Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Сикорский: Польша рассматривает возможность закрытия оставшихся двух пунктов пропуска на границе с Беларусью
  2. «Есть за что». Удивительное дело: министр спорта Беларуси покритиковал соревнования в России, где у наших атлетов ведра медалей
  3. ВМС Украины подтвердили спутниковыми снимками уничтожение базы запуска дронов в российском Ейске
  4. Не прошла в Европарламент — и приехала в Беларусь прославлять Лукашенко. Рассказываем о непростой судьбе новой героини госпропаганды
  5. Прогноз по валютам: мощные курсовые качели раскачали доллар до максимума, но и это не предел
  6. С 1 июля заработает очередное изменение на автомобильном рынке
  7. Украинский Генштаб сообщает о тяжелых боях на востоке страны. Аналитики предупреждают, что именно там Россия может наступать летом
  8. В Беларуси закрывается еще один частный вуз
  9. При нападении в российском Дагестане были убиты более 15 силовиков, несколько гражданских и шесть боевиков
  10. Попал под санкции, но купается в роскоши. Чем владеет один из «кошельков» Лукашенко и его семья (впечатлительным лучше не смотреть)
  11. Польские визовые центры меняют правила подачи документов для беларусов


Объединенный переходный кабинет 17 ноября представил результаты своей работы за 100 дней. Это изданные постановления, налаживание сотрудничества с международными партнерами, помощь добровольцам в Украине и не только. Спросили у самих белорусов, как на них повлияла работа структуры и что еще Кабинет может для них сделать.

Представители Объединенного переходного кабинета в Варшаве. Фото: пресс-служба Светланы Тихановской
Представители Объединенного переходного кабинета в Варшаве. Фото: пресс-служба Светланы Тихановской

«Ощущение, что они создали себе маленький мир»

За пару часов в редакцию мнения написало несколько десятков белорусов, которые сейчас находятся внутри страны. Большинство из них честно признается: на себе пока не ощутили никаких результатов действий Объединенного переходного кабинета. Наш читатель Андрей (здесь и далее мы не публикуем полные имена спикеров в целях безопасности, однако их данные есть в редакции) свой ответ начинает с шутки: «Ух ты, а он еще существует?»

— Если без шуток, то вообще никак [не отношусь к Кабинету]. Такое ощущение, что они создали себе маленький мир, в котором борются с режимом. По факту внутри Беларуси уже давно от них никто ничего не ждет, — говорит он. — Когда был учрежден Кабинет на конференции в августе, появилась надежда, что хоть что-то изменится, что будут смелые заявления, реальное объединение и диалог с другими. Была надежда на Сахащика, что он сможет создать хоть какое-то подобие «силового блока». Что будет диалог с нашими бойцами в Украине… А по факту ничего непонятно. Поэтому эти 100 дней ничем не лучше предыдущих 600.

Владимир считает, что с созданием Кабинета Офис Светланы Тихановской просто провел ребрендинг, а суть не изменилась. Мужчина упрекает организацию в непрозрачной схеме финансирования и имитации деятельности.

— По хорошему, учитывая последнюю информацию с NDA (соглашение о неразглашении. — Прим. ред.), им лучше самораспуститься, — уверен он. — Пока же наблюдается желание Кабинета любыми путями сохранить остатки влияния. Печальное зрелище. Фактически эта структура стала очень токсичной и утратила доверие. Профессионалы туда работать не пойдут. Не за такой «кабинет» боролись люди с 2020.

Еще один читатель «Зеркала» Андрей уверен: «имитацией бурной деятельности» работу Кабинета называть нельзя, демсилы «действительно пытаются что-то делать».

— Но мало пытаться, надо делать. По моему сугубо личному мнению, они не доросли до таких высот, как политика. А скользкие истории о его участниках, которые еще и подтверждаются, ставят под сомнение любые аргументы в подтверждение их компетентности, — рассуждает он. — К сожалению, оба «стула» в управлении нашим домом сомнительного качества. Если один уже изначально был гнилым до основания, то второй начинает показывать «бока» с гнильцой. И кто знает, что в сердцевине.

Как реальную силу, которая может повлиять на Беларусь, читатель рассматривает полк Калиновского. Уверен: их работа видна невооруженным глазом, военные проходят закалку и даже могли бы представлять Беларусь.

Наш читатель Сергей уверен: если бы Кабинета не было, ничего бы не изменилось.

— Что делают сейчас так называемые демократические силы? Если у «калиновцев» я вижу и дело и слово, то у них на протяжении двух лет только слово, — считает он. — Да, Лукашенко должен уйти, я не спорю. Но а дальше что? Не просто так в Украине отказались вести диалог с Кабинетом (речь, вероятно, о заявлении главы комитета Верховной рады Украины Александра Мережко, в котором он сказал, что Украина не признает Кабинет; об отказе от диалога речи тогда не шло, как не заявляли об этом и представители исполнительной власти в Украине. — Прим. ред.). Если их завтра не станет, будет не хуже и не лучше.

Обьединенный переходный кабинет демократических сил Беларуси.Александр Азаров, Павел Латушко, Светлана Тихановская, Валерий Ковалевский и Валерий Сахащик на конференции «Новая Беларусь». Вильнюс, Литва. 9 августа 2022 года. Фото: "Зеркало"
Обьединенный переходный кабинет демократических сил Беларуси. Александр Азаров, Павел Латушко, Светлана Тихановская, Валерий Ковалевский и Валерий Сахащик на конференции «Новая Беларусь». Вильнюс, Литва. 9 августа 2022 года. Фото: «Зеркало»

Похожее мнение у белоруски Ксении. Она отзывается коротко: «Работа переходного кабинета совершенно никак не отразилась на моей жизни».

