Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Пересмотр пенсий и пособий, новшества от банков, «золотое» отопление для тунеядцев. Изменения октября
  2. Выборы в Германии: согласно экзит-полам, две партии идут вровень
  3. Бороздил океаны, жил в плену, стал консулом. История сына белорусского священника, которая круче любого боевика
  4. Глава военно-промышленного комитета: Беларусь разрабатывает собственное стрелковое оружие и боеприпасы к нему
  5. В Минске на кольцевой сгорел автомобиль, четыре человека погибли
  6. Генсек Совбеза согласился «сесть за стол переговоров» по мигрантам с Западом. Но с одним условием
  7. Польша отказывается выплачивать ежедневный штраф в 500 тысяч евро по решению суда ЕС
  8. Иракских мигрантов из Беларуси ловят уже возле Берлина: только в один регион с начала месяца прибыли более 600 человек
  9. «Клюют на обещания по зарплате». Как белорусы уезжают на заработки в Европу, а остаются еще должны
  10. ОНТ: по делу о забастовках на предприятиях задержаны 13 человек. Среди статей — измена государству
  11. Министр здравоохранения: в Беларуси отмечается смещение заболеваемости COVID-19 в сторону более молодых
  12. Очереди на границе: выезда из Беларуси в ЕС ждет более 1,7 тысячи фур
  13. Четвертая волна опаснее прошлых? Какова ситуация в наших больницах? Задали врачу волнующие вопросы о COVID-19
  14. Француз Люк Тардиф стал новым главой Международной федерации хоккея. Белорус отсеялся в третьем туре
  15. Макей заявил, что представители ООН причастны к финансированию участников белорусских протестов
  16. Минздрав озвучил последние данные по коронавирусу: 1974 человека заболели, 11 — умерли
  17. Белорусский кандидат, который хотел возглавить Международную федерацию хоккея, покидает спорт


Вот уже почти два месяца за решеткой находится главный инженер TUT.BY Алла Лапатко. Она — среди 15 человек, задержанных по уголовному делу о неуплате налогов. До сих пор доподлинно неизвестно, какие претензии лично к ней, но Аллу Викторовну все еще держат в СИЗО на Володарского. Коллеги говорят: разговоры о каких-либо финансовых махинациях звучат просто нелепо рядом с их скромной руководительницей, которая живет в обычной квартире, ездит на работу на метро и вообще не любит всякой «показухи». В беседе с Zerkalo.io ее близкие рассказали, как она покорила новую (на то время) профессию, почему сотрудников своего отдела не называет «подчиненными» и за что ее любят друзья.

Фото предоставлено коллегами Аллы Лапатко
Фото предоставлено коллегами Аллы Лапатко

Об Алле Лапатко мы сначала беседуем с ее 24-летней дочерью Мариной. Девушке и сегодня тяжело вспоминать, как за мамой приехали 18 мая: задержание случилось на похоронах в Столбцовском районе, где семья прощалась с покойным дядей Аллы Викторовны.

«Это было огромным шоком, у меня до сих пор смазанные воспоминания про этот день. Я помню, ей написали с работы, что идет обыск. А минут через двадцать в дом заходит мама и говорит: „За мной приехали“. А за ней стоит мужчина в маске».

Девушка уточняет: маме позволили попрощаться с дядей. Но все это время у дома возле машин дежурили неизвестные люди, а еще один человек был неподалеку от женщины.

«Она очень расстроилась, мол, как это так — приехали на похороны. Прощание было не сразу, а минут через 15−20, и все это время они ждали. Как только я узнала обо всем, то стала бегать по дому и собирать ей вещи. Наверное, сработал инстинкт: что я могу сделать в этой ситуации, чтобы хоть чуточку ей помочь? Нашла зубную пасту, щетки, влажные салфетки, лекарства, которые она принимает ежедневно (…). Наверное, мама понимала, что это не на один день, старалась держаться. А я пыталась чем-то ей помочь и надеялась [на скорое освобождение], ведь они сначала сказали, что она проходит как свидетель… Как только мама простилась с дядей, они сразу же с ней и уехали».

Дочь уточняет, что на обыск не мог попасть адвокат, а в ИВС на Окрестина поначалу не приняли передачу. Теперь новости от мамы девушка узнает через защитника Аллы Викторовны и в письмах из СИЗО на Володарке.

