Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. На госТВ отчитались о задержании брестчанина и двух россиян — утверждается, что они готовили теракты на российской железной дороге
  2. Минобороны объявило внезапную проверку готовности. В Украине успокоили: «У Беларуси нет сил для вторжения»
  3. В Минске огласили приговор хирургу Елене Терешковой
  4. Пока ВСУ отбивают атаки почти на всех направлениях, Россия продолжает попытки построить антизападную коалицию
  5. «Пугали, если много нас уедет, классному будет плохо». Беларусские абитуриенты рассказали «Зеркалу», почему решили поступать за границу
  6. Путин назвал возможное поражение России в Украине «концом государственности» и намекнул на ядерный ответ — что стоит за угрозой
  7. «Пережиток прошлого». Президент Азербайджана предложил упразднить «бесполезное» объединение, в которое входит Беларусь
  8. А вы знали, что в начале войны СССР даже пытался наступать сам? Вот почему 22 июня 1941-го для Красной армии произошла катастрофа
  9. Сикорский: Польша рассматривает возможность закрытия оставшихся двух пунктов пропуска на границе с Беларусью
  10. Грозовые «качели» не останавливаются. Какая погода ждет беларусов в выходные
  11. Лукашенко загорелся новым спортивным мегапроектом. На этот раз поручил за пять лет построить в каждом регионе вот такой комплекс


24 февраля, когда Россия напала на Украину, немалая часть жителей стала покидать страну. Кто-то уезжает целыми семьями, некоторые с детьми. Спросили у родителей, каково это, преодолеть такой путь с дочками и сыновьями, и как им объяснить, почему они вынуждены бежать из своего дома.

Киев, Украина. 25 февраля 2022 года. Фото: Reuters

У минчанина Бориса, который несколько месяцев живет в Киеве, трое детей — 9-летний сын и две дочки — семи и пяти лет. Из столицы Украины они направляются в сторону Польши. Из города семья выехала в пятницу — на автобусе.

— В Киев мы переехали капитально: с большим количеством вещей. Привезли сюда дорогое электрофортепиано, гитару — в общем, то, что жалко было бы терять. В четверг развезли все по местным друзьям, а сегодня уехали, — описывает ситуацию мужчина. — Вещей с собой взяли ровно столько, сколько можем утянуть и нести на себе в случае, если придется идти пешком. Получился чемодан и каждому по рюкзаку.

— Дети тоже с рюкзаками?

— Да, каждый несет что-то свое.

— Как они реагируют на происходящее?

— Нужно сказать, что наши дети психологически травмированы еще событиями в Беларуси, и в Украину мы переезжали не потому, что захотелось здесь пожить. Плюс последние месяцы шли отдаленные разговоры о войне. Все это на них давило, — отвечает Борис. — Вчера, когда начались взрывы, ребята плакали. Мне кажется, это нормально. Неприятнее для них другое — то, что мы снова переезжаем. Им придется менять школу. Плюс большинство игрушек пришлось оставить. Куда ты их возьмешь!

— Как успокаивали детей, когда начались взрывы?

— Говорили с женой, что все будет хорошо, но будет ли оно так, никто не знает, — отвечает мужчина и поясняет: они всегда говорят с сыном и дочками честно. — В четверг вечером, когда начался обстрел, дети сами проснулись, им не нужно было объяснять, что происходит. Мы собрались и пошли в ближайшую школу в бомбоубежище. Когда в критической ситуации ты с другими людьми, всегда проще. Ночью включилась воздушная тревога, мы перешли на уровень поглубже. Постелили одеяло, которое взяли с собой, и дети, в отличие от нас с женой, даже выспались.

— Какой самый сложный вопрос о происходящем они вам задавали?

— Наверное, почему Россия наступает со стороны Беларуси. Это непонятно и для них, да и для меня самого, — говорит Борис.

— Что вы ответили?

