Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Кремль преждевременно заявил о захвате села Крынки в Херсонской области». Главное из сводок штабов
  2. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  3. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  4. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  5. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников
  6. ВСУ нанесли удар по полигону в Донецкой области. Российские военкоры сообщают о десятках погибших, Минобороны РФ — молчит (18+)
  7. В колонии умер еще один политзаключенный. Игорю Леднику было 63 года
  8. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  9. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО
  10. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  11. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  12. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»
  13. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  14. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  15. Глава Минздрава выступил с предложением, которое может усилить отток медиков и аукнуться другими проблемами. Эксперт — об этой инициативе


В 27 лет Виктория Биран написала в дневнике: «В тридцать поступить в университет и получить высшее образование». Учиться она хотела не ради корочки, а «системно и основательно, с клевыми курсами и без идеологической фигни». Сейчас она студентка Европейского университета Виадрина, который находится во Франкфурте-на-Одере. О немецкой системе высшего образования и том, что учиться никогда не поздно, она рассказала «Зеркалу».

Фото: Александра Кононченко
В 27 лет Вика решила получить высшее образование и учиться за границей. Фото: Александра Кононченко

Это текст из проекта «Я учусь». В нашей стране в 2022-м серьезно меняется система образования: в школах становится больше идеологии, для абитуриентов вводятся новые правила. Для того чтобы показать белорусам, что может быть иначе, мы говорим с учениками старших классов и студентами университетов, которые учатся за границей.

Сейчас Вика на четвертом семестре. Пары у нее три раза в неделю. Занятия совмещает с работой, поэтому расписание у студентки плотное. На интервью договариваемся за семь дней до и созваниваемся ровно в условленное время. Все по-немецки четко.

В Беларуси она тоже начинала по плану: после школы в Пинске поступила в столичный вуз. Выбрала журфак БГУ. Параллельно с учебой сотрудничала с Белорусским свободным театром. Когда была на четвертом курсе, они с труппой собрались на гастроли. В вузе девушка попросила академический, но ей отказали.

— Сказали, если бы я принесла бумагу из Купаловского, меня бы отпустили, а запрос из свободного театра и Шекспировского в Лондоне не подходит, — рассказывает собеседница. — Я решила забить на учебу и уехала на гастроли.

Восстанавливаться в университете не стала. Какое-то время сотрудничала с театром, была актрисой, занималась менеджментом, потом работала с другими НГО и основала Makeout — проект о жизни ЛГБТ-людей в Беларуси.

— Моя профессиональная деятельность лежала на стыке НГО, ЛГБТ, феминизма и журналистики, — перечисляет Вика. — Чтобы заниматься этими проектами, диплом о высшем образовании мне не был нужен. Я нормально жила, но ближе к тридцати пришло осознание, что все в этом мире хрупко, что я устала работать и хочу какое-то время получать интеллектуальное удовольствие. Так и появилась идея поступить в университет за границу.

На примете было две страны — Польша и Германия. Вика признается, что ей нравится изучать языки: по любви она ходила одновременно на польский и немецкий.

— В неделю у меня было по два занятия по каждому из этих предметов. Через год почувствовала, что плавится мозг. Нужно было сосредоточиться на чем-то одном, — рассказывает она. — Уже тогда я задумывалась о поступлении. Несмотря на хороший английский, понимала: университеты в Англии или США я финансово не потяну. Более открытыми для меня были варианты в Польше, Германии и Чехии. Остановилась на Германии. Изучать решила антропологию культуры, если проще — культурологию.

Дальше стоило определиться с университетом. Тут требований было несколько: учиться в большом городе, начинать занятия с летнего семестра, плюс вуз должен был быть левой направленности. Что это значит?

— Объясню на простом примере, — говорит Вика. — У меня был курс, который называется «Миграция и современные формы неравенства». Подход к изучению миграции у нас такой: люди мигрируют, потому что в мире жесть, из-за которой они вынуждены туда-сюда ездить, а не, предположим, с посылом: «Они офигели приезжать в нашу Германию». Я, конечно, не думаю, что второй подход в каких-то вузах вообще возможен. Но зная, какие есть кафедры и курсы, я должна была понять, о чем в университете говорят. Для этого провела предварительный ресерч, расспросила людей из разных вузов.

