Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Изнасилованная в Варшаве белоруска умерла
  2. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
  3. «Любое прекращение огня пойдет на пользу России». Главное из сводок
  4. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  5. MAYDAY: В Бресте в 44 года умер начальник милицейского управления по борьбе с киберпреступностью
  6. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  7. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  8. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  9. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ
  10. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  11. Литва закрыла два пункта пропуска на границе с Беларусью. Что с очередями?
  12. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
Чытаць па-беларуску


Белорусские чиновники в целом любят поговорить о том, что женщины должны рожать побольше детей, но в последний месяц стали делать это особенно часто. В июле уже дважды громко высказывались на тему родов: сперва это сделала председательница Совета Республики Наталья Кочанова, затем — глава провластного союза женщин Ольга Шпилевская. Такое насаждение идей о материнстве возмутило писательницу Анну Златковскую — «Зеркало» публикует ее мнение на эту тему.

Анна Златковская

Писательница, журналистка, колумнистка, мама

Автор книг «Охота на бабочек» и «Страшно жить, мама», колумнистка kyky.org и ныне закрытого журнала «Большой». Два с половиной года назад вынужденно покинула Беларусь, но надеется, что однажды сможет вернуться домой.

Глава союза женщин Ольга Шпилевская считает, что главной задачей женщины в Беларуси — это хранить домашний очаг и рожать детей. Кочанова также агитирует, мол, главное (sic!) дело в жизни женщины — рожать детей. Как много слова «главное» для двух предложений. Как часто повторяется «рожать». Иначе у чиновниц определить место человека с XX-хромосомами в Беларуси не выходит — и это в 2023 году! Была личность — стала инкубатор. Идеальная самка, которой не нужно заботиться о своем образовании, здоровье, развитии, не имеющей никаких интересов. Все уравнение жизни с единым решением — дать стране ребеночка. Чем раньше, тем лучше: очевидно, показатели инкубатора в 20 лет выше, чем в 40. Желания и чувства человека-машины не в счет.

У чиновниц, судя по их высказываниям, нет иных смыслов для белорусских женщин, кроме данности стать приложением к мужчине, вылизывающей домашний очаг и облизывающей господина. И главное (господи) — вовремя ему отдаваться, ведь промежутки между этими обязанностями угождающей хранительницы должны заполниться воспитанием новых маленьких граждан страны. Ну минимум — прикрытием тылов в опасное для страны время. Опасность тут явно не в тысячах вооруженных наемников из России, не война в Украине и погибающие там от ракет те же дети. Все проще: надо не пустить и не допустить в пространстве Беларуси ценности, апеллирующие к свободе и правам человека.

Напрашивается вопрос: коли вы так радеете за рождение белорусов, почему же тогда столь настойчиво убивается здоровье девушек в колониях и СИЗО? Кочанова и Шпилевская вроде как в курсе, что происходит с женским организмом, когда спишь на холодному полу, когда в душ ходишь раз в неделю, когда отсутствуют предметы гигиены и вовремя не лечится цистит. У этих девушек однажды закончатся несправедливые сроки, и они, возможно, захотят обрести ту самую семью с любимыми малышами. Но из-за условий содержания в тюрьмах есть вероятность, что со здоровьем возникнут проблемы.

Если стране необходимы самки (простите, но выходит только такое определение, если единой функцией становится рождение детей), почему бы о них не заботиться? Это, безусловно, вопросы без ответов, ведь политзаключенные для чиновниц — асоциальные гражданки, посмевшие выйти за рамки допустимой свободы и мышления. Думающие умные женщины Беларуси не нужны. Пусть сидят преподавательницы и экспертки, талантливые студентки и даже многодетные матери: они не соответствуют «высокому званию» инкубатора, ведь слишком много знают и понимают.

Весь этот нарратив, ввинченный в сознание красочной картинкой совершенной семьи, где муж на работе, жена — дома с фартуком на шее, малышом под мышкой, синее мирное небо в окне, тепло из духовки от пирогов и котлет (ой, простите, котлеты могут привести к президентству), кажется красивой и уютной. Ну, а чего? Испокон веков так было заведено: женщина рожала, мужчина обеспечивал — предрешенная судьба без чувственного надрыва.

Не нужно мучиться, что не знаешь иностранных языков и не разбираешься в искусстве, что не отличаешь Бодлера от Рембо (нет, не герой Сталлоне) и Купалу от Коласа. Удовлетворена простеньким безыскусным, где день расписан подобно режиму в детском саду, а любое решение за тебя взяло на себя великое и могучее государство в лице единого и незыблемого воспитателя. Именно ему на алтарь несут розовощеких младенцев, которые в будущем повторят ровно такую же судьбу: мальчикам налево, девочкам направо — радуйся, живи. Только правила не нарушай. Никаких волеизъявлений, стремления к демократии, свободе слова и вообще свободе, где каждый белорус — личность, а не как сейчас выходит, кукла для извращенных игр силовиков, когда при задержании тебе вставят фаллоимитаторы в нижнее белье.

Что в этом распрекрасном государстве делать женщинам, которые не могут иметь детей? Да и мужчинам: в зачатии, известное дело, участвуют двое. Наташа [Кочанова], ответь, если инкубатор сломан, его куда определяют?

Все это мелко и отвратительно — превращать женщину в самку и солдатку, не более чем функцию. И даже при таком раскладе не учитывать таких банальных вещей, как чувство безопасности, финансовую стабильность, медицинское качественное обслуживание и соблюдение минимальных (звучит как издевка, но все же) прав человека, даже если ему лет десять. Когда в Беларуси считается нормой оскорблять учеников и замахиваться на них партой, когда в поликлинике мама проводит по три часа на прием к врачу в душном коридоре среди таких же несчастных пациентов, когда место в школах выгрызается стоянием в очереди, когда врачи оказываются в колонии (почитайте хотя бы историю Алексея Алексейчика) или выдавлены из страны, когда женщине толком не к кому обратиться, если ее избивает муж до кровавых синяков. В милицию, известно, звонить стоит, только если сосед бэчебэшник.

И все же позволю себе напомнить главное (опять это слово): страну делают люди. Это они определяют, как им жить, каких придерживаться ценностей, какой формулой вычисляется счастье и кто служит обществу, где президент для народа, а не народ для президента. Все очень и очень просто. Быть разными, развивать себя, наполняя чтением книг и изучением искусств или точными науками, быть мамой или не быть мамой, предпочитая путешествия или свою любимую работу. Не страдать из-за отсутствия мужчины, не быть замужем или быть — по любви с тем, кто ценит в женщине не опцию матки и яичников, а нечто большее, с кем легко и хорошо.

Но такие люди, понятное дело, послушным стадом не будут. А нашим чиновникам и мелкодержащим власть, увы, нужны не люди, а молчаливые и податливые организмы. Без проблеска в сознании, что жизнь — нечто большее, чем материнское миссионерство и домашний очаг кредитом в двадцать лет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.