Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Госконтроль заявил, что в «Нордине» проводили ортопедические операции с нарушениями и уклонялись от уплаты налогов
  2. За покушение на терроризм — исключительная мера наказания. Лукашенко подписал «расстрельные» поправки
  3. Почти всех довоенных руководителей белорусского КГБ расстреляли. Объясняем, чем опасно драконовское законодательство
  4. Устранение Лукашенко и сговор со спецслужбами Украины. Как прошел второй день суда над «группой Автуховича»
  5. «Она в отпуске, не знаю, в творческом или принудительном». Как живет исполнительница «Шчучыншчыны», которая верит: «все будет хорошо»
  6. «Я один из тех, кто раздражал Золотову больше всего». TUT.BY нет уже год — вот шесть историй, которые объяснят, почему он был великим
  7. В Бресте гимназист на перемене решил показать «солнышко» на турнике и получил сложный перелом позвоночника. Спасти его не удалось
  8. «Мариуполь — олицетворение пирровых побед России в Украине». Главное из сводок штабов на 85-й день войны
  9. С 30 мая «Синэво» и другие частные медлаборатории перестанут делать ПЦР-тесты
  10. Российские военные вывезли в Гомель раненого подростка из Украины. Белорусские врачи спасли ему жизнь и помогли вернуться домой
  11. Казни, пытки током, 350 человек в тесном подвале. Что военные РФ делали с жителями севера Украины — отчет правозащитников
  12. За два дня сдались в плен 959 украинских военных с «Азовстали». Главное из сводок штабов на 84-й день войны
  13. Первый суд над российским солдатом, обстрел мирной колонны и видео с защитниками «Азовстали». Восемьдесят четвертый день войны
  14. Европарламент предложил распространить все санкции ЕС, введенные против России, и на Беларусь.
  15. «Никакого плена — подорвем себя гранатами». Поговорили с украинками, которые пошли на фронт защищать свою страну
  16. «Законопослушному человеку нечего бояться». С 2023 года налоговики запустят «супербазу» доходов населения
  17. Пойдет ли Беларусь войной на Украину, уволенные российские военачальники. Восемьдесят пятый день войны
  18. Защитники «Азовстали» сдаются. Вспоминаем хронологию 82 дней героической защиты Мариуполя


Семен Букин — мастер спорта по спортивной гимнастике и экс-артист Цирка дю Солей. В начале 2020-го, когда мир накрыл коронавирус и гастроли оказались на паузе, он вернулся в Минск. Тренировал детей и взрослых в частном центре. После выборов, не скрывает, выходил на марши и высказывался о политической ситуации в СМИ и соцсетях. Из-за чего в декабре ему опять пришлось собирать чемодан. Последние восемь месяцев он продолжает занимается с детьми и взрослыми, но теперь уже в Швеции. Его историю рассказывает блог «Отражение».

Фото: соцсети
Семен Букин, 33 года — мастер спорта по спортивной гимнастике и экс-артист Цирка дю Солей. Фото: соцсети

Семен живет в Стокгольме и работает в спортивном центре Brommagymnasterna. Обычно занятия у него начинаются после обеда. А до этого он сам на снарядах. В планах — вернуться в цирк. Но это позже, а пока он арендует «двушку» недалеко от спорткомплекса, где шесть дней в неделю тренирует детей и взрослых.

— В Минске у меня была ставка, тут — 0,75. Выходит 25−30 часов в неделю, — вводит в курс дела собеседник и говорит, что в Швеции оказался случайно. О вакансии ему рассказал гродненец, с которым они познакомились в комментариях под постом Виталия Гуркова. — В спортивном центре Олег уже десять лет, он главный тренер. Когда я уехал из Беларуси и был во Львове, он написал, что они ищут специалиста, и предложил отправить резюме. Я попробовал, в итоге из трех кандидатов выбрали меня.

Тренеры, продолжает спортсмен, в Швеции нужны. Во-первых, гимнастикой здесь занимается много детей. А во-вторых, тут, как и практически во всем мире, эта профессия не особо оплачивается, в итоге желающих работать в этой сфере немного. В месяц, для примера, у Семена выходит примерно 1850 евро. Сорок процентов от суммы уходит на налоги (но в конце года 10% от этой суммы мне вернут), еще 700 евро — на квартиру. На руках, по местным меркам, остается негусто. «Но я хотя бы не ухожу в минус, — отмечает белорус. — В Минске в частном центре я зарабатывал примерно 900 рублей, а квартиру снимал за 350 долларов».

