Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Путин назвал конечную цель войны в Украине и высказался о произошедшем в Кременчуге
  2. НАТО вступит в открытый конфликт с Россией? Вспоминаем, чем закончились предыдущие военные операции Альянса
  3. Лукашенко на встрече с Лавровым: Складов с ядерным оружием в Беларуси на данный момент нет
  4. Теперь точно. Соцподдержка в действии: для белорусов на лето (и еще несколько месяцев) «открутили» тарифы на отопление электричеством
  5. КПП, фейерверки и более 180 мероприятий в Минске. Как в столице и областных центрах будут отмечать День независимости
  6. «Мы не убийцы». Репортаж «Зеркала» из Сувалкского коридора — места, где может начаться Третья мировая война
  7. «Жест доброй воли»? Рассказываем, почему российские войска пришли на остров Змеиный и почему теперь ушли
  8. Компания А1 с 1 июля повысит цены на некоторые услуги и закроет многие тарифы (клиентов просят выбрать другие варианты)
  9. Путин: западные санкции ускоряют «объединительные процессы» Беларуси и России
  10. После Литвы Россия выдвинула претензии Норвегии — из-за Шпицбергена. Рассказываем, почему Кремль вновь неправ
  11. Аннексия территорий юга Украины и бои под Лисичанском: Главное из сводок штабов на 127-й день войны
  12. Жаркая погода (а вместе с ней — оранжевый уровень опасности) сохранится до конца недели
  13. В Беларуси мужчин и женщин массово вызывают в военкоматы — на учения. Мы поговорили с теми, кто там уже побывал
  14. Выход российских войск к Лисичанску и бои за господствующие высоты. Главное из сводок штабов на 128-й день войны
  15. «Белпочта» вводит плату (немаленькую) за выдачу международных переводов
  16. «Про Лукашенко все понятно, он исчерпан». Кинопродюсер Роднянский о войне, Бондарчуке и протестах в Беларуси
  17. Гражданам Польши разрешили безвизовый въезд в Беларусь
  18. Дмитрий Рябов: В июле нас ждет идеальное белорусское лето
  19. Калининград № 2? Норвегия отказала в поставках продовольствия для российского поселения на Шпицбергене
  20. Сто двадцать восьмой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  21. В Беларуси 1 июля выпустили в обращение новую банкноту. Как она выглядит (фотофакт)


Инна Зайцева, «БЧБ-невеста» с протестных митингов, последние полтора года вместе с семьей жила в Украине. Сейчас у девушки не получается продлить вид на жительство — срок его действия уже закончился, а чтобы отсчет дней пошел заново и можно было подать документы на новый, нужно выезжать из страны и въезжать снова. Звучит просто, но пограничники предупреждают: белоруску обратно не впустят. Выходит, девушку могут депортировать за нарушение законодательства по миграции.

Инна Зайцева на протестах 2020 года. Фото: instagram.com/dereviashki_palki
Инна Зайцева на протестах 2020 года. Фото: instagram.com/dereviashki_palki

Инна с детьми уехала в декабре 2020 года, позже к ней приехал супруг. Семья около пяти месяцев жила в столице Украины, а потом купила дом в Киевской области, дети пошли в местные сад и школу.

— Мы тут уже адаптированы, можно сказать. Купили старый заброшенный дом, восстанавливаем его. Живем в украинском селе, ничье место не занимаем. Считаю, наоборот, помогаем. Не уехали при первых взрывах, хотя это Киевская область, — рассказывает девушка.

Зайцевы и сейчас не планируют покидать Украину, собирались жить там, но у Инны недавно закончился вид на жительство, такая же картина и у ее мужа.

— В момент, когда мне его нужно было продлевать, они от белорусов вообще документы не брали. Только недавно это изменилось, и я по срокам уже не успевала, — рассказывает Инна. О том, что Украина возобновит выдачу разрешений на постоянное и временное проживание гражданам Беларуси глава госмиграционной службы Украины сообщила 12 мая. — А муж еще раньше стал нелегалом. Оказалось, на свидетельстве о браке нет апостиля. Мы объясняли, что вернуться в Беларусь и поставить его мы не можем — никого не волнует. Пока передавали документ туда-сюда, срок пребывания у мужа тоже закончился.