«Судя по этому всему, она не унывает и держится достаточно бодро, — говорит Марина. — У нее есть такая фраза: все, что ни делается, — к лучшему. Старается во всем искать положительные моменты и не сдаваться, если что-то не получается».

Про покорение новой профессии, которая когда-то считалась женской — а сейчас наоборот

Алла Лапатко родилась в российском Новосибирске, в семье с белорусскими корнями. В возрасте примерно четырех лет она с родителями переехала в Минск. Уже в школе Аллу зацепил материал в газете: там рассказывалось о новой профессии.

«Тогда такая профессия программиста только зарождалась. Мама прочитала в газете про „оператора ЭВМ“ и решила, что хочет попробовать. Хотя еще никто толком не знал, что это за работа и как она выглядит. Но ей стало интересно».

Марина показывает черно-белый снимок: хрупкая девушка стоит рядом с огромными дисками. Это ее мама в начале своей карьеры в 80-х.

Фото предоставлено родными Аллы Лапатко
Алла Лапатко возле стопок с дисками для ЭВМ серии ЕС. Фото предоставлено родными

Сначала Алла Лапатко окончила высший радиотехнический колледж в Минске, где выучилась на «математика-программиста». А потом получила диплом математика в университете Гомеля.

«Сейчас гораздо меньше женщин среди программистов, чем было тогда. А когда мама поступала в колледж, то в программисты шли почти только женщины. Она и сама не раз говорила, что вообще-то программист изначально женская профессия, куда уже потом пришли мужчины, — рассказывает Марина. — Изначально это был очень кропотливый труд. Это теперь, чтобы проверить, как работает программа, ее можно запускать сколько угодно раз, а тогда могли только, условно говоря, раз в неделю. И было очень важно не делать ошибок».

Много лет Алла Лапатко работала в научно-производственном объединении «Гранат» в Минске. А в 1995 году пришла в «Надежные программы» Юрия Зиссера, где поначалу занималась разработкой программного обеспечения для банков. Затем бизнес разросся, появился TUT.BY. Алла Лапатко — одна из тех, кто дольше всех работает в компании.

За эти годы Алла прошла путь от обычного разработчика до руководителя отдела, в чьем подчинении находилось несколько десятков человек — это программисты, дизайнеры, тестировщики, project-менеджеры. Большинство из них мужчины.

Фото взято с личной страницы Аллы Лапатко в Facebook
Фото с празднования 13-й годовщины компании, справа от Аллы Лапатко — Юрий Зиссер. Снимок взят с личной страницы героини материала

Впрочем, насчет определения «подчиненные» Алла Лапатко поспорила бы:

«Как-то один знакомый употребил выражение „мои подчиненные“, и мама потом долго возмущалась. Говорила: „я своих ребят никогда не назову подчиненными“. Только коллегами. У нее никогда не было отношения начальника. Скорее, она всегда была лидером», — говорит ее дочь.

По словам Марины, в их семье есть правило: работа остается на работе, поэтому дома эту тему не обсуждают. Но бывали исключения.

«Мама могла поделиться чем-то таким… отношением, скорее. Из последнего, что помню: накануне 23 февраля ей сделали запрос на баннер, причем сделать надо было срочно. И она была недовольна, мол, как это так: пятница, а мои ребята будут сидеть допоздна и работать, а ведь у них тоже праздник! Очень переживала по этому поводу».

Страница Аллы Лапатко в Facebook — это почти сплошь репосты сообщений о помощи кому-то: детям или животным, коллегам или незнакомым людям.

«Она отзывчивый человек, — объясняет дочь Аллы Викторовны. — Но когда она кому-то помогает, то особо об этом не рассказывает. Помогать для нее — что-то естественное. Иногда она просто не может не помочь. И очень часто искренне переживает за знакомых и коллег, если что-то случается».

Фото взято с личной страницы Аллы Лапатко в Facebook
В центре фото — Алла Лапатко, фото взято с ее личной страницы в Facebook.

К слову, дочь Аллы Лапатко пошла по стопам мамы: стала разработчиком в сфере Android.

