Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Завершено расследование дела об «актах терроризма» на железной дороге. СК: мужчинам грозит смертная казнь
  2. Лукашенко на встрече с Лавровым: Складов с ядерным оружием в Беларуси на данный момент нет
  3. «С дочери начала слезать кожа». Рассказываем, как появилось ядерное оружие, как применялось и у кого самый большой его арсенал
  4. Калининград № 2? Норвегия отказала в поставках продовольствия для российского поселения на Шпицбергене
  5. Ракетные удары по Украине не прекратятся, а Лисичанск — основная цель: главное из сводок штабов на 126-й день войны
  6. Сто двадцать седьмой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  7. Путин назвал конечную цель войны в Украине и высказался о произошедшем в Кременчуге
  8. На четверг — снова оранжевый уровень. Белорусов ожидают три дня пекла: прогноз
  9. Правительство продлило продуктовые контрсанкции против недружественных стран (но по некоторым товарам ввели послабления)
  10. Российские войска ушли с украинского острова Змеиный. Это назвали «шагом доброй воли»
  11. В Беларуси мужчин и женщин массово вызывают в военкоматы — на учения. Мы поговорили с теми, кто там уже побывал
  12. Украина провела самый масштабный обмен пленными: освобождены защитники «Азовстали», в том числе и из полка «Азов»
  13. Аннексия территорий юга Украины и бои под Лисичанском: Главное из сводок штабов на 127-й день войны
  14. Компания А1 с 1 июля повысит цены на некоторые услуги и закроет многие тарифы (клиентов просят выбрать другие варианты)
  15. «Мы не убийцы». Репортаж «Зеркала» из Сувалкского коридора — места, где может начаться Третья мировая война
  16. «Это дефолт». Чем грозит Беларуси решение расплачиваться по еврооблигациям в рублях и отразится ли это на населении
  17. Теперь точно. Соцподдержка в действии: для белорусов на лето (и еще несколько месяцев) «открутили» тарифы на отопление электричеством
  18. Трагедии не могло не случиться? Рассказываем о российской ракете Х-22, убившей людей в ТЦ в Кременчуге


Областной суд российского Белгорода постановил экстрадировать 31-летнего гражданина Беларуси Вадима Дубойского, сообщили Zerkalo.io его родственники. Родные планируют подавать апелляции в вышестоящие суды. До этого суд также отклонил просьбу белоруса о предоставлении убежища. На родине против него заведено уголовное дело — исходя из зачитанного на процессе запроса белорусской стороны, по статье 293 УК (Массовые беспорядки) за участие в протестах в Бресте в августе 2020 года.

Вадим Дубойский.

По словам родственников Вадима Дубойского, 10 и 11 августа прошлого года он участвовал в акциях протеста, проходивших в Бресте. На второй день мужчина не пришел домой ночевать. Как удалось узнать от его друзей, его задержали в районе местного ЦУМа — якобы под предлогом того, что он был замечен на митинге днем ранее. Однако найти брестчанина не удавалось на протяжении трех следующих суток. В итоге он сам появился дома — по словам близких, со следами насилия на теле. Как стало известно с его слов, на протяжении трех дней его вместе с другими задержанными удерживали в гаражах брестского Дома правосудия, постоянно избивая.

Родственники говорят, что убеждали Вадима зафиксировать следы насилия, однако тот отказывался, опасаясь за месть со стороны правоохранительных органов. Брестчанин вновь пропал на неделю: прятался от возможного преследования у знакомых, изредка выходя на связь с родными. После возвращения родственникам все-таки удалось убедить мужчину обратиться в больницу: у него болели ребра и близкие переживали, что они сломаны.

«После того как он снял побои, за ним начали следить, — говорят родные. — Уверены в этом, потому что его повторно задержали во время визита к зубному, куда он отправился в один из дней в конце августа или начале сентября».

После задержания Дубойский пробыл под стражей еще неделю — и вышел под подписку о невыезде. По словам родных, Вадим опасался нового задержания и потому хотел уехать из страны. Однако считал, что через западную границу его не пропустят. В итоге мужчина решил выехать в Россию, куда раньше ездил на заработки.

«Примерно в декабре в России начали задерживать белорусов, на которых в Беларуси завели дела за участие в протестах, и Вадим вновь решил спрятаться, — вспоминают родственники. — Он уехал из Москвы куда-то в глубинку, где хотел переждать. Но уже тогда понял, что в России небезопасно, да и работать легально у него не получится, поэтому нужно выбираться в Украину».

В то же время в Беларуси в качестве свидетелей начали вызывать в Следственный комитет родственников Вадима. Им сообщили, что на мужчину завели уголовное дело и запретили разглашать детали следствия, взяв соответствующую подписку.

А в апреле родственникам стало известно о том, что Вадима задержали российские пограничники в поселке Красная Яруга в Белгородской области, рядом с украинской границей. С того времени мужчина находится в местном СИЗО. Белорусская диаспора в России помогла родным с поисками адвоката, организовала передачу посылок и лекарств. Ранее суд уже постановил экстрадировать Вадима в Беларусь, однако родственники подали апелляцию.

Сегодня, 9 сентября, областной суд российского Белгорода завершил рассмотрение дела Вадима Дубойского: мужчину должны экстрадировать в Беларусь. Но родные собираются обращаться в вышестоящие суды, чтобы этого не произошло, а также в Европейский суд по правам человека.

«Прокурор зачитывал, что с 10 на 11 августа 2020 года в Бресте на проспекте Ма́шерова люди „бесчинствовали“, 25-ти милиционерам были нанесены телесные повреждения легкой степени тяжести и якобы Вадим в этом участвовал, — сообщили присутствовавшие на процессе граждане. — Причем беспорядки были с разбором тротуара, бросанием камней, арматуры, болтов, пиротехники. Прокурорский работник уверял, что белорусская сторона утверждает, — и есть этому доказательства — что Вадим переносил две лавки на проезжую часть. Причем в деле есть фото, на которых Вадим просто стоит. Он подтвердил свое участие в мирном митинге, когда граждане вышли мирно на улицу после сфальсифицированных выборов».

«Он держится бодро, мы с ним постоянно на связи — через электронную почту, это разрешено ФСИН России, — говорят родственники. — Конечно, боится неизвестности и не хотел бы снова оказаться в Беларуси. Мы надеемся, что суд в России примет решение в нашу пользу, но объективно понимаем, что это маловероятно».