Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Армия РФ держит высокий темп наступления, чтобы не дать ВСУ закрепиться, Минобороны заявило о захвате еще одного села. Главное из сводок
  2. Непризнанное Приднестровье обратилось к России за помощью из-за «экономической блокады со стороны Молдовы»
  3. «Слушайте, вы такие вопросы задаете!» Интервью с Борисом Надеждиным, который хотел стать президентом России
  4. Введение комиссии за хранение валюты на счетах и повышение сбора по наличным. Многие банки анонсировали изменения в марте
  5. Новшества от мобильных операторов и банков, усиленный контроль силовиков, дедлайн по налогам. Что изменится в марте
  6. «Врачи говорят готовиться к летальному исходу». Поговорили с парнем белоруски, которую изнасиловали в центре Варшавы
  7. Уже через несколько дней силовики смогут мгновенно заблокировать едва ли не любой ваш денежный перевод. Рассказываем подробности
  8. «Отработайте, и у вас получится». Спросили у экс-сенатора, как заработать на дом за 1,5 млн долларов (она продает такое жилье в Минске)
  9. Подозреваемого в изнасиловании белоруски полиция Варшавы перевозила в странном шлеме. Для чего он нужен?
  10. Продавать с молотка арестованную квартиру Валерия Цепкало не будут. Вот почему
  11. By_Help: Некоторых белорусов, ранее откупившихся за донаты, теперь обвиняют в «измене государству»
  12. Стала известна дата похорон Алексея Навального
  13. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры
  14. Замначальника погранзаставы «Мокраны» вылетел со службы из-за «проступка» и теперь немало должен. Его подвел бизнес
  15. Российская армия вернула себе инициативу на всем театре военных действий — что ей это дает. Главное из сводок
  16. Из свидетелей — в соучастники. Как так вышло, что три десятка советских рабочих шесть часов насиловали 19-летнюю девушку
  17. Чиновники снова взялись за тех, кто выехал за границу. На этот раз — за семьи с детьми
  18. В Канаде рассказали о прорывной разработке, которую в Беларуси зарубили много лет назад. Как такое происходит, объяснил автор проекта


Спустя почти два года после президентских выборов 2020-го в Беларуси насчитывается 1251 политический заключенный. Некоторые из них находятся под стражей без суда — Эдуард Бабарико, например, ждет разбирательства более двух лет. В отношении других уже вынесены приговоры. Есть и те, кто вышел на свободу, а один из политзаключенных даже стал завсегдатаем на госТВ. Долгие месяцы в СИЗО и тюрьмах не могли не сказаться на здоровье и внешнем виде многих из этих людей. Мы собрали фотографии известных политических узников (как нынешних, так и бывших), чтобы показать, как на них отразилось содержание в учреждениях белорусской пенитенциарной системы.

Роман Протасевич, блогер. Слева — во время брифинга белорусского МИДа, проведенного в связи с посадкой борта Ryanair в Минске, справа — через 14 месяцев, во время интервью телеканалу ОНТ. После начала сотрудничества с провластными пропагандистами был переведен под домашний арест. И работает в провластном центре «Системная правозащита».  Находился под стражей около месяца.
Виктор Бабарико. Слева — во время президентской кампании 2020 года, справа — в день вынесения приговора в июле 2021 года, после года нахождения под стражей. Приговорен к 14 годам усиленного режима.
Дмитрий Фурманов, член инициативной группы Светланы Тихановской. Слева — фотография из социальных сетей, сделанная до президентской кампании 2020 года, справа — через несколько дней после освобождения из колонии, где он отбыл назначенный срок. Находился под стражей 1 год и 5 месяцев (был приговорен к двум годам лишения свободы, но год и три месяца провел в СИЗО, где день засчитывается за полтора).
Наталья Херше, гражданка Беларуси и Швейцарии. Слева — фотография из социальных сетей, сделанная до президентской кампании 2020 года, справа — в день освобождения из колонии, после 1 года и 5 месяцев под стражей. Была освобождена в феврале 2022 года в связи с дипломатическими договоренностями со швейцарским правительством.
Мария Колесникова, член штаба Виктора Бабарико. Слева — перед допросом в Следственном комитете 27 августа 2020 года, справа — перед началом судебного процесса 4 августа 2021 года. На тот момент 11 месяцев находилась под стражей. Приговорена к 11 годам лишения свободы.
Григорий Костусев, председатель партии БНФ. Слева — фотография, сделанная до начала президентской кампании 2020 года, справа — перед началом судебного заседания по делу о «сговоре с целью захвата государственной власти», 29 июля 2022 года. На тот момент 1 год и 3 месяца находился под стражей. В СИЗО у политика диагностировали онкологическое заболевание.
Николай Козлов, председатель Объединенной гражданской партии. Слева — фотография, сделанная до начала президентской кампании 2020 года, справа — в день освобождения после трехмесячного ареста, 26 марта 2022 года. Повторно задержан по уголовному делу 27 июля 2022 года.
Виталий Шкляров, политтехнолог. Слева — фотография, сделанная до начала президентской кампании 2020 года, справа — во время встречи Александра Лукашенко с политзаключенными в СИЗО КГБ 10 октября 202 года. На тот момент 2,5 месяца находился под стражей. Вскоре после этого был выпущен из СИЗО и покинул Беларусь.
Сергей Тихановский, блогер. Слева — во время интервью по случаю регистрации инициативной группы по выдвижению его жены Светланы Тихановской кандидатом в президенты Беларуси на выборах 2020 года. Справа — во время начала судебного заседания в гомельском СИЗО 24 июня 2021 года. На тот момент более года находился под стражей. Приговорен к 18 годам лишения свободы в колонии усиленного режима.
Александр Василевич, бизнесмен. Слева — фотография, сделанная до начала президентской кампании 2020 года, справа — в день освобождения после 1 года и 5 месяцев нахождения под стражей. Освобожден в зале суда в связи с истечением срока привлечения к ответственности 4 февраля 2022 года.