Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  2. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  3. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
  4. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  5. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  6. Изнасилованная в Варшаве белоруска умерла
  7. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ
  8. «Любое прекращение огня пойдет на пользу России». Главное из сводок
  9. MAYDAY: В Бресте в 44 года умер начальник милицейского управления по борьбе с киберпреступностью
  10. Литва закрыла два пункта пропуска на границе с Беларусью. Что с очередями?
  11. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  12. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых


Председатель ОБСЕ и министр иностранных дел Швеции Анн Линде в Рождественский сочельник в своем Twitter высказалась в поддержку Марии Колесниковой, Максима Знака и всех политзаключенных Беларуси.

Фото: Instagram / kalesnikava
Фото: Instagram / kalesnikava

«Не до праздников, когда дело касается защиты прав человека. Ужасающие новости из Верховного суда Беларуси по делу Марии Колесниковой и Максима Знака. Все 953 политические заключенные должны быть освобождены немедленно и без предварительных условий. Продолжаю призывать Минск к уважению международных прав человека», — написала Анн Линде 24 декабря.

Напомним, 24 декабря Верховный суд Беларуси оставил в силе приговор Марии Колесниковой и Максиму Знаку. Напомним, ранее суд назначил Марии Колесниковой 11 лет колонии общего режима, Максиму Знаку — 10 лет колонии усиленного режима.