и «бабариканцев», которые отдельной колонной на эти выборы не пошли.

«Силовики» — это не обязательно радикалы, жаждущие гражданской войны или другой крови. Просто эти люди куда меньше других верят в мирные сценарии перемен. Поэтому среди их приоритетов — подготовка беларусов зарубежья к вооруженной борьбе, другим акциям сопротивления и помощь добровольцам, защищающим Украину. Ближе всех к этим взглядам активисты из списков «Воля» и «Независимые беларусы», а также не пошедшие на выборы бойцы полка Калиновского и «Киберпартизаны» и снятый с них BYPOL Александра Азарова.

Все остальные силы в оппозиции я бы занес в разряд «центристов». Таких структур и активистов — большинство, они собраны как в ОСТ и Кабинете Тихановской, так и в командах Павла Латушко и Вадима Прокопьева. Несмотря на сложные отношения между «центристами», часто по стилистическим или персональным причинам, их идеи не так далеки друг от друга. Они хотят единства оппозиции, не верят ни в силовой сценарий, ни в переговоры с властью, а менять режим в Минске предлагают внешним давлением — будь то санкциями, ордерами на арест Лукашенко или альянсом из диаспоры и западных союзников.

Победа Павла Латушко и второе место блока Прокопьева — Егорова мало говорит нам о соотношении реальных симпатий к этим трем идейным направлениям внутри демократического лагеря беларусского общества. Проголосовала лишь небольшая часть от оппозиционно настроенных беларусов, и неизвестно, насколько репрезентативна она тем, кто прошел мимо этих выборов.

Во многом это было соревнование персон, и устойчивая медиаактивность Латушко дала свой результат. Но если бы в бюллетене была, например, Мария Колесникова, отец или сын Бабарико от «меньшевиков», а с другой стороны — самые известные калиновцы с «Киберпартизанами», то результат мог быть совсем другим.

Но и преуменьшать достижение Латушко не стоит. Он показал себя самым эффективным коммуникатором из тех, кто пошел на эти выборы, и впервые подкрепил статус одного из лидеров оппозиции настоящей поддержкой людей, а не только амбициозными должностями в протоорганах государства в изгнании.

Латушко более чем в два раза опередил другого харизматичного тяжеловеса кампании, Прокопьева, хотя ролики и интервью последнего набирали куда больше просмотров до начала этой кампании. Но регулярность присутствия Латушко в медиа и соцсетях, повторение простых тезисов про давление на режим и ответственность Лукашенко оказались доступнее для избирателя, чем сложные трехпалубные конструкции демократического движения, которые предлагал строить Прокопьев, войдя в КС.


Кто-то в моем тексте может прочитать скепсис в отношении этих выборов, но это впечатление будет неверным. Это упражнение было полезным не только потому, что позволит нам всем померить температуру демократического движения. Все участники кампании — от избирателей до лидеров списков — получили уникальный опыт реального электорального процесса, борьбы за голоса людей и рефлексии на тему того, кому этот голос отдать и почему.

В лучшем для демсил сценарии они используют эти навыки как мышечную память для той будущей ситуации, когда у них будет больше возможностей влиять на происходящее в Беларуси. В худшем — найдут повод переругаться о том, кто теперь легитимнее и кто должен говорить от имени беларусов.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

 

 

 

Новости могут сбивать с толку и противоречить друг другу. «Зеркало» старается объяснить, что происходит в белорусской политике, и показать реальный контекст событий.

Помогите «Зеркалу» продолжить работу 👇

Если вы находитесь не в Беларуси, станьте патроном «Зеркала» — журналистского проекта, которому вы помогаете оставаться профессиональным и независимым. Пожертвовать любую сумму можно быстро и безопасно через сервис Donorbox.



Всё о безопасности и ответы на другие вопросы вы можете узнать по ссылке.