Дом Инны Зайцевой в Киевской области. Фото: instagram.com/dereviashki_palki
Дом Инны Зайцевой в Киевской области. Фото: instagram.com/dereviashki_palki

По закону Инна должна в течение 7 дней после истечения срока действия вида на жительство выехать из страны, а спустя какое-то время заехать снова и только потом подать документы на ВНЖ. Девушка так и поступила: доехала до ближайшего города к границе с Молдовой, сняла там номер в гостинице и поехала на погранпереход.

— Мне на паспортном контроле украинские пограничники говорят: мы вас выпустим, но не впустим. Я им объясняю, что у меня тут дети, дом, я много пишу про Украину в блоге, у меня есть аудитория, а в Беларусь мне вообще нельзя! В ответ: это все не аргументы; дети ваши — белорусы, муж — тоже, вы что тут вообще делаете? Вот если бы ваши дети были украинцами и оставались без вас или муж был украинцем — другой вопрос. Езжайте, куда хотите, мы вас пустить не можем, — эмоционально описывает диалог Инна. — Ходила в две смены, думала, вдруг это от начальника зависит. Нет, сказали, у них приказ не впускать россиян и белорусов на территорию Украины. На словах — белорусов не дискредитируют. Арестовича недавно слушала, так белорусы-молодцы: и партизаны, и полк Калиновского, мол, четко разделяем Лукашенко и белорусов. Но по закону никто ничего не разделяет.

Инна не стала пересекать границу, остается в стране, несмотря на просроченный ВНЖ и то, что неделя, которую ей дали на выезд, уже закончилась.

— Мы живем в стране с военным положением, тут блокпосты на каждом повороте, тебе нужно предъявлять документы, а у тебя белорусский паспорт. И начинается: кто такая, что тут делаешь. А потом выясняется, что еще и просрочила срок проживания, — и ты подлежишь большому штрафу и депортации. Еще и штамп о запрете на въезд могут поставить — потому что ты нелегал, ты нарушил закон.

Тут многие белорусы хотят жить, они волонтерят, приносят пользу, воюют, — приводит в пример Инна бойцов полка Калиновского. — То есть, получается, сражаться и умирать за Украину можно, а жить в ней нельзя — пока нет никакого закона, что бойцы полка могут тут хоть как-то на что-то претендовать. Поэтому на своем примере я хочу затронуть эту тему и спросить власти: мы в каком статусе тут — как нежелательные лица? Тогда пусть об этом заявят официально, мы все соберемся и поедем на границу.

Депортации в Беларусь Зайцева не боится — уверена, что, если ей придется принудительно покидать страну, разрешат просто выехать в ту же Польшу.

— Я бегала от ОМОНа, пересекала границу с двумя детьми, полтора года пила антидепрессанты, после всего приходила в себя. Потом началась война, я жила тут под обстрелами — мне уже вообще ничего не страшно. Я на стороне Украины, выражаю это всеми своими действиями, считаю себя, как там Арестович говорил с Зеленским, воином информационной войны, и не последним. В этой ситуации попадать в такой коллапс… Но вдруг с помощью моей истории удастся как-то достучаться до чиновников и донести голоса людей, которых никто не слышит.

Владимир Зеленский так комментировал стремление российского журналиста Александра Невзорова получить гражданство Украины: «Если мы можем раскачивать Россию, то надо это делать. Я считаю, что это наше оружие тоже — люди, любого гражданства, которые выступают за Украину».

Еще Инна выплатила штраф за то, что нарушила правила пребывания иностранцев в Украине, и потеряла сам ВНЖ. Это считается административным правонарушением.

