Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Выгнали как паршивца». Олимпийского чемпиона Андрея Арямнова заставили уйти из сборной — мы с ним поговорили
  2. Власти Беларуси ввели санкции в отношении компаний с зарубежными акционерами
  3. «Как зарезать курицу, которая несет золотые яйца». Чем грозят Минску введенные санкции против компаний с зарубежными акционерами
  4. Зеленский о белорусах: «Нельзя просто молчать и говорить: это не мы, это с нашей территории РФ совершает эти обстрелы»
  5. На вторник в Беларуси объявили оранжевый уровень опасности — ожидаются грозы и жара
  6. В Гомеле семьи с детьми, пойманные за пьянством на пляжах, будут ставить в СОП
  7. Угрозы из Беларуси, уничтоженные наемники и принудительная мобилизация. Главное из сводок штабов на 132-й день войны
  8. «Встает вопрос, зачем работать?» Совмин хочет ввести новые меры поддержки работников на фоне санкций, но Лукашенко раскритиковал идею
  9. Жаловались на жару — вот вам дожди и грозы. На среду объявили оранжевый уровень опасности
  10. Вместо политического убежища — место на кладбище. Как иностранцы просили защиты в Беларуси и чем это заканчивалось
  11. Студентку-отличницу из Кировска, которую КГБ включил в список террористов, отправили в колонию на шесть лет за антивоенный пост
  12. «Растет количество политиков, считающих, что нужно продолжать бизнес с Россией». Репортаж из кулуаров «исторического саммита» НАТО
  13. КГБ добавил в список «террористов» имена трех белорусов
  14. «Такой зверь на пляже, просто бы убил там всех». Работники пляжа в Сочи рассказали свою версию конфликта с белорусским самбистом
  15. В Сочи завели уголовное дело на охранников пляжа, которые жестоко избили самбиста Никиту Гораева. Подозреваемые задержаны
  16. Кибервойна, отчет Шойгу Путину и когда закончится война. Сто тридцать первый день войны в Украине
  17. Путин обсудил с Шойгу продолжение войны в Украине
  18. Лукашенко подписал указ о призыве на срочную военную службу и службу в резерве
  19. Правительство приняло очередные изменения по посылкам из-за границы. Спросили у таможни, какие сейчас беспошлинные лимиты
  20. СМИ: «Беларуськалий» начал экспорт через порты РФ. Российские конкуренты недовольны
  21. Белорусам, которые прилетают в Россию, больше не нужно предъявлять ПЦР-тест (теперь точно)
  22. Бои за Донбасс, подготовка к штурму Херсона и пущенный под откос бронепоезд. Главное из сводок штабов на 131-й день войны
  23. Зеленский про Беларусь, из заключенных в наемники, «высокоточные удары» по городам. Сто тридцать второй день войны в Украине


На прошлой неделе Лукашенко заявил, что Беларусь провела целую спецоперацию по спасению белорусских дальнобойщиков. А через пару дней, 9 апреля, Россия заявила про обмен дальнобойщиками с Украиной. 20 украинских водителей обменяли на 32 российских и «ряд белорусских». Среди них был и Юрий, который со своей фурой находился в пункте пропуска Чоп на границе с Венгрией. Он до последнего не хотел бросать свой грузовик, поэтому месяц провел в Украине. Историю своего возвращения на родину он рассказал блогу «Отражение». Мы перепечатываем этот текст.

Иллюстративное фото. Источник: Рexels.com
Иллюстративное фото. Источник: Рexels.com

16 марта Минтранс сообщал, что в Украине находились не менее 116 белорусских водителей-международников. В ведомстве подчеркивали, что принимают все усилия для возвращения людей на родину. Мы связались с пресс-службой 11 апреля, там ответили, что в соседней стране остается «пара человек», и пообещали уточнить количество. Однако больше на наши звонки никто не ответил, поэтому мы не знаем, сколько дальнобойщиков все еще не могут попасть в Беларусь. Нам известно как минимум о трех таких водителях.

Юрий (имя изменено по просьбе собеседника) уже не в этом списке. 6 апреля мужчина оставил свою машину и груз на контрольно-пропускном пункте Чоп на украинско-венгерской границе. Седьмого апреля он добрался до дома на Гомельщине. На КПП мужчина пробыл почти полтора месяца: с начала войны.

