Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Уходя с поста, министр хочет громко хлопнуть дверью — ввести ужесточения по рынку труда (ранее приложила руку к урезанию соцпакета)
  2. Литва закрыла два пункта пропуска на границе с Беларусью. Что с очередями?
  3. MAYDAY: В Бресте в 44 года умер начальник милицейского управления по борьбе с киберпреступностью
  4. Как Кремль может воспользоваться призывом Приднестровья «защитить» их от Молдовы, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  5. В ВСУ сообщили о гибели бойцов морского центра спецопераций. Z-каналы пишут о 20 убитых и одном взятом в плен при попытке высадить десант
  6. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
  7. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  8. «Отменен навсегда». Литва 1 марта нанесет удар по транспортному сообщению с Беларусью: как это уже отразилось на пассажирских перевозках
  9. Владельцы Xiaomi жалуются, что их смартфоны обновились до «кирпича». Что произошло и как это «вылечить»
  10. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ
  11. Введение комиссии за хранение валюты на счетах и повышение сбора по наличным. Многие банки анонсировали изменения в марте
  12. Новшества от мобильных операторов и банков, усиленный контроль силовиков, дедлайн по налогам. Что изменится в марте
  13. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  14. «КГБ заставлял выплатить повторные компенсации наличными». Поговорили с основателем By_Help о новых тенденциях в делах по донатам
  15. Изнасилованная в Варшаве белоруска умерла
  16. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  17. «Приехал и один развернул толпу в свою сторону». Чиновники и пропаганда возвеличивают Лукашенко — вот кто старается больше всех
Чытаць па-беларуску


Белорусские силовики и телеграм-каналы, связанные с ними, последнее время все чаще говорят, что «найдут каждого», кто выступал за честные выборы и против насилия. Задерживают людей за фото с протестов, которые находятся в открытом доступе, как в книге «Я выхожу», выпущенной весной 2021 года. В обществе по этому вопросу возникают споры — кто-то может считать, что в нынешних задержаниях виноваты те, кто эти снимки выложил. Почему силовики начали использовать такую тактику именно сейчас и смогут ли они отправить за решетку действительно всех, кто выходил на акции, мы спросили Олега Талерчика — экс-сотрудника Генпрокуратуры Беларуси и сооснователя BYPOL, который в октябре этого года покинул объединение.

Снимок носит иллюстративный характер. TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. TUT.BY

Почему сейчас силовики так много говорят о фото с протестов?

Бывший прокурор отмечает, что в последние месяцы власти особенно активно взялись за репрессии против белорусов, еще два года назад участвовавших в протестах. Талерчик объясняет, почему это произошло именно сейчас, а не в 2021-м.

— Я связываю это напрямую с событиями в Украине. Сегодня ГУБОПиК превратился в так называемую политическую полицию, и она служит России, а не интересам Лукашенко. Россия терпит поражение в войне и в качестве компенсации этого готовится окончательно захватить Беларусь. В Украине они просчитались с настроениями в обществе, полагая, что русскоязычное население с радостью примет их войска. Чтобы не повторить эту ошибку, сегодня они пугают белорусов, что найдут всех активистов, зачищают от всего национально ориентированного. Еще и 2023-й был объявлен Годом русского языка (это прозвучало на встрече Лукашенко и Путина в Санкт-Петербурге 27 декабря, официальных заявлений пока не было. — Прим. ред.) — это тоже говорит о том, что Москва плотно взялась за нашу страну.

По мнению Олега Талерчика, для запугивания и разобщения общества силовики стараются настроить людей друг против друга. Поэтому часто в провластных телеграм-каналах появляются угрозы за общение с «экстремистами», книгу «Я выхожу» стали использовать, чтобы находить и задерживать протестовавших в 2020-м, а на днях заявили и про фотобанк Shutterstock для тех же целей.