Фото: соцсети
В свободное время, рассказывает Семен, он изучает программирование и слушает курсы по менеджменту и маркетингу, которые проводит Фонд спортивной солидарности, а также встречается с белорусами в Швеции. Фото: соцсети

Швеция, по мнению собеседника, идеальная для жизни страна, но жить он здесь не хочет. А хочет в Минск и навестить маму с папой. Родители молодого человека живут в Барановичах. Тут в четыре года он и стал ходить в гимнастический зал. В 13 лет попал в национальную команду, а в 15 из-за травмы ушел из большого спорта.

— Я не рассчитал свои силы, и, когда делал сложный элемент, неудачно приземлился. После этого стал чувствовать боль в спине. МРТ показало множественные грыжи, — описывает переломный момент своей жизни собеседник. — В то время я готовился к чемпионату Европы среди юниоров. Помню, захожу в зал, а там тренер с моей справкой. А в справке написано: «занятия гимнастикой противопоказаны». Он мне сказал: «Отдыхай». Ни реабилитации, ни тренировок. Я интерпретировал это так: теперь ты никому не нужен, психанул и ушел из зала. В 11 классе, когда решил поступать на спортфак, десять раз еле подтягивался, но в вуз на бюджет прошел.

Ситуация со спиной с большего наладилась. Семен вернулся к соревнованиям, а когда был на последнем курсе, его пригласили в Белгосцирк. Оттуда — в цирк в Швейцарии, а потом Мексике.

— Я хорошо зарабатывал, но решил: нужно все-таки закончить вуз. Мой папа из-за того, что ему нужно было содержать семью, в свое время не смог этого сделать, и он очень хотел, чтобы у нас с сестрой было высшее образование, — рассказывает Семен, почему спустя три года все-таки вернулся в Минск. — Да я и сам понимал: в нашей стране без «бумажки» ты букашка, хотя и с бумажкой, как оказалось, тоже.

Распределение Семен отрабатывал помощником детского тренера в госучреждении. Затем стал старшим тренером — начальником мужской национальной команды по спортивной гимнастике. Здесь, не скрывает, он не сошелся с руководством и, когда ему предложили поработать в Цирке дю Солей, уехал в Канаду.

«Денег у меня хватало, поэтому поездку расценивал как отпуск»

В шоу Цирка дю Солей Семен участвовал три года. Раз в три месяца, когда у артистов был двухнедельных отпуск, он приезжал в Беларусь повидать родных. Весной 2020-го, в связи с пандемией, выступления поставили на паузу, и отпуск затянулся на неопределенный срок.

Фото: соцсети
Летом тренеры в Швеции уходят в отпуск. Семен к тому моменту еще не устал, плюс собралось восемь детей, которые хотели продолжать занятия, и белорус остался с ними работать. В неделю это занимало девять часов. А зарплату ему начислили такую же, как за 0,75 ставки. Фото: соцсети

— В цирке я нормально себя обеспечил, поэтому собирался купить в Минске квартиру, — озвучивает давние планы собеседник. — В сентябре, чтобы не сидеть без дела, устроился в частный спортивный центр. Помещение у них свое. Маленькое, но хорошо оборудовано, с вентиляцией и кондиционером. В госзалах, где я тренировался и тренировал, вытяжек и вентиляций не было. Окна не стеклопакеты, поэтому зимой в здании было холодно, осенью — сыро, летом — жарко. Некоторые снаряды стояли еще с советских времен. Вообще, по правилам у каждого из них свой срок эксплуатации, но у нас он, кажется, бесконечен.

О проблемах, с которыми сталкивался в спорте, Семен говорит отрыто. Он, кажется, вообще не из тех, кто обходит острые углы, поэтому в августе стал высказываться против насилия в СМИ и соцсетях и выходить на марши. В ноябре после одной из акций его задержали.

— Меня с другими мужчинами отвели в ближайший сквер, положили лицом в землю и били дубинками. Затем в лицо распылили какую-то красную субстанцию. От этого у меня болели глаза, а силовики смеялись, — возвращается к происходящему собеседник и говорит, что следующие 15 суток провел в изоляторах в Жодино и Могилеве. — Когда я вышел, два несвязанных между собой человека предупредили, что на меня собирают папочку, и посоветовали жить тихо, а лучше — свалить из страны. Я понимал, когда вокруг несправедливость, молчать я не смогу, поэтому стал паковать чемодан.