В прошлом материале мужчина рассказывал, что многие его коллеги, которые застряли в Украине на том же КПП, оставили свои машины с грузом и перешли границу пешком. Тогда Юрий не соглашался поступить так же: у него своя фура за 140 тысяч долларов и обязательства перед заказчиками. Но в начале апреля, говорит, пришлось.

— Оттуда никто не выезжал. Россияне вообще не могли покинуть Украину. С двух часов 24-го февраля ни одна машина с украинской земли не проехала — ни в сторону Венгрии, ни в сторону Польши. Все наше белорусское имущество, грузы, оплаченные европейскими партнерами, — всё осталось в руках тех, кто нас там держал, — эмоционально рассказывает водитель.

Юрий уверяет, что на территории Украины ему угрожали представители полиции и местные водители. Хотя ранее он рассказывал, как украинец ему помог деньгами и продуктами.

Украинские активисты перекрыли дорогу перед ПП «Кукурыки» (Польша). Фото: страница в фейсбуке Ирина Земляна

— В районе Гомеля стояли украинские дальнобойщики, «плакали», что так сильно хотят домой. Так их в Беларуси никто не обижал, машины у них никто не отбирал, как это было с нами. Они не сидели там месяц и не думали, где взять деньги на хлеб или кашу, как прожить. И с автоматами к ним никто не приезжал и не пугал, что застрелят, прострелят колени, — описывает ситуацию мужчина. — А к нам местные подходили со словами: «Вы отсюда живыми не уедете». Там любого спроси, как они относятся к Беларуси и России, — в ответ услышишь, что ты агрессор и с твоей стороны ракеты летели. Мы взяли на себя обязательства доставить груз в Европу, а нас задержали и продержали там, как скотов. Я за полтора месяца три раза съел суп, и то — в Красный Крест ходил (ранее Юрий говорил, что кормил водителей хозяин местного кафе. — Прим. Ред.). Понимаете, там люди одурманены.

По словам собеседника, вместе с ним в Чопе какое-то время стояли двое российских водителей на словенских номерах. Их отвезли на охраняемую таможенную площадку в Ужгород, чтобы избежать конфликтов с местными.

— Когда угрозы стали поступать, их туда перегнали, потому что могло бы всякое произойти. Водителей туда отвезла полиция, и там они простояли до последнего дня под охраной, — объясняет он.

Кто вывез белорусов? Лукашенко заявлял о спецоперации, но о возвращении наших дальнобойщиков говорили и в России

Покинул КПП под Венгрией Юрий 6-го апреля. В семь утра к нему приехали полицейские и дали пять минут на сборы.

— Я говорил, что не хочу уезжать, что мне некуда ехать: у меня своя машина, я готов был оставаться с ней и жить там до победы. Никого это не интересовало. Сказали, что заломают меня и все равно завезут туда, куда надо. Это разве законно? — возмущается собеседник. — Я успел взять четыре банки каши, которые оставлял на черный день в кабине, булку хлеба, телефон, планшеты рабочие. Еще зубную пасту, полотенце, мыло и чистую одежду. Я же не знал, куда еду и что будет. А уже в Ужгороде мне указали на автобус. Там я увидел российских водителей, с которыми стоял три недели назад.

Юрий говорит, что был двенадцатым белорусским водителем-международником, кто смог выехать из Украины в тот день.

— Меня включили в списки вместе с россиянами, — рассказывает он. — Когда я уже вошел в автобус, увидел двух российских водителей, которых отогнали в Ужгород. Там же с ними стояли еще 11 наших ребят, их забрали с румынского КПП «Дьяково». Всего нас было 43 или 44 человека. Сначала отвезли на румынскую границу, оттуда — на польскую, а там уже забрали в Беларусь. В Бресте покормили в кафе, все оплатили. Большинство водителей было из Брянска, и автобус прямиком поехал туда. Я вышел по пути в своем городе, меня посреди ночи забрала жена.

Очередь на одном из белорусских пунктов пропуска, снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

9 апреля в телеграм-канале Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Татьяны Москальковой появилось сообщение об обмене дальнобойщиками между Украиной и Россией: «Вернулись домой 32 российских водителя и 20 украинских, а также ряд граждан Беларуси». Юрий считает, что вернулся домой в рамках этого обмена, но на каких условиях его и других водителей отпустили, не знает. Как и о том, участвовала или нет в его освобождении белорусская сторона.