— Штраф от 1 700 гривен до 5 100 (57 и 172 доллара по курсу Нацбанка Беларуси. — Прим. ред.). В стране военное положение, высокие цены на топливо, на продукты, Украине очень тяжело сейчас. У нас в селе у медсестры зарплата 6 500 гривен (220 долларов по курсу Нацбанка Беларуси. — Прим. ред.). И они лепят беженке белорусской с двумя детьми 5 100 .

Инна предполагала, что ее могут не впустить в страну, и сразу спрашивала об этом у сотрудников миграционной службы. Там, говорит, разводят руками.

— Пограничники не подчиняются ДМС (Державна міграційна служба України. — Прим. ред.) — оттуда никто не может позвонить на границу и требовать пропустить человека. Военное положение не является уважительной причиной для всего этого. Нужно, чтобы появилось постановление продлить действие всех документов, считать их действительными до конца военного положения. Это очень легко делается, — считает собеседница. — В ДМС я встречала таких же людей, покорно платящих штрафы и слышащих: «Вам нужно на границу, выехать из страны и тут же въехать». А на границе слышишь совсем другое — просто катастрофа.

Инна Зайцева в Киеве. Фото: instagram.com/dereviashki_palki
Инна Зайцева в Киеве. Фото: instagram.com/dereviashki_palki

В будущем Зайцевы хотели бы вернуться в Беларусь, но пока хотят оставаться в Украине — считают эту страну максимально близкой «по менталитету».

— Мы с мужем пытаемся поднять эту проблему, найти решение и для всех остальных. На время войны мы будем оставаться здесь, в ближайшее время точно. А потом, если не будет никаких шагов, ведь жить и воспитывать двоих детей в стране, если ты тут на птичьих правах, невозможно, нам придется сесть и подумать, куда и как ехать. И так достаточно тяжело сегодня быть белорусом, а еще и нелегально — совсем.

Вообще, я оптимист, я хочу жить дома и уверена, что я там буду жить — это вопрос времени. И это время, пока я не дома, хочу жить в Украине. Я бы предпочла тут пользоваться услугами, покупать продукты, вносить вклад в развитие экономики. Но, конечно, если я тут становлюсь нежелательным лицом, поеду куда-то дальше. Я же не могу заставить себя любить.

«Если у иностранца что-то где-то не получается — это не проблема Украины»

Мы обратились в Государственную миграционную службу Украины и попросили прокомментировать, что делать белорусам в подобных ситуациях. В Управлении по вопросам постоянного и временного проживания иностранцев и лиц без гражданства ответили, что таков закон, и его нужно исполнять.

— Нужно отбыть необходимое время в стране гражданства и потом вернуться.

— Многие белорусы не могут вернуться в Беларусь по политическим причинам.

—  У нас не стоит требование ехать домой — есть требование: после окончания вида на жительство иностранец должен покинуть территорию Украины. Куда — не предусмотрено.

— Пограничники сразу предупреждают людей, что их с белорусским паспортом в страну уже не впустят.

— Так не только с белорусским паспортом — с любым. Если иностранец нарушил сроки нахождения в Украине, он должен покинуть территорию на срок, необходимый, чтобы въезд был законным. Мы и так уже приняли для белорусов решение, что они у нас свободно пребывают не 90 дней на протяжении полугода, как граждане всех безвизовых стран, а 180 дней в год. Это более чем.

— Если у белоруски был вид на жительство, дом в Украине, там живет семья — что ей делать?

— Что в этом случае вы предлагаете — нам нарушать свое законодательство, потому что человеку некуда возвращаться? После окончания вида на жительство иностранец обязан покинуть страну в течение 7 дней. Если у иностранца что-то где-то не получается — это не проблема Украины. На продление вида на жительство можно подать документы не позднее, чем за 15 рабочих дней до его окончания.

В ответ на то, что какое-то время после начала полномасштабного вторжения миграционная служба не работала и не принимала документы, и по этой причине многие не смогли их своевременно подать, сотрудник ведомства предложил белорусам приезжать в Управление борьбы с нелегальной миграцией в Киеве, где все случаи «рассмотрят индивидуально».