— Пытаются поставить народ Беларуси в положение жертвы, еще и натравить людей друг на друга, поссорить между собой. Идет подмена понятий, умышленно искажаются истинные причины всего, что сейчас творится в нашей стране: отсутствие закона, правоохранительных органов, судов, прокуратуры. И виноваты, получается, не Лукашенко и не ГУБОПиК или репрессивное МВД в целом, а народ — мол, еще и между собой устройте разборки, кто фотографии опубликовал, кто книжку. Жертва «должна бояться своего насильника», а также выплескивать негатив в своей же среде. Это известная формула запугивания: когда человек боится, он не может трезво рассуждать и действовать рационально.

Так же при Сталине держали народы бывшего СССР фактически в тюрьме, и не было серьезных восстаний, никто не мог противостоять кровавому режиму. Поэтому методы удержания власти при помощи насилия не новы — они отработаны, проверены и применяются снова в Беларуси. Только теперь с IT-технологиями, искусственным интеллектом, — отмечает он.

Что со всем этим делать?

Собеседник уверен, что дальнейших задержаний не избежать. Белорусам, остающимся в стране, он советует изучать открытые источники, где могут быть фото с протестов.

 — Да, будут выборочно хватать, сажать людей, чтобы усилить этот страх. Если есть возможность, можно уехать. Но надо понимать, что сейчас это сложно, да и жизнь в эмиграции непростая. К тому же я не могу призывать всех уехать, потому что сегодня, по сути, приходят к человеку и отбирают его дом. И тут выбор каждого — защищать его или спасаться. Но и находиться постоянно в атмосфере страха не выход. Сегодня ты дрожишь, боишься, следующий шаг — они будут убивать при молчаливом согласии твоем, близких, окружающих.

Для уже уехавших из страны белорусов у эксперта другой совет. Он призывает их больше освещать давление и действия властей в зарубежных СМИ и «выносить это на суд мировой общественности».

— Книгу «Я выхожу» показали всему миру — Европе, США, — и там пролистывали фотографии, восхищались белорусским протестом — что он мирный и массовый. Теперь надо ставить вопрос перед международным сообществом, организациями — смотрите: сегодня эта книга выступает якобы вещественным доказательством для ужесточения репрессий в Беларуси, и они усиливаются. Нужно громче и чаще об этом говорить, несмотря на то, что основная повестка сейчас — Украина.

В том числе те, кто запугивает людей и исполняет преступные приказы, сегодня тоже должны понимать: чем больше ГУБОПиК, следователи, прокуроры, судьи совершат таких псевдоправовых действий, тем выше будет степень их ответственности в будущем. Они сами документируют свои преступления.

Правда, что посадят всех?

Силовики часто грозятся, что «найдут каждого». Этот тезис сейчас, к сожалению, можно услышать и от простых белорусов. Олег Талерчик уверен, что это невозможно.

— В протестах участвовали сотни тысяч человек. Я сам был на маршах и видел это. Но, помимо Минска, они были еще в областных центрах, крупных районных городах. Это нужно найти и осудить сотни тысяч человек. Это невозможно физически — даже в самые суровые годы в местах лишения свободы находились порядка 40 тысяч человек. Куда еще сотни тысяч? Ведь штрафы, исправительные работы за политические уголовные дела сейчас не назначают. Система тюрем, колоний, «химий» не выдержит такого наплыва — нет мест, чтобы туда отправить стольких людей, тем более осужденные за общеуголовные преступления никуда не делись. Нет возможности освободить всех, условно говоря, неполитических и заполнить колонии и тюрьмы политическими.

Уже немало политзаключенных, которых осудили в 2020-м, вышли на свободу, а многие белорусы, которым грозили задержания, выехали из страны. Могут ли власти оставшихся сажать на короткие сроки постепенно, когда освобождаются места в колониях и тюрьмах, чтобы через заключение прошли как можно больше несогласных?

— Существуют сроки давности привлечения к уголовной ответственности. По так называемым протестным статьям они составляют пять лет и выше. Теоретически режим на протяжении всего этого времени может «дергать» белорусов. Но это для него очень затратно и накладно, — считает эксперт. — Зачем все это делается? Еще раз повторю: нужно запугать общество в Беларуси, чтобы все сидели молча в ожидании, что за тобой придут, и не высовывались.