Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В Минобре всерьез взялись за стихийные очереди для проставления апостиля
  2. Грозовые «качели» не останавливаются. Какая погода ждет беларусов в выходные
  3. Пропаганда пыталась очернить Польшу — но, похоже, тем самым признала, что в Беларуси есть концлагеря и «фабрика смерти». Вот в чем дело
  4. Минобороны объявило внезапную проверку готовности. В Украине успокоили: «У Беларуси нет сил для вторжения»
  5. Путин назвал возможное поражение России в Украине «концом государственности» и намекнул на ядерный ответ — что стоит за угрозой
  6. Украинские пограничники отреагировали на «предупреждение» беларусских: «Лучше бы они предупредили свою главную провокацию»
  7. Лукашенко загорелся новым спортивным мегапроектом. На этот раз поручил за пять лет построить в каждом регионе вот такой комплекс
  8. Похоже, Лукашенко уже начал свою предвыборную кампанию. Перед каждыми выборами он делает одно и то же — вспоминаем, что именно
  9. «Пугали, если много нас уедет, классному будет плохо». Беларусские абитуриенты рассказали «Зеркалу», почему решили поступать за границу
  10. Глава Минфина так рассказал в парламенте о ситуации с госдолгом, что «возбудил» Гайдукевича — депутат придумал, как не возвращать займы
  11. «Пережиток прошлого». Президент Азербайджана предложил упразднить «бесполезное» объединение, в которое входит Беларусь
  12. КГБ теперь требует переводить «компенсации» за донаты одному государственному центру. Рассказываем, что за он и куда идут деньги
  13. В Минске за час вылилась четверть месячной нормы дождей. Что натворила пролетевшая над Беларусью буря
  14. В Минске огласили приговор хирургу Елене Терешковой
Чытаць па-беларуску


В январе этого года в Норвегии запросил убежище россиянин Андрей Медведев — сбежавший наемник ЧВК Вагнера, который воевал в Украине, а до этого сидел за грабежи и кражи. Мужчина называет себя командиром Евгения Нужина, который попал в украинский плен, а когда из него вернулся, был показательно казнен кувалдой. В Норвегии экс-вагнеровец заявил, что готов дать показания против основателя ЧВК Вагнера — Евгения Пригожина. Сейчас мужчина ждет решения о своем статусе, периодически попадая в новости. «Зеркало» съездило в Осло и поговорило с Медведевым о том, как он стал наемником, почему решил сбежать и что думает по поводу своих бывших командиров.

Андрей Медведев. Фото: «Зеркало»
Бывший наемник ЧВК Вагнера Андрей Медведев. Фото: «Зеркало»

С Андреем Медведевым мы встречались за несколько дней до новости о вероятной гибели руководства ЧВК Вагнера — Евгения Пригожина и Дмитрия Уткина. Мы попросили бывшего наемника прокомментировать случившееся, но он отказался.

Детдом, несостоявшийся буровик, «уголовка»

На прошлой неделе, 16 августа, бывший вагнеровец Андрей Медведев встретил 27-летие — вечером взобрался на гору Прекестулен в Норвегии и запустил там фейерверк. Потом отправился в ближайший отель, где за ужином в ресторане вдруг испугался: к его столу направлялись несколько сотрудников заведения.

— Подумал, ну все, идут выгонять. А они мне хором песню поздравительную спели, подарили десерт с маленькой зажженной свечкой. Первый раз в жизни такое было, очень неожиданно и приятно, — наш диалог Медведев начинает с этой истории.

Потом стало понятно, почему парня удивляют такие простые и теплые моменты, имеющиеся в жизни практически каждого человека: в 13 лет из деревни в Томской области его забрали в детдом — маму, которая работала в колхозе дояркой, задавил пьяный тракторист, а отец «где-то пьянствовал».

После базовой школы Андрея отправили в училище на специальность, «связанную с буровыми установками». Это не нравилось подростку, поэтому он сбежал в Томск, его разыскивала полиция.

