Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. На госТВ отчитались о задержании брестчанина и двух россиян — утверждается, что они готовили теракты на российской железной дороге
  2. Украинский Генштаб сообщает о тяжелых боях на востоке страны. Аналитики предупреждают, что именно там Россия может наступать летом
  3. Попал под санкции, но купается в роскоши. Чем владеет один из «кошельков» Лукашенко и его семья (впечатлительным лучше не смотреть)
  4. ВМС Украины подтвердили спутниковыми снимками уничтожение базы запуска дронов в российском Ейске
  5. Сикорский: Польша рассматривает возможность закрытия оставшихся двух пунктов пропуска на границе с Беларусью
  6. «Есть за что». Удивительное дело: министр спорта Беларуси покритиковал соревнования в России, где у наших атлетов ведра медалей
  7. А вы знали, что в начале войны СССР даже пытался наступать сам? Вот почему 22 июня 1941-го для Красной армии произошла катастрофа
  8. С 1 июля заработает очередное изменение на автомобильном рынке
  9. Путин назвал возможное поражение России в Украине «концом государственности» и намекнул на ядерный ответ — что стоит за угрозой


С октября прошлого года в Беларуси при трудоустройстве в госорганизации их руководители запрашивают характеристики соискателей с предыдущих мест работы. На этом этапе у некоторых белорусов возникли проблемы. Люди, которые ранее были арестованы или оштрафованы по протестным административным статьям либо активно высказывали свою гражданскую позицию, получали от своих бывших работодателей «не очень хорошую» характеристику, с которой трудоустроиться на новое место работы в госучреждении невозможно. Мы собрали несколько таких историй.

Медсестра: одна характеристика — хорошая, вторая — плохая. На работу не взяли

25-летняя Светлана (имя изменено. — Прим. ред) — из Минска. Девушка работала медсестрой.

После окончания медколледжа она работала в «РНПЦ травматологии и ортопедии», потом — в 4-ой городской клинической больнице, где у нее 15 января этого года закончился контракт. Его не продлили, и Светлана начала искать работу, но все попытки устроиться в государственные медучреждения заканчивались отказом. Девушка говорит, что всему виной ее участие в акциях и «плохая» характеристика с одного из предыдущих мест работы.

 — После колледжа у меня было целевое направление в «РНПЦ травматологии и ортопедии», я там отработала свои обязательные три года. Работала дальше, но потом пришлось уволиться. Меня задерживали два раза осенью 2020 года. Начальство после первого раза мне сказало, чтобы я больше просто не ходила на акции. Потом меня задержали второй раз, это было в ноябре того года. Об этом узнала старшая медсестра. Она стала после этого шутить надо мной, все было не очень приятно. И я написала сама заявление на увольнение. И перешла работать в 4-ую городскую больницу. 15 января здесь закончился мой контракт, и его не продлили. Я начала искать работу, — рассказывает Светлана.

Она рассказывает, что попробовала устроиться в пару столичных больниц, но ничего не получилось.

 — Там после отдела кадров отправляют в кабинет к идеологам. Не знаю, как правильно называется должность эти людей. В кабинете сидят мужчины, которые сразу дают понять, что меня никуда уже не возьмут. Некоторые могли еще и посмеяться из-за ситуации.

Потом девушка решила попробовать устроиться в больницу в Молодечно.

 — Везде в больницах требуют характеристики с последних двух мест работы. У меня получилось так: со второго места работы у меня хорошая характеристика, а с перового, откуда я сама ушла, мне написали про два задержания. Получается, когда я пытаюсь устроиться на работу, отдел кадров запрашивает эти характеристики у тех двух больниц. Сами характеристики я не видела — они выдаются не на руки, а по запросу потенциального работодателя. Но женщина из отдела кадров сказала, что одна пришла очень хорошая характеристика, и если будет вторая такая, то меня возьмут. Я, если честно, думала, что с первой работы тоже будет хорошая, так как я сама ушла. Но пришло то, что пришло. Сотрудница отдела кадров сказала, что там было написано, мол, меня задерживали на маршах и что я активная участница акций протестов. Так я и не могу с января найти работу, — рассказывает Светлана.

