Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Посольство Беларуси в Эстонии приостановило работу консульской службы
  2. «Нет никаких признаков, что пассажиры выжили». Спасатели нашли разбившийся вертолет президента Ирана — он погиб
  3. У Латушко не получилось. Скандальный рэпер Серега все-таки выступил в Германии
  4. «Список из 200 человек». Силовики приходят в квартиры уехавших из страны беларусов — что они говорят
  5. С июля вам могут перестать выдавать пенсию и пособия на детей, если не совершите одно действие
  6. Россия стремится захватить Волчанск, чтобы завершить первый этап наступления, а Украина хочет лучше наносить удары по территории РФ
  7. На рынке труда — новый антирекорд. Дефицит кадров нарастает такими темпами, что о проблеме говорит даже Лукашенко
  8. За 24 года наш рубль по отношению к доллару обесценился в 101 раз, а курс злотого остался тем же. Как поляки этого добились
  9. «Из жизни ушли настоящие друзья Беларуси». Лукашенко и беларусский МИД отреагировали на гибель президента Ирана
Чытаць па-беларуску


Юрий Дракохруст,

8 декабря правительство Беларуси в ответ на санкции западных стран ввело ряд мер, ограничивающих импорт продовольствия из стран, которые вводили санкции относительно Беларуси. Однако, судя по всему, это не единственные контрсанкции, к которым прибегла белорусская сторона, считает Юрий Дракохруст.

  • Юрий Дракохруст
    Юрий ДракохрустОбозреватель белорусской службы «Радио Свобода»

    Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.

    Блог Юрия Дракохруста на сайте «Радио Свобода»

Задержание видных представителей иностранных компаний — А1, Hyundai, EPAM — можно рассматривать просто как расширение круга внутренних репрессий. Но можно — и как пролог или даже начало изгнания из страны иностранного капитала.

Речь идет о задержании пресс-секретаря компании мобильной связи А1 Николая Бределева, начальника отдела маркетинга компании «Hyundai Автоград» Сергея Бабашкова и главного бизнес-аналитика IT-компании ЕРАМ Дениса Насуры.

Вскоре после их задержания в провластных ТГ-каналах появились их покаянные видеоролики, ролики Бределева и Бабашкова содержали информацию об их интимной жизни.

Любовь белорусских правоохранителей к подобным «покаяниям» — вообще интересный феномен. Для всего мира такой жанр — свидетельство лишь одного: зверских пыток — психологических или физических, — которым подвергаются люди, озвучивающие эти «признания».

Ни о чем другом эта видеопродукция не свидетельствует, а об этом — однозначно и недвусмысленно. «Да, пытаем, любого человека можно сломать, мы это делаем и гордимся этим» — именно это и только это демонстрируют подобными сюжетами белорусские силовики.

Тут, конечно, богатый опыт, преемственность, нерушимая связь поколений. Например, секретарь ЦК Компартии Беларуси Василий Шарангович на процессе 1937 года «признавался» в том, что по заданию польской разведки травил колхозных свиней и коней.

«Покаяния» Бределева, Бабашкова и Насуры от тех «покаяний» Шаранговича не отличаются ровно ничем.

Но в их случае есть и дополнительные, а может, и самые важные цели.

В июне нынешнего года премьер Роман Головченко сделал весьма показательное заявление: «Я надеюсь, что горячие головы остудятся хотя бы в интересах своего бизнеса в Беларуси. Если причиняют ущерб нашим компаниям, нашим предприятиям — мы что, не имеем права причинить ущерб западным компаниям? Это ответ, к которому нас вынуждают… Поэтому я бы хотел, чтобы политики подумали о судьбах своих бизнесов… (Литва — практически 300 компаний, Кипр — 250, Украина — 200, Латвия — 160, Германия — 150, Польша — 140, Нидерланды — 72) — и это речь идет лишь о крупных компаниях… Конечно, мы будем вынуждены переключаться, уходить от западных товаров и технологий — и эти страны потеряют наш рынок».

Ну вот, «причинение ущерба западным компаниям» и «переключение» и происходит — путем арестов и публичного унижения менеджеров этих компаний и самих компаний.

Причем тут даже два пути достижения цели. Один — обозначенный в ТГ Григория Азаренка и тому подобных информресурсах: А1 — террористы, национализировать их бизнес. Пойдет ли белорусская власть именно этим путем — это не ума Азаренка дело. Но он своими страстными филиппиками обозначает, что такой вариант не исключен.

А другой путь — репутационный, через решение самих западных компаний. Вопреки расхожим мнениям, Запад торгует и инвестирует в значительной степени внутри себя. И, скажем, австрийская A1 Telekom Austria Group, владелец белорусской А1 — она же делает инвестиции по всему миру, в Европе в том числе.

До ареста и унижения Николая Бределева эта компания могла у себя на родине и в других странах ЕС, где у нее есть инвестиции, объяснять: «Мы вне политики, business as usual, политические проблемы стран, в которые мы инвестируем, нас не касаются». Теперь не вне, теперь не usual, теперь касаются.

И если компании, униженные в Беларуси, сохранят свой бизнес в этой стране, то это отзовется очень неприятным для них репутационным эхом в других, более цивилизованных странах, где у них тоже вложены деньги.

Тема сексуальной ориентации Бределева и Бабашкова, присутствующая в их «признаниях» — это дополнительное унижение, дополнительный репутационный ущерб компаний, в которых они работают, дополнительный мотив для этих компаний уходить из страны, где такое возможно.

Репутация — это для бизнеса тоже актив, нередко и более дорогой, чем сами по себе деньги.

Ну и арест менеджеров трех компаний — это сигнал всему сообществу западных инвесторов в Беларусь. Завтра придут и по ваших менеджеров, завтра «опустят» и их, и вас. Оно того стоит?

И программа Головченко, сформулированная в июне, будет реализована естественным образом, решением самих инвесторов.

Решением тем более естественным, что Беларусь — не Россия и не Китай. Для любого западного инвестора белорусское направление — это мизер в мировом масштабе. Денег, конечно, жалко, даже небольших, но репутация дороже по крайней мере небольших денег.

Не исключаю, что некие условные «голуби» в белорусском руководстве были против такой комбинации: по их мнению, крамолу душить можно и нужно, но все же иностранные инвестиции — тоже дело важное и нужное. Но иные силы создали fait accompli (совершившийся факт).

Впрочем, возможно, не стоит усложнять. Головченко (а на самом деле — Лукашенко) сформулировал цель. Она реализуется всей государственной системой. Сам он, разумеется, никого не пытал, но на то есть очень квалифицированные и компетентные исполнители.

Ни Светлане Тихановской, ни Павлу Латушко и не снилась мощь, доступная скромным сотрудникам ГУБОПиКа, по стимулированию ухода из Беларуси западного бизнеса.