Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Вместе с BELPOL проверили, чем владеет семья экс-министра труда Щеткиной, с «легкой» руки которой ввели налог для «тунеядцев»
  2. В эфире ОНТ назвали цифру уехавших беларусов, у которых власти собираются конфисковать квартиру или дом
  3. Тепло, но с дождями и грозами. Прогноз погоды на следующую неделю
  4. Лукашенко — «кукла Путина в Беларуси»: президент Польши на Глобальном саммите мира оценил «позорную роль» политика в агрессии против Украины
  5. Лидеры «Большой семерки» упомянули Беларусь в финальном заявлении саммита G7. Узнали, как это стало возможным
  6. «Изолятор захвачен боевиками „Исламского государства“». В российском СИЗО ликвидированы заключенные, взявшие в заложники двух сотрудников
  7. Итоговое коммюнике саммита мира в Швейцарии подписали 80 стран из 92. О чем идет речь в документе
  8. Появился первый список беларусских спортсменов, которых допустили к Олимпиаде в Париже. Вот сколько атлетов будет участвовать
  9. Западная военная помощь начала поступать в Украину. Первый замминистра обороны этой страны объяснил, что с ней не так
  10. Власти очень хотели забрать успешное предприятие и воспользовались трагедией — тогда погибли 14 человек. Вспоминаем, как это было


Сегодня Наталья пойдет к врачу. У нее все еще есть кашель, тахикардия, болит голова и заложены уши, «словно ты под водой». В остальном, говорит, чувствует себя неплохо. «Возможно, мне закроют больничный, — предполагает она. — В этот раз коронавирус я перенесла легче». Этот раз стал четвертым, когда у нее COVID-19. Историю минчанки рассказывает блог «Отражение».

Фото: соцсети
Фото: соцсети

Наталье 40 лет. Она красивая, жизнерадостная женщина, мама пятерых детей. До 2020-го, рассказывает, последний раз болела в 2011-м, когда ждала пятого ребенка. Тогда ее «свалил» грипп. После этого в поликлинику ходила раз в год — для профосмотра.

По профессии Наталья психолог, занята в социальной сфере и общается с большим количеством людей. На работе, предполагает, она и могла «схватить» первый COVID-19. Или же, как вариант, его принесли в дом дети.

— Обычно все начинается с того, что у кого-то из ребят появляется конъюнктивит. Глаза краснеют, гноятся — и ничего не помогает. Затем поднимается температура, а потом, спустя какое-то время, все как рукой снимает, — вводит в курс дела собеседница и отмечает: параллельно с сыновьями и дочками слабость «накрывает» и ее.

Первый раз недомогания Наталья почувствовала в мае 2020-го. Все началось с першения в горле, «словно внутри пылинка, и ты хочешь ее откашлять». За ним последовали кашель, слабость, головная боль. Температура при этом выше 35 не поднималась. Женщина обратилась в поликлинику. Ей сделали флюорографию — снимок был чист. COVID-19 врачи не предполагали и ПЦР не предлагали. А состояние, вспоминает собеседница, не улучшалось.

— А дальше мне, можно сказать, повезло, — возвращается она к происходящему. — Коронавирус выявили у моей двоюродной сестры, а я за два дня до этого ходила к ней на маникюр. Попросила, чтобы она включила меня в список контактов первого уровня, и мне сделали тест. Результат оказался отрицательным, но в крови у меня выявили иммуноглобулины М (показатель того, что у человека COVID-19 прямо сейчас. — Прим. Zerkalo.io) и иммуноглобулины G (показатель того, что человек ранее болел. — Прим. Zerkalo.io). Это означало позднюю инфекцию, так что в начале июня я ушла на больничный.

Чувствовала она себя плохо. Поднималась и месяц держалась температура. Антибиотики «не брали». «Скакало» давление, тахикардия и сильнейшая слабость. Появились проблемы с памятью, ухудшалась речь. Слова, которые слышала, сливались в сплошное «бу-бу-бу».

В начале июля врачи снова назначили женщине флюорографию — и опять снимок был чист. При этом, вспоминает Наталья, она задыхалась.

