Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Минск снова огрызнулся «недружественным» странам. Крайним, похоже, снова будет население нашей страны
  2. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  3. Взломан популярный беларусский портал Realt.by — в сеть утекли данные 900 тысяч пользователей
  4. После гибели президента Ирана пропаганда в Беларуси и России обвиняет всех подряд. Вот какие версии выдвигаются — и что с ними не так
  5. СК завел уголовное дело на всех участников выборов в Координационный совет — им угрожают отъемом жилья
  6. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  7. «Нам не штрафы нужны и наказания». Лукашенко собрал совещание по работе контролирующих органов
  8. Силовики могут быстро получить доступ к вашему аккаунту в Telegram. Рассказываем о еще одной уязвимости
  9. Эксперты рассказали, зачем Путин убирает сторонников Шойгу из Министерства обороны, а Медведев завел тему о нелегитимности Зеленского
  10. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  11. «Вся эта вакханалия…» МИД прокомментировал ввод дополнительных ограничений на поставки товаров из ЕС
  12. «Дед заслужил эту квартиру, потому что свое здоровье положил на войне». Что рассказали герои сюжета госТВ об изъятии жилья у эмигрантов
  13. Политзаключенная Полина Шарендо-Панасюк не вышла из колонии в предполагаемую дату освобождения. Она в СИЗО Гомеля
  14. Эксперты сообщили о продвижении россиян в Волчанске и рассказали, на каких направлениях у армии РФ есть еще успехи
  15. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  16. Власть грозит уехавшим беларусам арестом и конфискацией жилья. А это законно? Можно ли защитить собственность? Спросили у юристов
  17. В минский паб «Брюгге» на диджей-сет российского экс-комика «ЧБД» ворвались силовики. Вот что удалось узнать


Философ и исследовательница, автор книги «У революции женское лицо. Случай Беларуси» Ольга Шпарага дала интервью YouTube-каналу «Максимально». Среди прочего она прокомментировала скандал с Татьяной Зарецкой с точки зрения гендерных стереотипов равенства, объяснила, почему мужчины снова вышли на первые роли в демсилах и что Лукашенко сделал для феминизма в Беларуси.

Ольга Шпарага. Скриншот интервью
Ольга Шпарага. Скриншот интервью

Про кейс Зарецкой

Ольга Шпарага высказалась насчет истории бизнесвумен Татьяны Зарецкой, которая всего два месяца продержалась в должности представительницы Объединенного переходного кабинета по экономике и финансам. Этот случай она сравнила с кейсом другого представителя Кабинета — экс-силовика Валерия Сахащика, который также попал в скандал, однако, в отличие от Зарецкой, со своего поста не ушел.

О чем идет речь?

Экс-подполковника запаса ВДВ, лишенного звания по указу Лукашенко, Валерия Сахащика Светлана Тихановская назначила представителем Кабинета по вопросам обороны и нацбезопасности. Вскоре человек из окружения политика рассказал, что тот имеет гражданство РФ и «получил его автоматом» в 1992 году, так как в то время служил в бывшей ГДР. Эта информация подтверждалась фотографиями российского паспорта, выданного на имя Валерия Сахащика, которые оказались в распоряжении «Радыё Свабода».

Сам Сахащик рассказал «Нашай Ніве», что давно перестал пользоваться паспортом РФ. Он также запустил процедуру отказа от российского гражданства, отправив в посольство России в Польше необходимые документы.

Следующей громкой историей стал скандал с бизнесвумен Татьяной Зарецкой. 9 сентября она стала представительницей Кабинета по экономике и финансам, а уже 2 ноября заявила о своем уходе из организации. По ее словам, до этого она столкнулась с огромным давлением на себя, своих родных и бизнес-партнеров. За несколько недель до ухода из структуры в телеграм-каналах распространилась ссылка на текст, который ставил под сомнение бизнес-успехи Зарецкой.

О создании «коллективного исполнительного органа» — Объединенного переходного кабинета (ОПК) — лидер белорусских демсил Светлана Тихановская объявила 9 августа на конференции «Новая Беларусь». Она стала его руководителем, а также назначила своих представителей.