Когда Андрею было 17, он «вместе с пацанами поехал на разборки» — вступаться за друга, которому не отдавал деньги знакомый. Начавшему грубить должнику «дали по харе» и забрали какие-то вещи. Результат — уголовное дело за грабеж и подписка о невыезде до суда.

«Не считаю, что Россия отжала Луганск и Донецк»

— В 2014 году мне исполнилось 18 лет, я хотел устроиться на работу и собирал пакет документов. Поехал в военкомат за военным билетом, а они мне — пойдешь в армию. Тогда как раз заваруха в Украине началась, видно, нужны были люди. И хотя я говорил им, что жду суда, под подпиской, они, мол, все решим, все нормально будет, — вспоминает бывший наемник.

Россиянин говорит, что с ним заключили контракт и отправили в учебку в бригаду ВДВ в Ульяновске. Оттуда по приказу передислоцировали «на защиту границ в связи с военным положением на сопредельной территории».

— Куда едем, я тогда не знал. Но когда увидел на дороге таблички — Изварино, Краснодон, Молодогвардейск (города в Луганской области Украины. — Прим. ред.), то все понял, — говорит он.

Андрей Медведев во время службы в армии в 2015-м году. Фото предоставлено героем материала
Андрей Медведев во время службы в армии в 2015 году. Фото предоставлено героем материала

Во время боев в Луганской области Андрей Медведев получил ранение и контузию, попал в госпиталь в Ростов, откуда его снова вернули на позиции в Украину. В декабре 2015-го контрактник вернулся на родину. За участие в военных действиях его наградили медалью.

— Сегодня пишут про Россию, мол, «отжала» Донецк и Луганск у Украины. Но я так не считаю. Я видел много разных моментов, — утверждает Медведев. — Бывало, мы приходили к людям — приносили продукты, а они давай на нас ругаться, мы типа оккупанты. Но много тогда было бригад ополченцев и гражданских, которые отстаивали свою независимость.

«В армии и в колонии меня считали саботажником»

По возвращении из Украины Андрей пьянствовал — отмечал окончание контракта. Но делал он это так шумно, что приехала полиция. И тут оказалось, что молодой человек находится в федеральном розыске по старому уголовному делу за грабеж. Тогда его на полгода отправили в СИЗО. А в 2016 году дали срок — два года условно. Но в итоге мужчина все же оказался в колонии.

— Пытались сломать, но им это не удалось. Везде меня считали саботажником — и в армии, и на зоне, — вспоминает бывший наемник. — Вечно сажали в ШИЗО, подсаживали к авторитетам, а я в ответ писал кучу жалоб, бунт устраивал, судился.

Через год, в июле 2017-го, суд добавил Медведеву еще три года — за пять краж и угон автомобиля «без цели хищения». А в 2020 году, будучи в заключении, парень «требовал справедливости». В результате получил третий срок за оскорбление и ложный донос на представителя власти — 9 месяцев колонии строго режима. Дату освобождения Андрей Медведев помнит хорошо — 4 июля 2022 года. Говорит, вышел, а у него «ни кола ни двора, идти некуда»:

— Как сироте мне должны были предоставить квартиру, но так и не дали. Ругался с прокуратурой и администрацией города — не помогло. Жил у друзей, знакомых и думал, как быть дальше. Я знал, что в Украине идет СВО, и был уверен: 100% меня туда загребут.

«Обещали платить 250 тысяч российских рублей в месяц — больше, чем у военных»

Знакомый посоветовал Медведеву пойти на службу в ЧВК Вагнера, мол, если уж воевать, то там — «хотя бы деньги будут, а может, и льготы какие». Парень позвонил в компанию, сообщил о своем желании служить и предоставил короткие данные о себе для проверки. Буквально через 10 минут Андрею начали писать и звонить.

— Забросали меня вопросами: «Где ты сейчас? Когда сможешь приехать? Деньги есть на билет?» — вспоминает Медведев.

