Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Будет ли Украина наносить удары по беларусским НПЗ и что думают в Киеве насчет предложений Лукашенко о мире? Спросили Михаила Подоляка
  2. В центре Днепра российская ракета попала в пятиэтажку. Есть жертвы, под завалами могут оставаться люди
  3. Появились слухи о закрытии еще одного пункта пропуска на литовско-беларусской границе. Вот что «Зеркалу» ответили в правительстве Литвы
  4. «Могла взорваться половина города». Почти двое суток после атаки на «Гродно Азот» — что говорят «Киберпартизаны» и администрация завода
  5. В ВСУ взяли на себя ответственность за падение российского ракетоносца Ту-22М3: «Он наносил удары по Украине»
  6. Окно возможностей для Кремля закрывается? Разбираемся, почему россияне так торопятся захватить Часов Яр и зачем разрушают Харьков
  7. В России увеличили выплаты по контрактам, чтобы набрать 300 тысяч резерва к летнему наступлению. Эксперты оценили эти планы
  8. «Скоропостижно скончался» на 48-м году жизни. В МВД подтвердили смерть высокопоставленного силовика
  9. «Довольно скоординированные и масштабные»: эксперты оценили удары, нанесенные ВСУ по целям в оккупированном Крыму и Мордовии
  10. Пропаганда очень любит рассказывать об иностранцах, которые переехали из ЕС в Беларусь. Посмотрели, какие ценности у этих людей
  11. «Не ленись и живи нормально! Не создавай сам себе проблем». Вот что узнало «Зеркало» о пилоте самолета Лукашенко
  12. Разбойники из Смоленска решили обложить данью дорогу из Беларуси. Фееричная история с рейдерством, стрельбой, пытками и судом
  13. «В гробу видали это Союзное государство». Большое интервью с соратником Навального Леонидом Волковым, месяц назад его избили молотком
  14. 18 погибших и 78 пострадавших, в том числе и дети: в Чернигове завершились поисково-спасательные работы
  15. В литовском пункте пропуска «Медининкай» сгорело здание таможни. Движение было временно приостановлено
  16. Списки песен для школьных выпускных будут «под тотальным контролем». Узнали почему (причина вас удивит)


Областной суд российского Белгорода постановил экстрадировать 31-летнего гражданина Беларуси Вадима Дубойского, сообщили Zerkalo.io его родственники. Родные планируют подавать апелляции в вышестоящие суды. До этого суд также отклонил просьбу белоруса о предоставлении убежища. На родине против него заведено уголовное дело — исходя из зачитанного на процессе запроса белорусской стороны, по статье 293 УК (Массовые беспорядки) за участие в протестах в Бресте в августе 2020 года.

Вадим Дубойский.

По словам родственников Вадима Дубойского, 10 и 11 августа прошлого года он участвовал в акциях протеста, проходивших в Бресте. На второй день мужчина не пришел домой ночевать. Как удалось узнать от его друзей, его задержали в районе местного ЦУМа — якобы под предлогом того, что он был замечен на митинге днем ранее. Однако найти брестчанина не удавалось на протяжении трех следующих суток. В итоге он сам появился дома — по словам близких, со следами насилия на теле. Как стало известно с его слов, на протяжении трех дней его вместе с другими задержанными удерживали в гаражах брестского Дома правосудия, постоянно избивая.

Родственники говорят, что убеждали Вадима зафиксировать следы насилия, однако тот отказывался, опасаясь за месть со стороны правоохранительных органов. Брестчанин вновь пропал на неделю: прятался от возможного преследования у знакомых, изредка выходя на связь с родными. После возвращения родственникам все-таки удалось убедить мужчину обратиться в больницу: у него болели ребра и близкие переживали, что они сломаны.

«После того как он снял побои, за ним начали следить, — говорят родные. — Уверены в этом, потому что его повторно задержали во время визита к зубному, куда он отправился в один из дней в конце августа или начале сентября».

После задержания Дубойский пробыл под стражей еще неделю — и вышел под подписку о невыезде. По словам родных, Вадим опасался нового задержания и потому хотел уехать из страны. Однако считал, что через западную границу его не пропустят. В итоге мужчина решил выехать в Россию, куда раньше ездил на заработки.

«Примерно в декабре в России начали задерживать белорусов, на которых в Беларуси завели дела за участие в протестах, и Вадим вновь решил спрятаться, — вспоминают родственники. — Он уехал из Москвы куда-то в глубинку, где хотел переждать. Но уже тогда понял, что в России небезопасно, да и работать легально у него не получится, поэтому нужно выбираться в Украину».

В то же время в Беларуси в качестве свидетелей начали вызывать в Следственный комитет родственников Вадима. Им сообщили, что на мужчину завели уголовное дело и запретили разглашать детали следствия, взяв соответствующую подписку.

А в апреле родственникам стало известно о том, что Вадима задержали российские пограничники в поселке Красная Яруга в Белгородской области, рядом с украинской границей. С того времени мужчина находится в местном СИЗО. Белорусская диаспора в России помогла родным с поисками адвоката, организовала передачу посылок и лекарств. Ранее суд уже постановил экстрадировать Вадима в Беларусь, однако родственники подали апелляцию.

Сегодня, 9 сентября, областной суд российского Белгорода завершил рассмотрение дела Вадима Дубойского: мужчину должны экстрадировать в Беларусь. Но родные собираются обращаться в вышестоящие суды, чтобы этого не произошло, а также в Европейский суд по правам человека.

«Прокурор зачитывал, что с 10 на 11 августа 2020 года в Бресте на проспекте Ма́шерова люди „бесчинствовали“, 25-ти милиционерам были нанесены телесные повреждения легкой степени тяжести и якобы Вадим в этом участвовал, — сообщили присутствовавшие на процессе граждане. — Причем беспорядки были с разбором тротуара, бросанием камней, арматуры, болтов, пиротехники. Прокурорский работник уверял, что белорусская сторона утверждает, — и есть этому доказательства — что Вадим переносил две лавки на проезжую часть. Причем в деле есть фото, на которых Вадим просто стоит. Он подтвердил свое участие в мирном митинге, когда граждане вышли мирно на улицу после сфальсифицированных выборов».

«Он держится бодро, мы с ним постоянно на связи — через электронную почту, это разрешено ФСИН России, — говорят родственники. — Конечно, боится неизвестности и не хотел бы снова оказаться в Беларуси. Мы надеемся, что суд в России примет решение в нашу пользу, но объективно понимаем, что это маловероятно».