— В этот момент я поняла: «Спасение утопающих…», и пошла по врачам платно. Проверила себя с головы до пяток. Все УЗИ и анализы, кроме вирусной крови и ферритина (белка, в форме которого в основном запасается железо в организме. — Прим. Zerkalo.io), были в норме, — описывает итоги исследований минчанка и вспоминает, как стояла перед врачом с большой стопкой справок. — Говорю: «Не понимаю, что со мной, найдите». Врач отправил меня на КТ. Томография показала остаточную пневмонию.

На больничном женщина была до середины августа. Затем ей назначили реабилитацию.

«Какие-то дни, проходили словно во сне и „вылетали из жизни“»

В ноябре Наталья взяла отпуск и поехала в санаторий. Когда оздоравливалась, прилетела новость: у двух ее старших детей COVID-19. Домой мама возвращалась смело: была уверена: у нее есть антитела. На работу она даже не выходила — тут же ушла с ребенком на больничный. Прошло пару дней — и Натальи случилось дежавю. Опять участилось сердцебиение, появилась одышка.

— Как и в прошлый раз, у меня была жуткая слабость, тремор, тахикардия, сильно резало в глазах. При этом я не кашляла, зато пропало обоняние, — перечисляет свои симптомы собеседница. — На несколько дней температура поднялась до 39, а потом, так было во время всех моих коронавирусов, месяц держалась на уровне 37−37,5. ПЦР-тест показал положительный результат. Снимок мне не предлагали, да и необходимости в этом, казалось, нет.

В первый раз, вспоминает минчанка, слабость у нее была такой, что поход от кровати до туалета казался целым квестом. По пути приходилось делать паузы. Теперь было полегче, но, как и раньше, какие-то дни проходили словно во сне и «вылетали из жизни». Также сильно хотелось пить, а еще соли. Шутит, чуть ли не ложками ее ела.

— Больничный мне закрыли 29 или 30 декабря. Помню, как пошла в магазин купить что-нибудь к праздничному столу, подошла к стеллажу с шампанским — и у меня ощущение, какое же оно мерзкое. Также меня отвернуло от рыбы, а теперь, после четвертого COVID-19, еще и от сладкого, — делится наблюдениями собеседница и говорит, что после второго коронавируса у нее очень интересно восстанавливались вкусы. — Что это за еда я не чувствовала, но хорошо понимала: съедобно то, что подносят к моему носу, или нет. Затем уже могла сказать — это еда растительного или животного происхождения.

— Считается, COVID-19 болеют недели две. А у вас снова месяц, медики понимали, почему так?

— Болела я где-то неделю, а дальше начался постковидный синдром. Если в первый раз у меня было высокое давление, то во второй — низкое, например, 70 на 50, пульс при этом зашкаливал. Медикам нужно было подобрать мне лекарство, — отвечает Наталья и отмечает: болезнь закончилась резко, будто ничего и не было. — Осталась лишь небольшая слабость. Плюс я не могла вдохнуть полной грудью. Кстати, с дыханием у меня были проблемы до марта, пока один из докторов (они у меня постоянно менялись) не прописал мне хорошее лекарство для бронхов.

— После первой болезни у вас появился опыт, который помогал вам во второй раз?

— Конечно, я как только чувствовала, что мне плохо оказывают помощь (например, в один из дней мне было очень плохо, а врач, которого я вызвала не пришел), звонила на «горячую линию» Минздрава. Я не стеснялась. Понимала: медики загружены, болезнь новая, но у меня пятеро детей.

«Возможно, в моем организме этот вирус остается и „спит“»

В третий раз першение в горле Наталья почувствовала где-то после 8 марта 2021-го. Подумала: «Нет, не может быть». Внутренне убеждала себя, что это просто простуда, но к 20-му марта все же пришлось идти в поликлинику. Симптомы у нее были как при ОРВИ, на ОРВИ и открыли больничный.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— Во время кашля у меня словно жгло за грудиной. Дыхание было жесткое, и меня отправили на КТ. Легкие оказались чистыми. ПЦР мне не назначали, поэтому я платно проверила кровь на иммуноглобулины. Снова были M и G, — вспоминает собеседница. — Доктор предположила, что они могли остаться с декабря, поэтому диагноз ОРВИ оставили. Да мне и не принципиально, хотя чувствовала я себя так же, как при COVID-19.