— Мы буквально с 15 марта работали в штатном режиме. Если там установят, что этот отрезок времени помешал человеку обратиться за продлением вида на жительство, составят на него протокол и не будут принимать решение о принудительном возвращении, дальше пусть обращается в управление иностранцев — будем его вопрос рассматривать индивидуально мы.

В службе добавили, что продолжают принимать документы белорусов на получение и продление ВНЖ, также рассматривают заявления тех, кто подал их еще до начала войны.

«Политика миграционной службы была подобной и до войны, а теперь усугубилась»

Free Belarus Center, который помогает уехавшим из-за политики людям обустроиться в Украине, сейчас совместно с правозащитниками, а также Образовательным домом прав человека в Чернигове собирает факты нарушения «украинского законодательства в отношении граждан Беларуси», рассказывает координатор этого центра Палина Бродик. Она отмечает, что встречаются мелкие случаи оскорблений, допросов, осмотров наших соотечественников в Украине, но больше всего проблем, по ее словам, как раз с продлением легализации.

— С 24 февраля Миграционная служба Украины долгое время находилась в состоянии гибернации, скажем. И люди не смогли заблаговременно продлить сроки пребывания: там отказывались в принципе принимать их и ссылалась на нерабочую электронную базу. Когда система заработала, сказали, что у людей просрочены сроки и они должны покинуть страну, еще им выписывают штрафы.

Примерно с начала мая деятельность в отношении иностранцев возобновили. Мы все видели заявление главы ДМС о возобновлении приема документов от белорусов для выдачи на ВНЖ. Но по факту официальная риторика противоречит реальным действиям представителей этой службы.

За последние несколько недель организация получили много сообщений от белорусов, которые долго жили в Украине по временному ВНЖ, причем многие из них еще до событий 2020-го, у некоторых уже есть супруги или дети украинцы.

— И им отказали в продлении ВНЖ без каких-либо на то оснований. Миграционная служба отказывается объяснять свои действия, поэтому непонятно, чем она руководствуется.

Сейчас используется штамп, которого раньше мы не наблюдали в обиходе, — человека обязывают «принудительно вернуться». Это решение можно обжаловать, но это занимает больше дней, чем дается для выезда. У людей не остается выхода, кроме как выезжать, возвращаться и продлевать сроки пребывания — это было бы единственным правомерным решением. Миграционная служба убеждает, что они могут вернуться, но ведь дальше уже разбирается пограничная служба, и они могут расценивать этот штамп на свое усмотрение. С большей долей вероятности их не впустят в страну.

Штамп о "принудительном возвращении" в паспорте гражданина Беларуси. Фото: t.me/freebelaruscenter
Штамп о «принудительном возвращении» в паспорте гражданина Беларуси. Фото: t.me/freebelaruscenter

По словам Палины Бродик, миграционная служба Украины не выходит на связь, возможности обсуждать ситуацию у представителей центра с ведомством нет.

— Политика ДМС была подобной и до войны, а теперь усугубилась. Любая попытка коммуникации с сотрудниками на местах заканчивается хамством с их стороны и отказом принимать документы. Были случаи, когда граждане нашей страны пытались заключить брак с украинцами и тоже получали безосновательный отказ, на протяжении нескольких попыток их документы сотрудники ЗАГСа просто разрывали. Так же поступает и ДМС — просто отказывается.

Координатор центра также добавила, что проблема легализации в Украине актуальна и для бойцов полка Калиновского.

— У большинства из них, если они проживали с временным ВНЖ, в течение года его срок закончится, и они окажутся без какого-либо легального статуса, кроме как военного. Единственная защита, которая у них сейчас есть, — это военный билет. При разрыве контакта с ВСУ они автоматически этот «защитный щит» теряют и превращаются, по сути, в нелегалов. Вопрос с украинскими паспортами для них действительно обсуждают, но он пока не сдвинулся с мертвой точки.