Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Неудачная попытка штурма под Николаевом, раскол в российских силах. Главное из сводок штабов на 174-й день войны
  2. В Беларуси появился новый «налог на выезд»? Узнали у Госпогранкомитета подробности нововведения
  3. «Они налетели как мухи». Мама Дениса Ивашина рассказала, почему в день суда ответила пропагандистам фразой о «русском корабле»
  4. На четверг объявили оранжевый уровень опасности из-за жары. Местами будет до +32°С
  5. Подростка из Риги, который бежал в Беларусь после интервью с Лукашенко, зачислят в кадетское училище, а его семье дадут общежитие
  6. Минздрав определил, с какими заболеваниями школьников освободят от уроков труда и допризывной подготовки
  7. В Минэкономики увидели позитив в рекордном росте цен и падении зарплат (кажется, нашелся чиновник на роль главного оптимиста в правительстве)
  8. Взрывы у российских штабов в оккупированных Лисичанске и Мелитополе, ракетная атака на Черноморский университет: 175-й день войны
  9. Суд по делу о «захвате власти» закрыли, чтобы допросить внедренного к «заговорщикам» силовика — подполковника генерального штаба
  10. Лукашенко на ночь глядя провел кадровые рокировки. В Беларуси появился новый вице-премьер и освободился пост одного из министров
  11. «Украинские диверсанты» на курской АЭС, ракеты из Беларуси, взрывы в Крыму. Сто семьдесят четвертый день войны в Украине
  12. «Мы прайграем змаганне за розумы». Пагутарылі з Франакам Вячоркам пра размеркаванне грошай, уладу і спрэчкі ў дэмсілах
  13. Истинные цели Кремля в Украине, попытки продвижения под Херсоном и дезертирство в украинской армии. Главное из сводок штабов
  14. Лукашенко отменил платное бронирование времени пересечения границы
  15. «Западные СМИ рассказывают: как только Россию порвут на куски, каждый финн получит трех рабов». Интервью Дмитрия Пучкова (Гоблина)
  16. В 2022-м белорусов массово задерживают за акции протеста в 2020-м — вероятно, в этом помогает программа Kipod. Поговорили с ее разработчиками
  17. В Минприроды опровергли повышения уровня радиации в Гомельской области
  18. Два года назад в Минске прошли два митинга: в поддержку Лукашенко и за честные выборы. Сравниваем их масштаб на двух фото
  19. В Министерстве образования рассказали, какие вузы недобрали студентов, и назвали топ специальностей по проходным баллам
  20. В среду — оранжевый уровень опасности. Снова +31°С и местами грозы
  21. Украине поставили САУ Zuzana 2 — оружия такого уровня у России нет. Рассказываем, как его смогла разработать небольшая Словакия
  22. Главное — поддерживать власть. После 2020-го на высоких должностях в Беларуси оказалось немало неожиданных людей — рассказываем
  23. В России подорвали шесть опор ЛЭП Курской АЭС


Татьяна Гаргалык,

Трое жителей Жлобина — города в Гомельской области Беларуси — были задержаны 31 июля за участие в протестах 2020 года. По сведениям правозащитников, одного из мужчин отпустили после записи так называемого «покаянного» видео. За неделю до этого три человека были задержаны в Хойниках и еще двое — в Наровле. В ходе допросов они «признались», что были подписаны на «экстремистские» каналы в Telegram. Ранее правозащитники сообщали о «зачистке» в Мозыре — там были задержаны минимум семь человек, в том числе несовершеннолетний. Милиция называет их «экстремистами, нацистами, околофутбольными фанатами и другими малоприятными элементами», пишет Deutsche Welle.

Фото из архива zerkalo.io
Фото из архива «Зеркала»

В середине июля волна репрессий прокатилась и по Брестской области. Более 20 человек были задержаны в Дрогичине, восемь — в Иванове, где вооруженные силовики врывались в дома с обысками в рамках уголовного дела по ст. 369 УК (оскорбление представителей власти). Правозащитники сообщали об избиениях, пытках, угрозах, погромах домов задержанных.

