Поддержать команду Zerkalo.io
  1. «Симптомы появлялись волнами». Истории людей, которых после COVID-19 не отпускают новые болезни
  2. Начальник ГАИ Беларуси Дмитрий Корзюк назначен заместителем министра внутренних дел
  3. Немецкие правоохранители рассказали о схеме «белорусского транзита» мигрантов
  4. В Беларуси второй месяц подряд падает средняя зарплата
  5. Беларусь переходит на антиген-тестирование — это плохо? Подробно объясняем разницу между тестами на коронавирус
  6. Мошенники запустили от имени «Белпочты» рассылку: проводят по телефону «розыгрыши» и «акции»
  7. Минздрав озвучил последние данные по коронавирусу в Беларуси
  8. Минздрав подписал приказ о плановой медицинской помощи
  9. На СТВ троллили Путина (или Байдена), а на RT и НТВ критиковали Лукашенко. Похоже, между Беларусью и РФ разгорелась медиассора
  10. «Перекличка» тунеядцев, пересмотр пенсий и пособий, рост тарифов, дедлайн по налогам. Изменения ноября
  11. Визовый центр Испании в Минске приостанавливает прием документов на визы
  12. СК: Причина крушения самолета в Барановичах — отказ системы управления
  13. Лукашенко: соблюдение масочного режима полезно, но культура использования защитных средств есть только у врачей
  14. В Беларуси зафиксировали новый штамм коронавируса. Рассказываем, что о нем известно
  15. «Если ответа от Путина не будет — это подорвет устои системы». Эксперты — о белорусско-российской медиассоре
  16. Минобороны отправило срочников на двухнедельную изоляцию
  17. Поручение исполнено. В общественном транспорте Минска сняли объявления о необходимости носить маски
  18. Торговля придумала, как обходить ограничения чиновников по повышению цен. Госконтроль хочет прикрыть эту лазейку
  19. «Необходимо как минимум 60%». Замминистра здравоохранения Богдан рассказала о вакцинации и удивилась антиваксерам
  20. Проблемы с сельским хозяйством и с доходами населения. ЕАБР о том, что происходит с ВВП и влияют ли санкции


Гомельчанин Василий — человек авантюрный и разносторонний. В кармане у него «корочки» автослесаря и повара, а в душе мечта стать тату-мастером. Осенью 2020-го, когда, говорит, на белорусских улицах стали задерживать случайных прохожих, он собрал вещи в рюкзак и уехал в Польшу. За первые пять месяцев за границей молодой человек сменил четыре работы — и теперь строит огромные корабли.


«Как там получилось?» — это новый проект Zerkalo.io о белорусах, которые были вынуждены уехать из страны и найти себе новую работу. Это может быть совершенно новый опыт (как у Василия), так и работа по специальности, но уже в другой стране — со своей, местной спецификой


Фото взято из Instagram Василия
Фото взято из Instagram Василия

Василию 25. Он живет в польском Щецине. У него есть работа, нормальная зарплата. Со стороны все, кажется, неплохо. В реальности, продолжает гомельчанин, этот жизненный период сродни дню сурка.

— Дома, бывало, идешь по городу, рука болит здороваться, — образно описывает он свою общительность. — Здесь же значительную часть времени — 8−10 часов в день — занимает работа.

Василий — человек к работе привычный. После школы отучился на автослесаря, но так как подходящих вакансий не было, поехал на заработки в Россию. Через год вернулся, а дома его уже поджидала стопочка повесток из военкомата.

— Пока я прошел все обследования, весенний призыв закончился. В итоге мне дали повестку на сентябрь, — возвращается к тем событиям собеседник и не скрывает: служить он не торопился. — Ближе к августу я стал понимать, что на этот раз по здоровью от армии уже не отвертеться, поэтому решил поступить и отнес документы в кулинарный колледж (до 2019-го можно было получить отсрочку и для второго очного образования в вузе или колледже. — Прим. ред.). В принципе, готовить я люблю. Почему бы, подумал, не научиться делать это на профессиональном уровне.

Диплом Василий получил в 2018-м, хотя работать по специальности начал раньше. Стартовал в кафе быстрого питания. Сначала поваром, потом старшим поваром. Позже, вспоминает, его перевели на отдельную точку, где молодой человек «мастерски делал шаурму».

— Те, кто разбирается в этом блюде, специально приходили в мою смену, знали: я готовлю от души. Для меня было важно накормить человека так, чтобы он не жалел денег, которые потратил, — делится принципами работы Василий. — Помню ситуацию, стоит женщина с ребенком. Мальчик просит шаурму, мама смотрит в кошелек и, судя по всему, понимает: нет у нее нужной суммы. Я организовал ей скидку. А еще приготовил вместо маленькой шаурмы большую, чтобы поел не только ребенок, но и она.

Приходили к моим знакомым. Было стремно, что я могу оказаться следующим

Работать в общепите Василию нравилось. Неизвестно, какого бы уровня популярности достигла в Гомеле его шаурма, но в ноябре 2018-го молодого человека все-таки призвали. На службе парень был поваром, там же решил: больше готовить для чужих людей он не хочет.

Фото взято из Instagram Василия
Фото взято из Instagram Василия

— В армии я пришел к мысли, что повар — неблагодарная профессия: всем ведь не угодишь. Будут недовольные, а это лишний стресс. А еще весь день на ногах, постоянно болят спина и шея, — делится своими тогдашними мыслями молодой человек. — В общем, для будущего это занятие мне не подходило. Нужно было искать что-то новое.

Поиски Василий начал в мае 2020-го, когда отправился на дембель. Из-за COVID-19, вспоминает, Гомель в тот период казался пустынным. В Минске было поактивнее, и друзья позвали его туда. Здесь парень устроился комплектовщиком в один из интернет-магазинов.