Фото: соцсети
Семен в шведском зале. Фото: соцсети

Страну для переезда не выбирал. Сестра с семьей как раз собирались в Украину, чтобы потом переехать в Европу, — и в конце декабря Семен отправился с ними. Внутри, вспоминает, в тот момент было ощущение обиды, «словно из-за какой-то ошибки уступил более слабому сопернику».

— Денег у меня хватало, поэтому поездку я расценивал как отпуск. Я не знал, что будет дальше, просто ехал в никуда, — описывает он свои тогдашние переживания и шутит, что работа в Швеции нашла его сама. — Я понимал: ситуация в Беларуси затянется, а без дела я не могу. Плюс в Швеции я никогда не был. Решил — почему бы не попробовать: поеду, потусуюсь, получу опыт.

Купил билет на паром и 3 февраля приплыл из Гданьска в Нюнесхамн, что где-то в часе езды от Стокгольма. А через три дня уже вышел в зал.

«Жилье предложили сразу семь человек»

Работает Семен в паре с Олегом, который и позвал его в Швецию. В их детских группах ребята от шести лет и старше. Главная особенность здешних тренировок, говорит белорус, «just for fun», то есть «только для удовольствия». У нас же, сравнивает, в основном трудились на результат.

Фото: соцсети
Фото: соцсети

— Когда я ехал в Стокгольм, знал: у детей тут много прав. Меня тренировали в системе насилия, а тут нельзя даже повысить голос на ребенка. Их запрещено оскорблять. Не дай бог хотя бы сказать, что кто-то из них толстый, — сразу останешься без работы, — озвучивает местные особенности Семен.

В случаях, когда юный спортсмен не слушается, его отправляют посидеть на скамейку, подумать. Если не срабатывает, вызывают родителей. При этом, отмечает Семен, тренер всегда может отказаться от вредного ребенка.

— Насколько я понял, вся гимнастика здесь частная. В наш центр детский абонемент на полгода на одно занятие в неделю стоит 300 евро, — переходит к цифрам белорус. — Все соревнования тоже за счет родителей. Еще из интересного: если мальчик или девочка хотят участвовать в турнире, к которому они пока не готовы, им без проблем разрешают.

В Швеции с родителями и с детьми, как и в минском частном центре, отношения у белоруса дружеские. Первое время, пока в Стокгольме он не нашел квартиру, одна из семей предоставила ему свой гостевой домик.

— Олег написал в Instagram, что новый тренер ищет жилье — и сразу появилось семь предложений, — рассказывает Семен и говорит, что все, с кем он работает в Стокгольме, хорошо знают английский, поэтому шведский учить ему не нужно. — Хотя основную терминологию я уже знаю — слушаю, как говорит Олег, и запоминаю.

Фото: соцсети
Фото: соцсети

Жизнь Семена в Швеции, как и принцип работы на местных тренировках, выглядит как «just for fun». На самом деле, признает белорус, депрессии его периодически нарывают. Когда ты один в другой стране, это сложно.

— Сестра с семьей сейчас живет в Польше. Я уже взял билет, чтобы 21 декабря поехать к ним. Хочу обняться, побыть с племянницами. После этого в Швецию я уже скорее всего не вернусь, — неожиданно меняет тему собеседник. — Когда я заключал контракт на год, попросил оформить меня на 0,75 ставки и оставить мне возможность уволиться в любой момент, точнее, предупредив за месяц. Надеялся, в Беларуси все успокоится, и я вернусь.

Но ситуация в стране, говорит, пока не та.

— Я придумал номер, собрал команду, которая его подготовила, и, когда пандемия успокоится, хочу, чтобы они с ним выступали. Моя задача — найти им контракт. Есть два предложения: одно из Китая, второе — из Бразилии, — делится планами на будущее собеседник и говорит, что, возможно, поедет с ребятами. Ну, а в мечтах вернуться в Беларусь. —  Я хочу жить в своей стране и в чем могу приносить пользу, ведь у нас такие крутые люди. А еще я люблю Минск. Люблю встречаться здесь с друзьями, и, хотя многие из них уже разъехались, меня все равно тянет домой.