На этом этапе, продолжает собеседница, врач смог отлично подобрать ей лекарство для бронхов, противоаллергическое и противовирусное. Препараты сработали. Плюс Наталья пила биодобавку «для мозга» — и память больше не подводила.

— В середине апреля мне закрыли больничный. При этом кардиограмма показала изменение ритма сердца, — говорит собеседница. — Мне назначили лекарства для сердечно-сосудистой системы.

— Врачи не предлагали вам госпитализацию?

— Только в первый раз, но я тогда отказалась. У них хватало пациентов, которые были тяжелее. В моем случае вопрос скорее был по реабилитации, поэтому после третьего раза меня направили в Республиканский центр медицинской реабилитации и бальнеолечения.

В июле, когда после болезни прошло три месяца, минчанка решила вакцинироваться, но перед этим проверила уровень антител. Ни M, ни G исследование у нее не обнаружило.

— Для себя я поняла: проходит три месяца — и у меня заканчиваются антитела.

— Врачи понимают, почему так происходит?

— Я не спрашивала. Да и как тут объяснить, если инфекция новая. У меня тоже есть медицинское образование. С одним доктором мы обсудили, что, возможно, в моем организме этот вирус остается и «спит». И как только рядом появляется человек с ОРВИ, вирус «просыпается» и проявляет свои симптомы.

«Каждый раз после COVID-19 мне „дает“ по суставам. Вот и сейчас жду»

В начале осени у Натальи снова заболели дети. Опять ОРВИ. Мама ушла с ребятами на больничный — и в конце сентября ее «накрыло».

— Помню, в пятницу мы закрыли ребенку больничный, а в воскресенье у меня появился жуткий насморк, сильно болела голова и пропал голос. В понедельник я вызвала врача, — возвращается к тем событиям минчанка. — Утром все было, как при ОРВИ, а к вечеру температура подскочила до 38, уши заложило, пропало обоняние. И снова тахикардия, одышка.

Результат теста на COVID-19, говорит, она получила 7 октября. Он положительный. В ее организме, написано в документе, выявлены только иммуноглобулины M (после вакцинации должны быть еще и антитела G, — Прим. Zerkalo.io). Это при том, что второй компонент «Спутник V» женщине вводили в августе.

— Теперь, когда прихожу к врачам, я уже сама могу рассказать, как меня нужно лечить, — не теряет оптимизма собеседница.

— Как вы сейчас себя чувствуете?

— Последние несколько дней температура 37,1. Слабость, одышка, если не пью таблетки. Ощущение, что я очень старая, больная женщина. Плюс расстройство кишечника. Видимо, у меня «Дельта» штамм. Каждый раз после COVID-19 мне «дает» по суставам. Вот и сейчас жду, когда они отзовутся, — рассказывает о своем состоянии Наталья и вдруг улыбается. — А еще теперь мне хочется чеснока и семечек. Думаю, так организм подсказывает, чего ему не хватает.

— Как вы теперь лечитесь?

— Кроме антибиотика и лекарства для бронхов, пью много жидкости, а еще добавки «для памяти», цинк, селен, рыбий жир. Стараюсь побольше лежать на животе и в «позе кошки», опустив голову вниз.

— Как вы при этом справляетесь с пятью детьми?

— Люди ко всему привыкают. Я ращу их одна. Младшему у нас 10, старшему — 18, и он мне во всем помогает. Плюс за год у нас выстроился четкий план, как сохранять дистанцию при COVID-19, как готовить, — описывает свой быт Наталья. — Сложнее было, когда я болела первый раз. Старшего сына тогда положили в больницу. Плюс в Минске начались проблемы с водой, а мы не могли даже в магазин выйти. Помню, как написала пост с просьбой занести ребенку воды. Люди помогли не только ему, но и нам привезли около ста литров. Ее поставили у квартиры, поэтому мы еще делились с соседями.

— И в конце снова про здоровье. Пройдет три месяца и, возможно, вы снова заболеете. Вы понимаете, как действовать дальше?

— Я не знаю, — чуть растерянно отвечает минчанка. — Очень хочу, чтобы у меня взяли анализ на иммунограмму. Возможно, у меня вопрос с иммунитетом.

P.S. Пока готовился текст, Наталье продлили больничный и назначили еще один антибиотик. И снова у женщины поднялось высокое давление.