Александр из Минска считает, что после новости о создании Объединенного переходного кабинета появилась надежда на их поддержку:

— Я остался на территории Беларуси, но никакой поддержки не получаю. Выходил на митинги, отказался сотрудничать с лояльными властям компаниями, значительно потерял в доходах из-за своей позиции, — говорит читатель. — И по итогу все, что делает переходный Кабинет, мне никак не помогает. И таких историй много. Уверен, если Кабинет и дальше будет так действовать, уровень поддержки серьезно упадет. Люди не могут бесконечно рисковать своими жизнями.

«Наличие Кабинета очень сильно поддерживает морально»

Часть читателей «Зеркала» выступила в защиту деятельности Кабинета. Например, Евгения поддерживает работу демсил и то, что он делает.

— У меня нет иллюзий по поводу того, что создание Объединенного переходного кабинета в одно мгновение что-то изменит лично для меня и внутри страны. Беларусь контролируется режимом, который будет стоять до конца. Но наличие Кабинета, людей, которые за рубежом работают для того, чтобы ситуация менялась, очень сильно поддерживает морально, — считает она.

По мнению собеседницы, наличие представителей за рубежом помогает не опускать руки тем, кто находится внутри страны. Евгения перечисляет действия Кабинета: устанавливают связи с другими государствами, готовят добровольцев и «план для освобождения Беларуси», думают о необходимых действиях, которые после смены власти помогут не скатиться в хаос.

— Когда знаешь, что столько людей объединились, чувствуешь, что их работа даст плоды. Поэтому призываю объединяться всех и перестать козырять своими амбициями, — говорит она.

Еще одна наша читательница Анна уверена: Кабинет действительно не может сейчас повлиять на простых белорусов. Но это, по ее мнению, и не их задача. Сейчас он работает на будущее, считает она.

— Станоўчых адказаў не можа быць, пакуль у краіне пануе вэрхал. Мяркую, што праца Кабінета — гэта праца на будучыню. Дакладней, спадзяюся. Зараз нават не магу ўявіць сабе, што яны могуць зрабіць, каб гэта паўплывала на беларусаў знутры. Мы адчуваем на сабе дзянні ўлады, і праз іх немагчыма ўплываць іншым акторам. Я лічу, што не Кабінет нас павінен выратаваць, а мы самі сябе. А я бачу шмат людзей, якія нават не абудзіліся. Гэта доўгі шлях. Таму мне ўсё роўна, колькі дзён прайшло з моманту ўтварэння Кабінета. Магчыма, будуць такія ўмовы, калі ён адыграе сваю ролю, — рассуждает она.

Светлана Тихановская объявляет о создании Объединенного переходного кабинета. 9 августа 2022 года. Фото: "Зеркало"
Светлана Тихановская объявляет о создании Объединенного переходного кабинета. 9 августа 2022 года. Фото: «Зеркало»

Что может сделать Кабинет для белорусов?

Мы спросили у читателей, что на их взгляд должен сделать Объединенный переходный кабинет, чтобы помочь белорусам. Ответов оказалось немало. Владимир, например, предлагает Кабинету организовать выезд из Беларуси тех, кто сотрудничает с демсилами и потенциально может пострадать. А еще поддержать материально семьи уже арестованных из-за утечки данных людей.

— Еще они могли бы добиться отмены виз в ЕС для белорусов, так как возможность получения шенгенских виз для тех, кто внутри, крайне ограничена. Провести обещанный аудит деятельности Офиса за последние два года и предъявить общественности. Определить зоны ответственности внутри Кабинета, установить конкретные цели и сроки. Наконец, исключить из кабинета людей, которые предложили и реализовали подписание NDA в текущем виде, так как данный документ сам по себе дискредитирует демократическое движение, — предлагает он.

Еще несколько читателей уверены, что хотя на жизнь белорусов внутри страны Кабинет повлиять не может, стоит решить проблемы тех, кто уехал. Например, помочь с документами тем белорусам, у которых заканчивается паспорт. Или создавать школы на белорусском языке, где смогут учиться дети политических эмигрантов. Наконец, предоставить право белорусам влиять на команду Объединенного Кабинета.

— Почему простые белорусы не имеют возможности выбирать, голосовать за лиц, которые выдвигаются на руководящие должности в Кабинете? — задается вопросом Сергей. — Складывается впечатление, что повестка дня и проблемы формируются окружением Тихановской. Но как вообще эта команда была сформирована?

Еще одно предложение от читательницы Полины: добавить гласности в работу Кабинета.

— Формат для людей должен быть понятен. В качестве примера — работа команды Алексея Навального, которые внятно разжевали свою стратегию. Начиная от больших документов, заканчивая простыми видео и картинками. Все это хорошо влияет на людей, которые сомневаются в выборе стороны. В первую очередь нужно работать над повышением количества таких сторонников, — считает она. — Важно ориентировать Кабинет не только на группу людей за границей, но и на тех, кто до сих пор находится в стране. Нас не интересуют встречи или какие-то размытые формулировки. Реальность, к сожалению, жестока. Поэтому важно дать понять людям, что на эту структуру можно опереться.