Бывший специалист Госстандарта: уволен после административного ареста

45-летний Юрий (имя изменено. —  Прим. ред) работал специалистом в одном из минских подразделений Госстандарта.

В характеристике мужчины, которую выдали на прежнем месте работы, написано, что он «дисциплинирован, исполнителен, настойчив, умеет взять на себя ответственность, честен, вежлив в отношении к руководству и коллегам», а в следующем абзаце — информация, что отсутствовал на работе с 7 по 8 февраля 2022 года из-за того, что отбывал арест по части 2 статьи 19.11 (Распространение информационной продукции, включенной в республиканский список экстремистских материалов).

 — Недавно был уволен по собственному желанию. Но причиной стал прогул. Задержали за репост статьи портала. Был в ИВС двое суток. В характеристике указали, что было административное наказание. В госструктуре я отработал 8 лет, был хорошим специалистом, но в государственные учреждения я трудоустроиться уже не могу. Знаю, что была устная «просьба» руководства Госстандарта привлекать меня к любым работам по моей компетенции. Конечно, обидно, что так получилось, но сейчас уже работаю в частной организации, — говорит Юрий.

Некоторые читатели рассказывают, что даже несмотря на то, что характеристика «относительно нормальная», но в биографии есть задержания, найти работу в государственных учреждениях практически невозможно.

Бывшая сотрудница банка: характеристика обычная, но на работу не берут

38-летняя Яна из Минска. Работала в одном из банков столицы.

 — Кажется, я всегда работала в финансово-банковской сфере. Стаж у меня 15 лет. В 2021 году сменила место работы — пошла на повышение в другой банк. В конце января 2021-го был административный арест 15 суток. После освобождения была беседа с высшим руководством банка об увольнении по соглашению сторон. Я была не согласна, но по контракту есть испытательный срок в три месяца. Было сказано: либо по соглашению сторон, либо по истечении испытательного срока по профнепригодности, согласно контракту. Характеристику мне выдали совершенно обычную. Там нет информации про мой административный арест, но, полагаю, все это есть в каких-то базах. Найти работу в моей сфере нереально. Еще до событий 2020 года при найме на работу производится тщательная проверка по всем базам плюс проверка даже близких родственников.

Яна рассказывает, что работу ищет уже 8 месяцев, но пока безрезультатно.

 — Ситуация непростая. Есть два кредита, однако принципиально не хочу менять сферу деятельности. Но пока до собеседования даже не доходила. На резюме и информацию об аресте на предварительной беседе отвечают сразу: мы с вами свяжемся. Но никто, конечно, не связывается. Но причина, что удалось узнать, именно в административной статье. Получается, что сейчас не имеют значения ни образование, ни стаж, ни рекомендации, ни имидж специалиста, ни его профессионализм, — говорит Яна.

Бывшая сотрудница проектного института: «плохая» характеристика и отказ в вакансии

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

54-летняя Ирина работала в проектном институте Министерства энергетики. В 2020 году во время президентских выборов была в инициативной группе Виктора Бабарико. Позже участвовала в акциях протеста.

 — Свою гражданскую позицию на работе я не скрывала. В конце декабря прошлого года меня вызвал на беседу директор и объявил, что пришли списки — один на увольнение, и второй на беседу и предупреждение. Мой контракт заканчивался 1 января, и мне объявили, что его не продлевают. Стаж работы на момент увольнения был почти 31 год. О том, что так получилось, не жалею. Сегодня на госпредприятиях абсолютно невыносимая обстановка, бесконечное закручивание гаек, ужесточение дисциплины. Для меня лично это стало невыносимым уже год назад, но решиться самостоятельно уволиться не могла.

После увольнения женщина попыталась устроиться по специальности в другую государственную организацию.

— Там запросили характеристику на моем прошлом рабочем месте. Среди прочего в ней указали, что мое отношение к конституционному строю — негативное. Естественно, с этой характеристикой мне в вакансии отказали. В начале марта мы с мужем уехали в Польшу, в данный момент находимся у друзей в Германии, — говорит женщина.