Через пару дней будущий наемник добрался до хутора Молькино в Краснодарском крае, где базировалась ЧВК Вагнера. Новичку дали подписать контракт, в котором ни слова не упоминалось о том, что он должен отправиться на войну в Украину. Да и название ЧВК Вагнера нигде не фигурировало.

— Официально я заключал договор на четыре месяца с ООО «Евро полис». По документу должен был заниматься охраной нефтегазовых месторождений, — говорит Медведев. —  Но я знал, что буду делать — меня брали командиром штурмового отделения, обещали платить 250 тысяч российских рублей в месяц (8371 белорусский рубль, здесь и далее по курсу Нацбанка на 24 августа. — Прим. ред.). Это очень хороший заработок, например, обыкновенные военные имеют примерно 120 тысяч российских рублей (4018 белорусских рублей. — Прим. ред.). При этом у них вечные задержки с выплатами.

Новобранцу выдали форму и амуницию, потом началась подготовка на полигоне. Но у Медведева был опыт, поэтому там он появлялся всего несколько раз — «чисто посмотреть, как готовят людей». Собеседник отметил, что на базе общался с опытными наемниками Вагнера. После этого он пришел к выводу, что о планах нападения на Украину в ЧВК знали и готовились:

— Может, открыто об этом никто не говорил, но многие догадывались по определенным признакам. Например, «Вагнер» начал наращивать силу: возвращал контрактников из Ливии, Сирии, подтягивал технику в Ростовскую область.

«Ехать не было страшно, я же видел, как убивают людей»

Примерно через 10 дней после заключения контракта бойцов загрузили в автобус и привезли в город Алчевск в Луганской области. Медведеву дали позывной Джога и назначили командиром 1-го отделения 4-го взвода 7-го штурмового отряда. В его подчинении был и Евгений Нужин, которого показательно убили кувалдой после возвращения из плена.

Вместе с другими наемниками Медведева отвезли на пункты временной дислокации в расположенный рядом Перевальск.

— Ехать мне не было страшно, я же и раньше видел, как убивают людей. Цель была одна — освобождать мирное население, ведь пропагандой преподносилось так, как будто в Украине кругом все пид***сы, обижают народ. Только потом я был потрясен тем, что там происходило, — рассказывает собеседник.

Изначально сослуживцами Медведева были люди, ранее прошедшие спецподразделения ВС России, имеющие специальность, хорошую военную подготовку и навыки. Потом к ним начали завозить бывших заключенных, многие из которых даже не были в армии.

— Кстати, когда я приехал, там было довольно много белорусов, — объясняет бывший наемник. — Не скажу, что это прямо 500 человек, которые ходили строем. Там же нет такого, что отдельно подразделение белорусское, казахское или узбекское, — все вперемешку.

Медведев утверждает, что между вагнеровцами были «братские отношения», они соблюдали «неписаные законы», правда, изредка бывали стычки, но они решались сразу. По его словам, наемники относились к гражданским «справедливо и никогда не трогали».

— Я сам видел, как наши эвакуировали бабушек, бронежилеты и каски им свои отдавали, чтобы они целыми уезжали, — сообщил собеседник.

Между тем два бывших заключенных, которые были наемниками в ЧВК Вагнера, рассказали российским правозащитникам подробности расстрела более 20 украинских детей и подростков, подрыва ямы с 60 ранеными пленными и так называемыми «пятисотыми» — теми, кто отказался выполнять приказы об убийстве украинцев. Также оба вагнеровца отметили, что лично Пригожин отдавал преступные приказы о расстрелах и убийствах.

«Наркота и алкашка были под запретом, если словят за бухлом — отрежут мизинец»

Подразделение Андрея Медведева находилось на подступах к Бахмуту. Бойцам приходил приказ на штурм, сообщали, как надо распределиться на позициях, после они отправлялись в укрытия — окопы в лесополосах.