— А еще у меня была мечта: научиться делать татуировки, — вспоминает он. — С первой минской зарплаты купил самую простую тату-машинку и стал учиться.

Работал, смотрел ролики, рисовал. А Беларусь все сильнее накрывало интересом к политике. Василий тоже не остался в стороне. Точнее, с ним было не так. О том, что в стране его что-то не устраивает, он стал задумываться еще в 2015-м, когда поехал в Россию на заработки. Не мог, говорит, понять, зачем нужно было учить его как специалиста, если такие специалисты не нужны.

— Когда стали появляться кандидаты, я был за Бабарико, — не скрывает своих предпочтений молодой человек. — Считал так: своих денег у него достаточно, поэтому набивать карманы не будет. К тому же он бизнесмен, знает, как работают деньги, и мог бы улучшить экономику страны. Но в июне его задержали.

В тот день молодой человек впервые вышел на улицу в знак протеста. Потом, не скрывает, был на многих акциях. После одной из них — воскресного марша 23 августа — во дворах Василия остановили силовики. Поинтересовались, что он делает в Минске, если живет в Гомеле, и провели в автозак. В РУВД, продолжает, его данные переписали и через пару часов отпустили.

— В сентябре я начал задумываться о том, чтобы уехать из страны. Меня пугало, когда стали задерживать случайных прохожих. Приходили к моим знакомым. Было стремно, что я могу оказаться следующим, — поясняет свою позицию Василий, но, видимо, не все договаривает. — К тому же у меня есть специфические татуировки. Думаю, если бы меня забрали, за них бы тоже спросили.

«Купил обратный билет, но в последний момент передумал»

От идеи уезжать до остановки, с которой автобус следовал до Варшавы, прошло три недели. Польшу выбрал по нескольким причинам. Во-первых, «это уже Европа». Во-вторых, казались схожими языки. В-третьих, знакомый помог с работой и приглашением.

Фото взято из Instagram Василия
Фото взято из Instagram Василия

— С собой у меня лежало долларов 350−400. Это все, что я успел накопить. Ехал и боялся, что ждет впереди — не знал. На конечной меня, понятно, никто не встретил. Высадился, набрал знакомого, — описывает происходящее собеседник, а дальше, продолжает, начались не лучшие месяцы в жизни. С работой, она была на продуктовом складе, дела не заладились. Переехал в Щецин, устроился на стройку — закрыли объект. В итоге пришлось забыть про данное себе обещание держаться подальше от больших кухонь и устроиться помощником повара, но тут через месяц сам сдался.

— На кухне меня хвалили и нормально платили, но в коллективе постоянно шептались: не сегодня, так завтра работы может не стать. Это напрягало. Я так устал переходить с места на место, что решил: уволюсь сам. И тут очень кстати позвонили из агентства, что помогало мне с трудоустройством и документами. Есть, говорят, вакансия электромонтера на судостроительном заводе, но выходить нужно завтра. Я сомневался, но вышел — и вот уже восьмой месяц тут.

— А как вас взяли с кухни в электромонтеры, это же очень специфическая профессия?

— Руки у меня растут откуда надо, поэтому и подошел, — с юмором описывает свой секрет успеха собеседник. — Поначалу мне давали простую работу, сейчас — посложнее. Бригадой мы делаем проводку, тягаем кабели. В основном это грязная работа, которую больше никто не хочет выполнять. Например, есть в кораблях емкости для балласта. Там стометровый тоннель, где нужно провести кабель. Внутри тоннеля грязно, темно и максимально неудобно, и ты лезешь. Но мне нравится, что на заводе нет отношения «я начальник, ты никто». Все общаются как человек с человеком, объясняют.

— А как вы в терминологии разбирались? Она же здесь тоже особенная?

— Учил слова, которые могут встретиться, и был внимателен. Мне говорят: «Подай открынку». А я думаю: что это? По смыслу должно быть что-то, чем крутят. Протягиваю на всякий случай гаечный ключ и отвертку. Человек берет отвертку, а я запоминаю.

Дело хоть и непростое, но дается молодому человеку легко, а вот эмоционально, признается, от жизни по принципу «как белка в колесе» его порой накрывает.

— Здесь я познакомился с девушкой, мы снимаем комнату. Большую часть времени и она, и я проводим на работе. Ситуация, что приходится так много работать, меня пугает. Живешь, выходит, лишь для работы. От мыслей «а что дальше?», «так будет всегда?» депрессии пару раз накрывали, но как-то приходил в себя, — делится Василий рассуждениями. — А еще нет и дня, чтобы я не думал про маму с братьями, я же их с октября не видел. Однажды, когда с девушкой сильно поругались, я купил обратный билет. Хотел вернуться, но в последний момент передумал.

— Почему?

— Любовь остановила.

— Часто вспоминаете гомельскую шаурму? Не жалко, что все так вышло?

— Нет, в жизни нужно делать то, что тебе нравится. А мне нравится набивать татуировки, — неожиданно отвечает он и говорит, что все происходящее с ним сейчас — это просто этап, который он проходит в другой стране лишь для того, чтобы, приближаясь к мечте, чувствовать себя в безопасности. — Скоро я иду на стажировку в один из местных тату-салонов. Если получится, возможно, они оставят меня там работать.

— А если не получится?

— У меня есть правило: откуда бы я ни возвращался домой, нужно это делать не с пустыми руками. И речь здесь не о деньгах. Я хочу набраться новых знаний, чтобы потом применять их дома. Торопиться в Беларусь пока нет смысла, а значит, у меня есть время.