По определению представителя по транзиту власти Павла Латушко, «кабинет должен обеспечить транзитный период перехода власти в руки народа и упразднение тоталитарного режима Лукашенко».

Так, Ольга Шпарага ответила на высказывание о том, что «все так накинулись на Зарецкую потому, что она женщина» — мол, на того же Сахащика из-за российского паспорта обрушилось гораздо меньше критики.

По мнению философа, подобное в белорусской политике случается уже не впервые. В связи с этим она вспомнила громкое августовское выступление супруги так и не зарегистрированного кандидатом в президенты Валерия Цепкало, Вероники — бывшей соратницы Тихановской по объединенному штабу.

Напомним, тогда Вероника Цепкало среди прочего раскритиковала Тихановскую из-за «неподходящих» людей в ее Офисе и «закрытости» принимаемых там решений. А на конференции «Новая Беларусь» в Вильнюсе она выразила недовольство из-за того, что «так называемые независимые» СМИ, по ее мнению, слишком мало пишут о деятельности ее мужа и ее самой.

— И тут тоже возник вопрос: не перевирают ли слова Вероники, не придираются ли, не следует ли поместить [ее высказывание] в другой контекст и с какой-то другой точки зрения взглянуть на то, что она сейчас говорит? — отметила Шпарага.

Точно так же сейчас можно сказать и о Татьяне Зарецкой, считает философ. Она напомнила, что в разгар скандала было высказано много мнений о том, чья ответственность в этой ситуации выше — самой Зарецкой или тех, кто принял ее на эту должность:

— Я все-таки склоняюсь к тому, что в случае женщин преувеличенное внимание связано с тем, что это женщина, что можно их учить. То есть сексизм, система сексизма предполагает, что женщинам можно указывать на их место и ругать их, как детей.

А вот мужчины, полагает исследовательница, в подобных случаях привыкли больше рассчитывать на общественную поддержку. Впрочем, по ее словам, после 2020 года женские сообщества стали более активно высказываться в поддержку женщин.

В целом внимание к женщинам в политике Ольга назвала преувеличенным, а реакцию на скандалы с их участием — более эмоциональной. К примеру, в случае с Зарецкой, по ее мнению, информации (в том числе непроверенной) на публику вышло гораздо больше, чем в кейсе Сахащика.

Про мужчин в оппозиции

Автор канала Максим Паршуто поинтересовался у Ольги, почему, несмотря на женские марши в 2020 году и большое количество женщин-активисток, все равно мужчины сейчас на главных ролях в оппозиционных структурах — конечно, если вынести за скобки Светлану Тихановскую.

По мнению философа, на это есть сразу несколько причин. Первая — после развязанных с конца 2020 года репрессий именно женщины взяли на себя создание различных центров помощи. Речь идет, например, о помощи другим женщинам, женщинам с детьми, финансовой, юридической и психологической поддержке:

— Подразумевается в обществе, что это делают женщины, это невидимо, и женщины как бы вернулись в свою невидимую область.

Ольга добавила, что, «если присмотреться, мы видим женщин-лидеров, но эта сфера менее значима»:

— Да, на политическом уровне речь идет о каких-то других вопросах, и это отражает то, что мы имеем в обществе.

По ее словам, женщины взяли на себя «решения, которые касаются жизни и смерти людей, неизбежные важнейшие вопросы, но это типа не политика»:

— Мне кажется, что этот условный мужской клуб, который был до 2020 года, просто вернулся на свои рельсы.

Про заслуги Лукашенко перед феминизмом

При этом, по мнению философа, толчок росту интереса к феминизму в нашей стране дал не кто иной, как Александр Лукашенко — прежде всего своими фразами вроде «Любимую не отдают», то есть высказываниями на «языке абьюзера»:

— На это возникла в обществе реакция. Я видела людей на улице с плакатами «Бьет — значит сядет», и это совсем не феминистки были и не феминисты. А этот язык, эта интерпретация государственного насилия в тех терминах, в которых феминистки говорят о насилии в семье, — это было спровоцировано во многом Лукашенко.