— У командиров на мобильниках было установлено приложение с картой, где отмечались измерения, по которым мы ориентировались: уклон, высота, — буднично описывает экс-вагнеровец. — Бывало, идем и упираемся в противника и продвинуться дальше не можем, потому что с той стороны беспрерывно работает пулемет. Когда был такой утык, то откатывались назад, закреплялись на позиции и запрашивали по координатам артподдержку, которая отрабатывала указанный участок. Потом вставали и продвигались дальше.

Медведев говорит, что иногда окопы наемников и ВСУ были всего на расстоянии 30 метров друг от друга. В такие моменты они даже перекрикивались друг с другом: обзывались и предлагали сдаться.

— Это была мясорубка. В первый же день у нас перекосило очень много народа. Из выживших формировали новые отделения и снова отправляли в бой. Если честно, когда проходил месяц, я удивлялся, что еще жив, — рассуждает россиянин. — Людей иногда отправляли в бой как мясо — средь белого дня надо было вставать и идти прямо под огонь ВСУ. Именно так полностью выкосило бойцов ближайшего отделения.

Сам Медведев говорит, что был дерзким и непослушным, таким приказам не подчинялся и людей в бой не вел, например, притворялся, что не слышит по телефону распоряжения начальства.

— За это меня невзлюбил командир взвода, у него был позывной Прайс. Периодически он орал, что пристрелит. Вполне допускаю, что он мог это сделать, — считает бывший наемник.

Бывший штурмовик рассказал, что иногда, сидя в окопе, он задумывался о том, что тут делает, зачем он пошел в ЧВК Вагнера. Однако никогда не жалел об уже сделанном — «ведь иначе станет понятно, что жизнь прожил зря».

— Думаю, всем там было тяжело психологически, — говорит Медведев. — Поголовно все курили сигареты, чтобы снять стресс, успокоиться. Наркота и алкашка были под запретом, если словят за бухлом — отрежут мизинец, но все равно были те, кто пил.

Андрей Медведев. Фото: «Зеркало»
Бывший наемник ЧВК Вагнера Андрей Медведев. Фото: «Зеркало»

Командиры «придурочные и идейные», а Пригожин «больной»

На службе Андрей Медведев пересекался с другими командирами, видел и одного из главных — Дмитрия Уткина с позывным Вагнер.

— Придурочные они, идейные, из числа тех, у кого ничего нет в жизни и терять им нечего. Может, думали, что я таким же патриотом буду, — так он описывает начальство.

Несколько раз в учебном центре в Луганской области, куда наемники приезжали на переподготовку, Медведев видел Евгения Пригожина. Говорит, что босс ему не понравился:

— Больной и чересчур высокомерный человек. Я в детдоме и на зоне с разными людьми пересекался и, глядя на то, как разговаривал Пригожин, сразу пришел к такому выводу.

Медведев заулыбался и развел руками, вспоминая, как владелец ЧВК Вагнера, уже после того как его боец оказался в Европе, рассказывал о нем журналистам. Мол, беглец — гражданин Норвегии, входил в состав «норвежского батальона ЧВК под названием “Нидхёгг”», и его намеревались привлечь к ответственности за жестокое обращение с пленными.

— Я же говорю — он больница, юморист, несет всякую чушь. Я всегда был гражданином России, и все остальное, что было про меня сказано, — неправда, — объясняет мужчина.

«Постоянно слышал: “Чего вы сюда пришли, кто вас звал?”»

Медведев утверждает: чем ближе шло дело к окончанию контракта, тем больше он оценивал происходящее вокруг. И понимал, что все не так, как преподносила российская пропаганда:

— Изначально была цель — освобождать гражданских. Но мы приходили к украинцам и постоянно слышали: «Чего вы сюда пришли, кто вас звал?» Тогда начал понимать: что-то не то, наверное, мы идем не по верному пути.

По словам экс-штурмовика, украинцы, которых они «освобождали», говорили, что им все равно, в какой стране жить: России или Украине, главное — чтобы были мир и спокойствие, оставались целыми их дома, огороды, было что поесть.