— У нас очень политизированная семья, поэтому я сказал, что Лукашенко держится сейчас за Путина. Дети все поняли, — отвечает собеседник и не скрывает: психологическое состояние у ребят непростое. — У них тяжелые рюкзаки, и непонятно, что будет дальше. Вокруг идет перегруппировка войск. Сегодня, так как часть нужных нам станций метро не работала, пришлось сделать первый марш-бросок. По дороге к автобусу мы хотели зайти в переход. Там военные, они нас оттуда выгнали, сказали, сейчас, возможно, будет стрельба, уходите.

— Как сын и дочки на это отреагировали?

— Они боятся, периодически их накрывает, и кто-то из них начинает плакать. Сегодня, пока шли на автобус, чтобы чуть разрядить обстановку, остановились, съели по сырнику, которые взяли с собой.

— Ситуация с войной сильно усложняется, когда рядом дети?

— Если бы я был один, я бы остался тут поснимать: мои коллеги журналисты продолжают работу. Но так как рядом дети, нужно быстрее уезжать, — поясняет Борис и отмечает: благодаря жене паники в семье нет. — Пока я вчера ездил разбираться с делами, она паковала вещи и успокаивала сына и дочек. У нас все неплохо организовано.

«Это наша первая долгая поездка с ребенком»

— Максим в четверг заболел, так что все в лучших традициях, — отвечает Марина на вопрос, как у них дела. — Вчера у него начался кашель. Сегодня к этому добавился еще и насморк. Он у нас в принципе проблемный по здоровью: даже сопли, как правило, заканчиваются осложнением, сейчас сижу и молюсь, чтобы этого не случилось.

Фото: Reuters

Максиму в понедельник исполнилось три года. Полгода из них он с мамой и папой живет в Киеве. В четверг, когда в Украине началась война, семья решила уехать в Польшу. У них своя машина, поэтому вещей взяли по максимуму. Если для себя, шутит Марина, хватит и одних джинсов, то у ребенка должно быть всего много — и вещей, и игрушек. Плюс мама положила сыну еды: растворимых каш, бананов, печенья, которое он любит.

— Изначально мы думали выезжать в четверг, но решили, что и так рано встали, на нервах, да еще и ребенок заболел, нужно сначала поспать. Легли на пару часов, а к вечеру в Киеве объявили комендантский час. В итоге стартовали мы в пятницу в 7.40 утра, — говорит собеседница.

— Не страшно было ехать с болеющим ребенком?

— Страшнее, что в дом попадет ракета, или кого-то расстреляют, — отвечает молодая мама. — Мне кажется, лучше в таком состоянии продержаться сутки пути, и быть в безопасности, чем ждать непонятно чего.

На момент нашего звонка семья в дороге третий час. Максим рано встал, поэтому большую часть маршрута он спал. Ну, а теперь, пока папа за рулем, мама с ним играет.

— Я взяла ему наклейки, которые он любит, поэтому сейчас особых проблем нет, но это еще начало пути, — шутит собеседница и говорит: точно не знает, сколько продлится их дорога. — До границы нам восемь часов. А дальше — неизвестность. Но если вчера знакомые долго не могли выехать из Киева, то сегодня мы без проблем оказались за городом. Может и дальше теперь будет быстрее.

До границы, продолжает собеседница, останавливаться надолго они нигде не планируют. Только чтобы заправиться, сходить в туалет, купить еды и немного подышать.

— Это наша первая долгая поездка с ребенком, поэтому не знаю, как он будет себя вести. В идеале, конечно, чтобы каждые три часа мы делали небольшие паузы и давали ему пройтись, но посмотрим, — делится планами Марина. — После обеда станет проще: он уснет и более долгий путь получится проехать более-менее нормально.

— А Максим интересовался тем, что происходит?

— Когда мы собирались в дорогу, сын спросил: «Мы поедем в далекие края?» Я ответила: «Ага», поэтому он уверен, что едет в путешествие, — отвечает Марина.