«Для меня мама — всегда пример, и в то же время подруга. Когда я оканчивала школу, то смотрела по предметам: что мне ближе, что интереснее. Я тоже тогда ничего не знала о программировании, только что-то из школы, а там совсем не то. (…) Однажды она меня спросила, а не хочу ли я пойти на программиста. И я подумала: почему бы и нет. У меня были проблемы с физикой, но я смогла это преодолеть. Поступила в БГУ на мехмат. Но мама никогда на меня не давит. Даже тогда она подсказала, но не настаивала. Ничему [перед поступлением] она меня не учила. (…) Я сама решила попробовать, и мне повезло: понравилось».

По словам собеседницы, теперь, будучи взрослой, она вспоминает, как еще ребенком бывала на работе у мамы, и рассуждает:

«Это было в разные моменты жизни и не так часто, но я всегда чувствовала царящую там атмосферу — какую-то приятную, домашнюю. Мне бы тоже очень хотелось стать частью этого».

Девушка подтверждает, что иногда они вместе обсуждают какие-то профессиональные вещи. Но все-таки самая любимая тема для разговора дочки и мамы — это путешествия.

«Мы любим обсуждать, в какую страну или на море поехали бы. (…) Когда я была в девятом классе, то мы вместе ездили на автобусные экскурсии — в Париж, Прагу, Амстердам. Мама всегда хочет путешествовать. Когда спрашиваю ее, куда хочет больше всего, то отвечает: „Я бы везде хотела!“. К сожалению, коронавирус, вся эта история [с арестом] - и все откладывается, откладывается… Но я надеюсь, что скоро мы с ней снова попутешествуем».

Фото предоставлено родными Аллы Лапатко
На экскурсии в Париже. Фото предоставлено родными Аллы Лапатко

Теперь из прежней жизни для Аллы Лапатко за стенами Володарки доступно лишь одно удовольствие — чтение книг. Женщина уже нашла в местной библиотеке томик любимых братьев Стругацких.

«Сейчас не спеша и с наслаждением перечитывает. Мама любит разную литературу, в зависимости от настроения. Кроме Стругацких ей очень нравится Цветаева. Иногда читает какие-то серьезные вещи, как она говорит, «жизненные истории».

Тем временем родные взяли на себя заботу о небольшом огородике Аллы Викторовны в деревне. «Мы любим отдыхать там, и какое-то время мама занималась цветами, а вот сейчас больше арбузы нравится выращивать», — говорит дочь. Девушка добавляет: еще ее мама обожает гулять по лесу и собирать грибы. Вот именно таких мелочей жизни Алле Викторовне теперь особенно недостает.

Коллеги: «Ее задержание — это как потерять кого-то из семьи»

Алексей Лагодич — один из уже бывших разработчиков TUT.BY. Вместе с Аллой Лапатко он проработал десять лет. «[Для нас ее задержание] - это реально как потерять кого-то из семьи», — признается мужчина.

«В нашем отделе всегда была маленькая текучка, и во многом я связываю это с Аллой Викторовной. Потому что она подбирает людей к нам не только по профессиональным качествам, а еще по тому, что человек должен быть хороший. Такой, который впишется в нашу семью — по-другому я и не могу назвать нашу команду».

Алексей подчеркивает, что даже в сложных условиях (например, когда приходилось работать по 10−12 часов в день) в команде не было конфликтов. И это тоже большая заслуга Аллы Лапатко.

«Говорят, что руководитель — он либо друг, либо начальник. В нашем случае у нас была семья, а Алла Викторовна, можно сказать, для нас была, как мама. (…) Всегда находила решения в каких-то спорных ситуациях между отделами, защищала нас. Понятно, что не бывает без «косяков», но это никогда не выносилось за пределы нашего кабинета, чтобы человек, совершивший ошибку, потом осуждался бы за это или каким-то образом наказывался — такого не было никогда».

Фото предоставлено коллегами Аллы Лапатко
Украшение офиса к Новому году, справа на фото — Алла Лапатко. Фото предоставлено ее коллегами

Коллега Аллы Лапатко добавляет, что все настолько доверяют ей, что готовы лично поручиться и даже обсудить внесение залога, чтобы женщина могла вернуться домой.