Так в списке Вики оказались два варианта — Гамбургский университет и Европейский университет Виадрина.

«Первой написала работу, а потом оказалось, что испытание я завалила»

— Сейчас будет шок-информация — никаких специальных экзаменов при поступлении нет, — эмоционально отвечает Вика на вопрос, с чего начала подготовку к поступлению. — Главное испытание — прорвать бюрократическую систему Германии и собрать пакет нужных документов. А это экзамен покруче всех других. Мне нужно было подготовить бумаги, которые подтверждали мое право учиться в немецком университете, сделать их копии, копии копий, переводы, апостиль. Подать в специальную комиссию и ждать, когда скажут, подхожу ли я им. И еще один важный момент: чтобы белоруса зачислили в вуз Германии, за плечами у него должен быть один или несколько курсов учебы в другом универе. Тем, кто собирается поступать после 11 класса, сначала придется отучиться в штудиенколлеге. Это что-то вроде подготовительного курса. Мне же засчитали мои журфаковские пары, тем более они подходили по профилю.

Фото предоставлено собеседницей
Европейский университет Виадрина, куда поступила Вика. Фото предоставлено собеседницей

Документы в вузы я подавала через платформу Uni-Assist. Положительный ответ получила сразу из двух университетов. В Гамбургском, в отличие от Европейского университета Виадрина, для зачисления иностранцам требуется подтвердить, что у них достаточный уровень немецкого, чтобы осваивать программу. Проверяли это с помощью экзамена.

— В Минске немецким я занималась с репетитором и в институте Гёте. К моменту поступления сдала язык на уровень В2, — рассказывает собеседница. — Когда решала задания в Гамбурге, они мне показались легкими. Я первой написала работу и вышла из аудитории. А потом оказалось, что испытание я завалила. Скажу честно, в какой-то степени была даже рада. Я никак не могла выбрать между двумя университетами, составляла бесконечные таблицы плюсов и минусов вузов и городов. А тут все решилось само собой.

Во Франкфурте-на-Одере экзамен по немецкому тоже был, но лишь в конце первого семестра. Вика говорит, что если бы она его не прошла, то не смогла бы продолжить учебу.

— Экзамен был сложный. Причем, не только из-за заданий, но и физически. Он занимает порядка трех-четырех часов. Нет никаких перерывов. Некоторые задания представлены в виде тестов, но основное — эссе. Письменную часть я сдала впритык. Из нужных 62% набрала 62,1%, — делится деталями студентка. — С устной частью ситуация сложилась лучше, хотя грамматика моя не очень. Говорю я, скажем так, весело. Мне попалась тема про быструю моду, и я там устроила показ.

Фото предоставлено собеседницей
В одной из аудиторий университета, где учится Вика. Фото предоставлено собеседницей​​

Но вернемся в тот момент, когда Вика только определилась, что поедет учиться во Франкфурт-на-Одере. Девушка подалась на стипендию, но ее не получила. На вопрос почему, пожимает плечами: «История об этом умалчивает».

— Чтобы оформить студенческую визу, тем, кто хочет учиться за свои деньги, нужно положить на немецкий счет чуть более 11,3 тысячи евро. Это как подтверждение, что ты едешь за знаниями, а не заниматься тем, что может не понравиться немецкому правительству, — объясняет собеседница. — Эта сумма замораживается. Снимать ее можно небольшими частями в течение года. Это я к тому, что нельзя в один момент одолжить у друзей 11,3 тысячи, положить их в банк, а получив визу, забрать и раздать. Я это знала и, так как мысли о поступлении у меня появились за несколько лет до того, как я запустила весь этот процесс, поэтому копила.

Студенческую визу белоруске дали на полгода. Затем уже в Германии она получила студенческий вид на жительство.

«Учиться так, чтобы тебя отчислили, мне кажется, тут невозможно»

Обучение в Германии стартовало весной 2021-го. Летний семестр в вузе Виктории длится с апреля по июль, зимний с октября по февраль, и так по кругу. Стоимость семестра — 300 евро. За эти деньги студенту дают не только знания, но и проездной, по которому можно бесплатно ездить на общественном транспорте Берлина. Или, например, как в случае белоруски, добираться на региональной электричке из столицы, где она живет, до Франкфурта-на-Одере. А еще получать скидки на билеты в театры, музеи и даже еду в столовой.

