Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Повестка 59-летнему больному раком и намерение призывать жителей других стран. Рассказываем, как в России проходит мобилизация
  2. Против мобилизации в России сильнее всего протестует Дагестан. Разбираемся, почему заполыхал именно этот регион
  3. Ядерные удары — уже не что-то из области фантастики. Шрайбман — о том, как Путин может захотеть выиграть войну и к чему это приведет
  4. Пересмотр пенсий и пособий, снижение ставок по кредитам, продление лимитов на товары из-за границы. Изменения октября
  5. «Удар по пункту управления во время совещания командования». Главное из сводок штабов на 215-й день войны
  6. В случае ядерного удара России ответ прилетит… по Беларуси? Рассказываем о ядерном оружии США и возможности его применения против РФ
  7. В российском Ижевске неизвестный ворвался в класс и открыл огонь. Известно о 15 погибших, среди них семь детей
  8. СМИ: мужчинам мобилизационного возраста запретят выезжать из России
  9. Украина победила Россию. Рассказываем, куда чаще всего ездили на отдых белорусы до войны
  10. «Бойся Бога и пацанов из Кривого Рога». Интервью с украинским депутатом, чье обращение к Зеленскому стало хитом «Вова, їб** їх»
  11. Украина нанесла ракетный удар по гостинице в центре оккупированного Херсона. Погиб коллаборант, поддерживавший Лукашенко
  12. Лукашенко и Путин проводят переговоры в Сочи. Это их седьмая встреча с начала года
  13. «То, что мы не выступили против Путина намного раньше, — огромная ошибка». Легендарный Доминик Гашек — о России, Беларуси и войне
  14. Канада не дала визы экспертам из Минска для заседания по Ryanair
  15. Постфашисты у власти в Италии: чего ждать Украине, России и Европе в случае победы Джорджи Мелони?
  16. Фан-встречу с блогершей Хаметовой провели без согласования с властями. Виновных пообещали наказать


Лукашенко снова высказал недовольство IT-сектором и ИП. Во время поездки в Могилевскую область он заговорил о проблемах в частных компаниях в контексте протестных настроений. «На предприятиях частной формы собственности у нас всегда были проблемы. Айтишники и ипэшники у вас тоже есть. Они же не сосредоточены только в Парке высоких технологий», — заявил Лукашенко и предостерег «чтобы не произошло этого и сейчас и чтобы нам не пришлось опять по улицам с автоматами бегать». В последнее время и тем, и другим власти заметно ухудшают условия: повышают налоги, усиливают контроль. Вспоминаем, как развивалась риторика Лукашенко об айтишниках.

Фото с сайта pixabay.com
Фото с сайта pixabay.com

Как Лукашенко айтишников «грудью выкормил»

В 2005 году постановлением Александра Лукашенко в Беларуси заложили основу для создания Парка высоких технологий. Того самого, который потом будут называть белорусской Кремниевой долиной с привлекательными условиями работы, в котором поспособствуют бурному развитию всей отрасли. «Для нашей страны это будет достойный проект, национальная гордость нашего государства», — радовался в 2006-м политик. С тех пор он уделял IT особое внимание, то радуясь достижениям и выгоде для экономики, то ругая за то, что эти люди якобы недостаточно ему благодарны и лояльны.

Кстати, к тому времени в отрасли уже были известные на рынке белорусские бренды — EPAM Systems, Wargaming, Asbis, Itransition, а также немало компаний пока еще с не такими громкими названиями. Как говорили в профессиональных кругах, важным вкладом государства в развитие отрасли до того момента было его невмешательство. Именно поэтому некоторые представители отрасли с опаской относились к особому вниманию со стороны властей.

В 2010 году Лукашенко впервые назвал айтишников яйцеголовыми. Тогда он предложил белорусским предприятиям активнее пользоваться тем, что эти «умные яйцеголовые люди делают», а то все уходит на экспорт. В том же году он признавался, что смотрит на айтишников с завистью: сидят, говорит, «с этими компьютерами балуются и создают такое, что уму непостижимо».

Позже он подчеркнул, что создавался ПВТ не столько для компаний отрасли, сколько ради выгод для экономики: «Ведь что такое IT-парк? Это же миллиарды валюты для страны». А в 2016-м признал, что будущее за новыми технологиями, потому что эпоха нефти и газа уходит в прошлое.

В последующие годы политик не раз заявлял, что успехи IT-отрасли — это его заслуга, потому что именно он создал для нее удобные условия, поддерживал, стимулировал. Власти действительно какое-то время прислушивались к бизнесу. Например, в 2017 году появился Декрет № 8 «О развитии цифровой экономики», который был направлен на развитие ПВТ.

