Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. А вы знали, что в начале войны СССР даже пытался наступать сам? Вот почему 22 июня 1941-го для Красной армии произошла катастрофа
  2. Сикорский: Польша рассматривает возможность закрытия оставшихся двух пунктов пропуска на границе с Беларусью
  3. Украинский Генштаб сообщает о тяжелых боях на востоке страны. Аналитики предупреждают, что именно там Россия может наступать летом
  4. На госТВ отчитались о задержании брестчанина и двух россиян — утверждается, что они готовили теракты на российской железной дороге
  5. Путин назвал возможное поражение России в Украине «концом государственности» и намекнул на ядерный ответ — что стоит за угрозой
  6. Попал под санкции, но купается в роскоши. Чем владеет один из «кошельков» Лукашенко и его семья (впечатлительным лучше не смотреть)
  7. ВМС Украины подтвердили спутниковыми снимками уничтожение базы запуска дронов в российском Ейске
  8. «Есть за что». Удивительное дело: министр спорта Беларуси покритиковал соревнования в России, где у наших атлетов ведра медалей
  9. С 1 июля заработает очередное изменение на автомобильном рынке


Напомним, 27 декабря был опубликован проект новой Конституции. В нем сохраняется положение о том, что президент владеет неприкосновенностью, а его честь и достоинство охраняются законом. Однако в тексте проекта предлагают распространить эти положения и на экс-президента. Как в случае одобрения эта статья будет действовать на практике? Об этом блог «Отражение» поговорил с адвокатом Андреем Мочаловым, лишенным в Беларуси лицензии. Zerkalo.io перепечатывает этот текст.

Андрей Мочалов отмечает, что одно из предлагаемых изменений в Конституцию касается статьи 89. Именно она регулирует возможность привлечения человека, который занимал пост президента, к ответственности.

— Большинство политических экспертов и аналитиков рассматривают ее как некий абсолютный конституционный иммунитет для президента, в том числе после прекращения его полномочий. Вместе с тем в предлагаемой редакции данная статья представляется не такой однозначной. Структура и юридическая техника ее составления являются довольно спорными, — считает Мочалов.

Юрист отмечает, что общее правило о возможной ответственности бывшего президента содержится в части 3 статьи. В ней говорится, что человек, который перестал быть президентом, «не может быть привлечен к ответственности за действия, совершенные в связи с осуществлением им президентских полномочий».

— Из указанной формулировки следует, что в случае привлечения экс-президента к ответственности нужно установить, связаны ли его преступные действия с осуществлением этих самых полномочий. Если бы к бывшему президенту Беларуси возникли вопросы в связи с законностью дачи какого-либо распоряжения (к примеру, о заключении коммерческого контракта с какой-либо частной фирмой без законных оснований), то он не мог бы предстать перед судом вне зависимости от фактических обстоятельств дела. В данном случае речь идет о конкретном исполнении функций президента.

Но если ситуация касается какого-либо бытового преступления, не связанного с занимаемым ранее президентом постом (к примеру, похищением людей по личным мотивам), то он однозначно может потерять неприкосновенность. При этом на практике разграничение того, что считается исполнением служебных полномочий, а что нет, может быть довольно сложным. В теории права такими полномочиями считается выполнение властных функций, организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей в силу занимаемой должности. Решение, имеет ли совершенное преступление отношение к служебным полномочиям, будет принимать Верховный суд. При этом свое толкование может дать и Конституционный суд. Это может произойти в том случае, если к нему обратится кто-то из госорганов, — добавляет юрист.

При этом Андрей Мочалов отмечает, что в частях 1 и 2 предлагаемой редакции статьи 89 Конституции содержится и частное правило.

— Неприкосновенностью обладает как действующий президент, так и президент, прекративший занимать этот пост в связи с истечением срока, добровольно подавший в отставку или неспособный исполнять обязанности по состоянию здоровья. Условно говоря, речь идет о «невиновном прекращении полномочий», — поясняет Мочалов. — Но отмечу, что в предлагаемой редакции Конституции содержатся и «виновные основания». В соответствии с частью 2 статьи 88 президент может быть смещен с должности Всебелорусским народным собранием в случае систематического или грубого нарушения Конституции либо совершения госизмены или иного тяжкого преступления. В такой ситуации неприкосновенность не будет действовать, а бывший президент может быть привлечен к ответственности при соблюдении общего правила.

Андрей Мочалов также отмечает, что неприкосновенность имеет двойственный характер. Он добавляет: с одной стороны кажется, что она является абсолютным понятием, которое в принципе исключает привлечение человека к ответственности.

— Однако в действующей Конституции понятие неприкосновенность используется пять раз — и во всех случаях, скорее, имеет значение запрета на применение каких-либо ограничений без законных оснований. Проще говоря, абсолютным ограничением она не является. Например, в соответствии со статьей 25 государство обеспечивает свободу, неприкосновенность и достоинство личности (очевидно, что в установленных законом случаях неприкосновенность личности все-таки нарушается). Статья 29 гарантирует неприкосновенность жилища и иных законных владений граждан (существует целый ряд оснований, когда неприкосновенность жилища может быть нарушена). Статья 44 охраняет неприкосновенность собственности, но и из этого права есть множество исключений, — говорит юрист.

Таким образом, по мнению Андрея Мочалова, понятие неприкосновенности не является абсолютным, и при желании государственного обвинения не препятствует привлечению бывшего президента к уголовной ответственности. Проще говоря, такой сценарий вполне возможен в том случае, если экс-президент совершил преступления, не связанные с осуществлением им служебных полномочий.

— Если данный вопрос станет актуальным в Беларуси, большую роль в его разрешении может сыграть Конституционный суд. Он вполне вероятно даст заключение по данному вопросу через официальное толкование положений основного закона Беларуси, — поясняет юрист. — Таким образом, вывод о том, что статья 89, которую предлагают изменить в новой Конституции, содержит абсолютный иммунитет для президента, в том числе после прекращения его полномочий, является спорным и, скорее всего, не соответствует действительности, — рассказывает юрист.