«Команда готова это сделать. Мы всегда вместе и поддержим друг друга. Нет такого, что сейчас мы разъехались и каждый обитает в своем мире, забыв, что было раньше».

Алексей признается, что ему неприятно слушать рассуждения про предполагаемые финансовые махинации.

«Иногда читаешь, мол, «зажрались программисты». На самом деле Алла Викторовна — это очень скромный человек, который не любит показухи и живет в обычной квартире, а на работу добирается на метро. Поэтому все эти разговоры про какие-то финансовые махинации… это просто смешно. Я столько лет, работая с Аллой Викторовной, ни разу не видел, чтобы она хотя бы на такси приехала на работу. Хотя, скажем так, компания немаленькая и руководитель отдела разработки — это фигура высокооплачиваемая. Но вот так».

По словам собеседника, за что он уважает Аллу Лапатко — так это за профессионализм и умение выстроить работу так, что она не «проседает» в случае чьего-либо отсутствия.

«Она прошла от обычного разработчика в банковской сфере до руководителя, то есть весь путь, — и понятно, что такой человек не может быть каким-то «залетным», который пришел и начал махать шашкой. Нет. Она знает все процессы: что такое разработка, сколько времени и людей нужно на определенную задачу. (…) Даже если кто-то из нас, не дай Бог, заболеет или уйдет в отпуск на месяц, то другой сможет его заменить. И нас не надо контролировать, палками заставлять работать, премиями награждать или еще что-то. Работа шла. Тут не как в банке: строгая вертикаль, а решения спускаются вниз через десять человек. Нет. Приходит задача — и кто может, тот берет ее на себя. Алла Викторовна так наладила процесс, что он не дает сбоя. Ну не давал сбоя до недавнего времени… Теперь у нас этой системы нет, такие дела».

Подруги: «Аллочка — необыкновенный человек»

Вот уже почти два месяца письма в изолятор на Володарского для Аллы Лапатко пишут ее давние и близкие подруги. Одна из них (не пожелала называть свое имя публично) через слезы говорит:

«Мне тяжело говорить сейчас про нее. — Женщина дружит с Аллой Викторовной более 30 лет. —  Лучшего друга, чем она, я никогда не встречала. Мы делимся с ней всем, чем только можем. Это человек, к которому я могла прийти в любой момент. (…) Хоть у нас разные взгляды, разные профессии, но связывает нас очень многое. Я не знаю более отзывчивого и открытого человека. Еще надо поискать! Не говоря о ее профессиональных качествах. (…) Мы дружили семьями. Для меня это самый близкий человек. Поэтому все, что с ней сейчас произошло, — это даже не нелепость, это просто кошмар. С таким человеком, правдивым и честным, не может быть такого! Мне тяжело. Я пишу ей — плачу, вот с вами говорю — плачу. Главное, чтобы она чувствовала: рядом есть люди, которые о ней помнят и не забывают. Надеюсь, она скоро вернется».

Фото предоставлено родными Аллы Лапатко
Фото предоставлено родными Аллы Лапатко

О том, какой Алла Лапатко светлый и оптимистичный человек, говорит еще одна подруга по имени Ольга. По ее словам, Алла Викторовна всегда откликнется и поможет не только друзьям, но и просто окружающим людям.

Третья давняя подруга по имени Наталья рассказывает, что знает Аллу Лапатко еще со времен распределения на «Гранат» — с августа 1982-го.

«Тогда Алла работала в отделе системных программистов. Она была не только веселая девчонка, но и быстро влилась в коллектив, в основном мужской коллектив — и быстро стала профессионалом».

Женщина с теплом вспоминает, как в те времена Алла Лапатко в компании друзей приходила к ней на чашечку кофе — и как они болтали обо всем на свете.

«Она замечательный, жизнерадостный человек. С ней интересно поговорить на любую тему. И еще она готова в любой момент прийти на помощь. У меня в 92-м умер муж после тяжелой болезни, и в день смерти мы вместе ездили на кладбище… Все это время мы каждый год встречаемся, а это говорит о многом. Аллочка — необыкновенный человек».


Напомним, что каждый может поддержать Аллу Викторовну Лапатко и написать ей письмо. Адрес для посланий: СИЗО №, Минск, улица Володарского, 2, индекс 220030