— Они пришли и принесли все то, что им нужно, и все то, что нужно убрать, что мешает. Полная свобода. Ну, я говорю, и отвечать за это будете. И им сказал, за что отвечать. Налогов там, конечно, почти нет, кроме небольшого подоходного налога, но все деньги заработанные должны вернуться в страну. Все до копейки возвращают. А потом тратьте, как хотите. Импортное покупайте (запретов никаких нет), жилье себе стройте. Я вам буду тоже помогать — и жилье, и лаборатории, и аудитории, и базы какие-то, где наша ответственность, — рассказывал он в интервью телеканалу "Россия 24".

К этому времени у Лукашенко уже накопился ряд претензий к айтишникам, одна из них — счета за границей. Политик хотел, чтобы все заработанные на экспорте услуг деньги шли в страну. «Я поручил председателю Следственного комитета подъехать туда, собрать их — люди же не глупые — и предупредить: ребята, прекратите шалить, потому что мы так будем смотреть-смотреть и поставим вас в ряд со всеми. Чем вы отличаетесь, великие айтишники?» — предупреждал политик.

Примерно в это время Лукашенко загорелся идеей создать IT-страну. Правда, особых усилий со стороны государства для этого не требовалось — ряд белорусских брендов уже были известны на весь мир, продукты местных компаний и стартапов покупали крупные международные корпорации, а для специалистов найти интересную и прибыльную работу не составляло труда. В этот период этот сектор стал драйвером белорусской экономики. За 2017−2019 годы экспорт услуг отрасли вырос почти в 2,5 раза. В 2018 году на долю IT-сферы приходилось 5,7% ВВП — чуть меньше, чем сельское и лесное хозяйство (6,4%). По итогам января-октября 2021-го — 7,4%. К 2023 году власти надеялись на ее рост до 10% ВВП.

От любви — к озлобленности

В прошлом году Лукашенко сильно оскорбился «неправильным» поведением работников IT-компаний. Еще до выборов он возмущался поведением всей творческой интеллигенции.

— Я их левой сиськой всех выкормил. Я их вырастил всех. Ладно, если бы я по сути где-то неправ был — и они начали меня критиковать. Им заплатили — и они побежали, начали поститься, хайповать, — высказывал он свое недовольство за несколько дней до прошлогодних президентских выборов в интервью украинскому журналисту Дмитрию Гордону.

Усилилось недовольство после выборов, когда представители этого сектора активно высказывали свое мнение по поводу прокатившегося по стране насилия со стороны силовиков и стали заметной частью протестного движения. Сразу после выборов более 2,5 тысяч представителей IT подписали открытое письмо против насилия. Они же помогали пострадавшим во время репрессий, уволенным и переехавшим. Можно вспомнить кейс руководителя PandaDoc Микиты Микадо, инициировавшего проект финансовой помощи силовикам, уволившимся из-за своей позиции или несогласия с насилием со стороны коллег. Специалистов отрасли начали задерживать по политическим мотивам еще до выборов и продолжают до сих пор, а кто-то из них провел в СИЗО не один месяц.

«Скажите, а что надо айтишникам? Я же уже для них создал рай. Нет, оказывается, им чего-то не хватает», — возмущался Лукашенко в начале сентября 2020-го, пообещав разобраться с ними.

Продолжавшиеся в то время акции протеста он назвал похожими на мелкобуржуазную революцию. А «буржуйчикам, богатым людям, айтишникам», по его словам, захотелось власти. После этого он еще не раз вспоминал, что представители IT-сферы хорошо живут, и недоумевал, что же им еще надо.

Претензии к отрасли продолжились и в этом году, часто их упоминают вместе с индивидуальными предпринимателями как тех, для кого Лукашенко многое сделал, а они отплатили за это, оказавшись не на той стороне. В июне он с обидой в голосе заявлял, что власти упустили многие процессы в этом секторе. «И что мы получили? Самые продвинутые вроде бы, самые богатенькие и обеспеченные. Где они оказались?» — задавался он вопросом.

Позже политик предъявил претензии, что в ПВТ работают за полцены на США, высказав претензии о том, что они недостаточно активно интегрируют знания в реальный сектор белорусской экономики.

Общая ситуация в стране и давление на IT-сферу привели к тому, что после выборов начался поток миграции специалистов отрасли и целых компаний. По опросам, в прошлом году уехали 20 тысяч IT-специалистов и 58% всех основателей стартапов. С приходом 2021 года для резидентов ПВТ отменили налоговые послабления. В августе этого года Лукашенко обвинил Основателя EPAM Аркадия Добкина в финансировании протестов. На протяжении года айтишников (как и других белорусов) продолжали задерживать по политическим мотивам. За первые две недели декабря это случилось с пятью топ-менеджерами и разработчиками IT-компаний.