«Силовые структуры „кошмарят“ Гомельскую область уже давно, периодически бывают всплески задержаний, как недавно в Мозыре, Хойниках, Наровле. Эти районы ближе всего расположены к границе с Украиной. Белорусские власти стараются навести там „порядок“, запугивая население», — отмечают представители правозащитного центра «Весна» в Гомельской области. Они также констатируют, что информации о задержанных мало — их семьи редко обращаются к правозащитным организациям, боясь навредить родным.

Телефон — «орудие совершения преступления»

«Я просто гулял вечером по городу, когда ко мне подъехал тонированный микроавтобус, выскочили силовики, окружили, начали угрожать и требовать доступ к телефону, я, естественно, предоставил. В одной из соцсетей нашли репост новости с «экстремистского» ресурса за 2020 год. У них сразу глаза загорелись, когда увидели «неправильного» человека, — рассказывает DW на условиях анонимности один из жителей Гомельской области, недавно отбывший административный арест.

Силовики отвезли его вначале в РУВД, потом в изолятор временного содержания. По его словам, находившиеся там люди рассказывали, что милиция «катается по городу и собирает людей».

Родные больше суток ничего не знали о его местонахождении. Позже по телефону им сказали, что передача ему не положена — государство обеспечивает всем необходимым. При этом мужчина говорит, что кроме одежды, в которой он находился во время задержания, у него не было в камере никаких вещей.

«Я проходил по «экстремистской статье» (ст. 19.11. КоАП «Распространение информационной продукции, содержащей призывы к экстремистской деятельности или пропагандирующей такую деятельность». — Прим. DW), поэтому пока я находился в ИВС, в моей квартире провели обыск. Ничего не нашли, но конфисковали телефон — как орудие совершения преступления», — рассказывает собеседник DW.

Арест под прицелом автомата

По той же статье судили и 33-летнюю Марию Киевец из Иваново Брестской области. Несмотря на то, что в доме находились двое несовершеннолетних детей, женщину задерживали омоновцы с оружием, говорится на сайте правозащитного центра «Весна». «На Марию сразу надели наручники, не разрешали даже присесть, держали под прицелом автомата. Дом разгромили во время обыска и угрожали поставить детей женщины на учет как находящихся «в социально опасном положении».

В соцсетях Киевец силовики нашли несколько репостов с «экстремистских страниц», в связи с чем на женщину составили три административных протокола. После обыска ее отвезли в РОВД, где допрашивали четыре часа, требуя назвать пароль от Telegram, угрожая «сутками» и тем, что «посадят на бутылку». Затем Киевец поместили в ИВС, где ее раздели догола и обыскали перед видеокамерами. Всего Мария Киевец провела в ИВС шесть дней. Затем состоялся суд, приговоривший ее к штрафу в размере 2 368 рублей (около 920 евро).

«Не наказать виновных, а запугать общество»

Правозащитник из Бреста Владимир Величкин допускает, что последние задержания в Брестской области связаны с «плановыми», как утверждают власти, перемещениями военной техники в Дрогичинском и Ивановском районах.

«Когда начались массовые задержания в Дрогичине и Иваново, как раз было продвижение каких-то военных колонн, возможно, это как-то связано. Одно могу сказать: население регионов негативно относится к этому (соучастию Беларуси в войне РФ в Украине — Прим. DW). Здесь белорусско-польское и белорусско-украинское приграничье, люди ближе к Европе, государственная пропаганда в этих регионах не работает», — отмечает Величкин в беседе с DW.

По словам правозащитника, среди задержанных есть люди, которые никогда не занимались политикой, а просто были подписаны на ресурсы, которые власти считают экстремистскими, или имели неосторожность «неправильно» высказаться в социальных сетях.

«Когда их наказывают, это видят, к примеру, соседи, и им тоже становится страшно. Цель власти — не наказать виновных, а запугать общество», — убежден Владимир Величкин.