— Тут нет точного срока, сколько человек должен учиться. Я собираюсь пройти программу за три года, что считается достаточно быстро, — делится планами студентка. — График учебы студенты выстаивают сами. Занятия у меня три раза в неделю: в понедельник, вторник и пятницу.

Обучение строится модулями. Всего у Вики их восемь. Первый обязательный — это культурные исследования. Он включает в себя четыре предмета. Модуль второй и третий — дисциплина на выбор. У белоруски это социология и культурная история. Они также объединяют по четыре предмета. Модуль четвертый связан с соседними факультетами. Тут студентам предлагают выбрать по два курса с юрфака либо с экономического факультета, которые они хотели бы изучать.

— Еще один из моих обязательных модулей во время учебы — это два языка, которые нужно сдать на сертификат. У нас большой выбор языков для изучения: английский, немецкий, польский, украинский, французский, испанский и другие. Чтобы закрыть модуль, написать их нужно в таких опциях: оба на В2, или один на В1, а второй на С1, или один на В2 и латынь на В1. Для экзамена я выбрала немецкий и английский. Еще хожу на польский, это уже не обязательно, но мне нравятся. Многие тут изучают языки не только ради сертификата, но и потому что это клевая возможность.

Среди необычных занятий белоруски — пары, где изучают войны. Вика выбрала их в четвертом семестре. Его точное название — «Метаморфозы войны: введение в современную теорию ведения войн». Во время обучения студенты читают труды разных философов и отслеживают, почему возникают войны.

— Идеологических лекций о том, что нужно любить Шольца или Меркель, у нас нет, — шутит Виктория.

Каждая пара длится полтора часа. Между занятиями может быть перерыв в 30 и даже 90 минут. Свободного времени кажется много. Хотя на самом деле это не так. Все из-за домашки. Задание на одно занятие может быть таким: прочитать текст на 20 страниц, сделать выдержки и написать реферат.

— В Беларуси во время учебы дни у меня были заполнены парами. Ты отсиживаешь в аудиториях, но ничего не делаешь, — сравнивает образовательный процесс Вика. — Здесь занятий меньше, но каждое из них требует серьезной подготовки. Кстати, обычно тексты, которые нужно читать, загружают на Moodle, но иногда я хожу в библиотеку. Все-таки книги читать приятнее, чем распечатки. К тому же, часть нужной литературы нельзя найти в интернете, поэтому библиотеки тут пользуются популярностью. Пространство там сопоставимо с нашей Националкой (Национальной библиотекой. — Прим. ред.) и часто плотно занято студентами.

В качестве финальной работы по разным курсам студентов часто просят подготовить реферат.

— Учиться так, чтобы тебя отчислили, мне кажется, тут невозможно. Особенно, если заплатишь за семестр, — шутит Вика. — Если письменный экзамен ответить не удалось, есть вторая попытка. Заваливаешь и ее, просто проходишь курс заново. Есть ситуации, когда до определенного срока ты, например, не успеваешь сдать реферат. Тогда пишешь сообщение преподавателю и договариваешься сделать все, допустим, через три месяца.

За итоговую работу по каждому из пройденных курсов студент получает определенное количество баллов. Например, за реферат на 10−15 страниц — шесть очков, на 15−25 — девять. Для того, чтобы получить диплом бакалавра, нужно 180 баллов.

«Сейчас я частично живу в долг у самой себя и продолжаю тратить замороженные деньги»

Изначально, когда Вика только переехала в Германию, поселилась в студенческом общежитии. Оно расположено в самом Франкфурте-на-Одере. Помещения тут можно было выбирать двух типов. Это комната в блоке на трех человек или маленькая отдельная однушка. Белоруска предпочла второе.

Фото предоставлено собеседницей
В столовой университета. Фото предоставлено собеседницей

— Это как раз было время «короны». Я провела там карантин и поняла, что лучше буду ездить на учебу из Берлина, — говорит студентка. — Мне было важно видеться с друзьями и подругами. Иметь возможность куда-то выехать и отойти.

Сейчас девушка снимает комнату в Берлине недалеко от вокзала, чтобы по утрам получалось удобнее добираться до учебы. Платит за нее 380 евро в месяц. По местным меркам недорого. За общежитие она отдавала бы 200 или 300 евро.