На заседании Совбеза 7-го марта Александр Лукашенко заявил, что спецслужбы провели спецоперацию по возвращению из Украины белорусских дальнобойщиков, застрявших там из-за войны. Он упоминал, что «захватили наши автомобили и до сотни наших ребят, которые управляли фурами». По его словам, операция была секретной и ее даже никто не заметил. Кто ее проводил, конкретно не звучало, однако Лукашенко поручил представить к госнаградам «всех ребят» председателю КГБ Ивану Тертелю. Сколько водителей вернулось в Беларусь и участвовала ли в этой спецоперации Россия, также не говорилось.

— Люди какие-то звонили, представлялись сотрудниками МИДа, спрашивали о моем местоположении. Звонили, когда была эта спецоперация по освобождению водителей (о которой говорил Лукашенко. — Прим. Ред.), — говорит Юрий. — Как раз, когда мы переезжали границу с Польшей, это видео и вышло. Может, там и белорусы были замешаны, я этого не знаю. Но российские чиновники были точно, они нас встречали. Коллеги сказали, что это люди из Москвы.

После возвращения в Беларусь Юрий очень озлоблен на ситуацию, которая с ним произошла, и людей, с которыми он контактировал, пока находился в Украине.

— Нас считали за убийц, хотя мы такие же, как и они. Покажите мне хотя бы одного украинца, к которому в Беларуси подъехали с автоматами или из местных кто-то сказал: «С*** кацапская, если что-то еще у нас тут хуже станет, мы тебе глотки будем резать», — Юрий не сдерживает эмоций. — Кто-нибудь у нас так сказал? А там так говорили. Я понимаю, что война идет. Но у нас гражданская профессия, зачем задерживать фуры? Мы находились в 50 метрах от венгерской границы — оформите и пропустите людей, пусть делают свою работу. Пусть воюют военные. Мы простые люди, мы делали свое дело. Ни один простой белорус не пустил в Украину ракету.

— Следователи уже знают, что произошел вооруженный разбой, заведут уголовное дело, а может, уже завели. Вы просто не представляете, сколько там машин потеряли белорусы и россияне. Только наших, по-моему, стоит 28 фур с грузами, многие из них — новые, — говорит он.

Мужчина рассказывает, что его венгерские партнеры звонили и писали обращения сотрудникам украинского пропускного пункта, но не смогли разобраться в ситуации. Он считает: компания может предъявить ему претензии как к перевозчику за то, что груз не был доставлен.

— И никакой компенсации никто [с украинской стороны за автомобиль и груз] не обещает. Не составлялся никакой акт изъятого у меня имущества, где была бы указана его стоимость. Никакой документ мне не предоставили, — возмущается белорус.

Говорит, поэтому облегчения от возвращения домой не ощутил.

— Радость только в том, что я живой остался. А чему радоваться? Тому, что я потерял любимую работу, что меня ограбили, забрали новую машину, которую я купил за 140 тысяч евро? Я эти деньги добывал кровью и потом, я был привязан к этой машине, дома не бывал. Знаете, когда жизнь прожил и потерял всё, внутренне я даже готов взять оружие и пойти свою машину отвоевывать, потому что это мои 20 лет работы, — злится он. —  Мне жалко людей, которые бегут от войны, которые там гибнут, теряют дома, родных. Да и военных — они ведь тоже выполняют свою работу. Но я мирный человек, я всегда за мир. Спросите этих людей, за что у меня забрали машину и европейский груз? Для чего водителей грабили: для обострения ситуации, или для чего? Я буду радоваться, только когда будет мир и я смогу все забрать обратно. Но для меня украинцы сделали очень плохо, естественно, это повлияло на мое отношение к ним.

Мы не смогли оперативно получить комментарий от Таможенной службы Украины о случаях изъятия автомобилей и грузов, о которых сообщают белорусские перевозчики, а также о причинах таких действий украинской стороны. Также мы обратились к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации и в белорусский МИД за комментарием по поводу возвращения водителей-международников в нашу страну, условиях «обмена» или «спецоперации». Мы опубликуем ответы, когда (и если) получим их.


Обновлено 18 апреля 2022-го.

Сегодня с нашим журналистом связались представители Татьяны Москальковой — Уполномоченного по правам человека в России и ответили, что не владеют какой-либо информацией о возвращении белорусских водителей-дальнобойщиков из Украины, несмотря на то, что в публикации Москальковой шла речь о «ряде граждан Беларуси». Там посоветовали обращаться за всеми разъяснениями к белорусским властям.

Ответ от МИД Беларуси на наш запрос мы еще не получили.