Еду белоруска или готовит сама, или ходит в университетскую столовую. Со скидкой обеденный комплекс здесь стоит от 2 до 5 евро. Без студенческого — в полтора-два раза дороже. Каждый день на выбор предлагают четыре варианта блюд. Одно из них обязательно веганское, второе вегетарианское, а остальное — для мясоедов.

— Есть отдельная стойка с салатами и холодильники с лимонадами и водой, — продолжает Вика. — Сейчас, кстати, у нас разными способами экономят электричество. На холодильниках появилась специальная наклейка: «Зимой мы холодильники отключаем, вы знаете для чего». Или, например, стойка с едой на входе обычно подсвечивается, а сейчас вместо этого надпись: «Мы экономим».

Фото предоставлено собеседницей
Для студента блюдо стоит 3,6 евро или 9,7 рубля. Фото предоставлено собеседницей

У Вики своя экономия. Деньгами студентка не разбрасывается. Несмотря на заначку в 11,3 тысячи евро, она старается зарабатывать на быт и учебу. В этом году белоруска работает по 12 часов в неделю, в следующем планирует брать по 20.

— Люди из таких стран, как Беларусь, когда приезжают учиться в Германию, могут работать не более 20 часов в неделю. Это пристально контролируется, когда тебе дают расчетники и ты платишь налоги, — объясняет она. — Сейчас я частично живу в долг у самой себя и продолжаю тратить замороженные деньги. А в 2023-м буду рассчитывать лишь на то, что заработала.

С трудоустройством, кстати, проблем у нее не было. Еще в Минске Вика начала сотрудничать с одним из немецких медиа, входящее в НГО, которое занимается ЛГБТ-журналистикой. После переезда просто оформила местный контракт.

— Кроме этого, я фрилансер: периодически сотрудничаю с разными организациями, выступаю как спикер, пишу аналитические обзоры, — рассказывает собеседница.

«Немецкий для меня все еще стресс, и я его преодолеваю»

Европейский университет Виадрина — вуз, где учится много людей разных национальностей. На англоязычных курсах чаще встретишь иностранцев, на немецкоязычных — 90−95% — немцы. Местные студенты это в основном люди, которым около 20 лет.

Фото предоставлено собеседницей
В университете много иностранных студентов. Фото предоставлено собеседницей

— Таких взрослых, как я, немного. Но скидки на возраст тут никто не делает, — объясняет собеседница. — Во-первых, это не всегда визуально заметно. Во-вторых, чем старше люди, тем чаще на парах они что-то комментируют или участвуют в дискуссиях. Все-таки специальность они выбирали более мотивировано.

На вопрос, сколько нужно заниматься иностранным, чтобы учиться на нем и даже читать философские труды, Вика отвечает так:

— Немецкий для меня все еще стресс, и я его преодолеваю. Не могу сказать, что я свободно на нем учусь. Это сложно, потому что мы, например, проходим литературу XIX века с очень странными словами. Все это требует много усилий. На некоторых предметах, кстати, преподаватели говорят: «Если вам проще по-английски, используйте его». На последнем экзамене часть вопросов отвечала на английском, часть на немецком — и это окей.

Что делать после защиты диплома, Вика пока не решила. Вариантов два — идти в магистратуру или работать по профилю, то есть в НГО, организациях, связанных с искусством, или заниматься исследовательской деятельностью.

— Но до этого я, конечно, отпраздную свой диплом, — улыбается она. — Вспомню добрым словом погибшего дедушку, который очень расстроился, когда я ушла из БГУ. Он меня, конечно, во всем поддерживал, но пунктик, как говорится, имелся. Думаю, ему было бы приятно увидеть, что я с этим делом разобралась.

И еще один важный вопрос: «А каково это оказаться студентом в 30 лет?»

— Я согласилась на это интервью во многом, чтобы своим рассказом напомнить людям: учиться можно не в 17 лет, а всегда, — отвечает студентка. — Это огромное удовольствие — получать знания, которые позволяют заиметь новые ориентиры в этом сложном мире. Это своего рода интеллектуальная терапия. Понятно, что это накладывает на меня определенные ограничения, в том числе финансовые и рабочие. И все же, всем рекомендую, ведь после тридцати ты знаешь, что хочешь учить и зачем.