— В зависимости от того, какие войска приходили к украинцам в населенный пункт, они могли кричать «Слава Украине!» или «Слава России!». Главное, чтобы их не трогали, — говорит бывший наемник.

Андрей так и не ответил, зачем России нападать на Украину, что вообще происходит последние полтора года и за что страдают люди. Он убежден, что во всем «виновата власть», которой чего-то не хватает:

— Это они нам так башку забили своим национализмом. Я, детдомовский, без образования и деканатов, сидя в окопе, дошел мозгами, что что-то не то происходит.

«Вагнеровцы звонили и угрожали: ты труп»

В ноябре 2022 года, когда контракт у Медведева заканчивался, ему сообщили, что продлят его бессрочно. Но парень ответил, что оставаться на службе не намерен. Были и другие бойцы, которые хотели уехать, но их просто не отпускали. В качестве наказания таких на несколько дней могли посадить без еды и воды в железный контейнер, который стоял в поле под солнцем.

— Это как раскаленная духовка. Никуда человека не выводят, в туалет ходят по углам, от этого внутри вонь невыносимая. Я тоже там сидел, но за другую провинность — нагрубил командиру, — вспоминает экс-вагнеровец.

Были случаи, что отказавшихся воевать наемников показательно казнили на глазах других бойцов. Свидетелем одного из таких эпизодов стал Медведев.

— Привезли двоих на полигон возле Алчевска, объявили, что они отказники, и пустили по пуле в голову.

О внесудебных казнях, или «обнулении», в феврале этого года рассказывал еще один наемник ЧВК Вагнера — Николай Трошкин, который попал на войну в Украину из колонии, где отбывал срок.

Угрозы и расстрелы подтверждались не только рассказами очевидцев: в ноябре связанный с наемниками канал опубликовал видео, на котором вернувшегося из плена бойца ЧВК Вагнера Евгения Нужина убивают ударом кувалды по голове. 

Глава наемников Евгений Пригожин приезжал в колонии для вербовки заключенных и произносил одну и ту же речь. В ней он предупреждал о казнях за дезертирство и подчеркивал, что «нельзя давать заднюю», однако обещал, что через полгода заключенные будут отпущены домой и помилованы.

По словам Медведева, чтобы не быть казненными и не погибнуть в бою, некоторые наемники шли на хитрость — простреливали себе ногу. Тогда боец становился непригоден к службе, и его отправляли в госпиталь. Оттуда он уже не возвращался. Собеседник калечить себя не стал, но и согласие на продление контракта не дал. Тогда его посадили в яму — дожидаться службу безопасности. Однако друзья помогли ему сбежать и добраться до границы с Россией. При этом все его документы остались на базе в Молькино.

В итоге беглец пришел в офис ЧВК Вагнера в Санкт-Петербурге — отдал охраннику свой жетон с номером и попросил передать командирам, чтобы к нему «не лезли».

— После этого знакомых пацанов начали прессовать и преследовать — искали меня. Мне звонили и угрожали, мол, ты труп. Хотели на меня через ментовку повесить какое-то убийство, — говорит он.

Два месяца Медведев скрывался в России, так как сначала не хотел покидать страну. Но потом внезапно решил податься в Норвегию. Утверждает, что к переходу границы не готовился, разве что купил белый маскировочный костюм и обзавелся чужими документами с фото похожего человека — для перехода блокпоста возле приграничного поселка Никель.

— Меня все время спрашивают про разные этапы в жизни: «А ты не боялся?» Вы все так к смерти относитесь: «Ох…» Конечно, у меня есть опасения за свою жизнь, хочется еще пожить, добиться чего-то в жизни. Но в целом — пофиг, у меня внутри такая пустота от всего, что происходит вокруг. Из-за этого я и пью иногда — чтобы заглушить это состояние, — машет рукой наемник.

«Толпа украинцев орала мне всякие гадости»

Уже более семи месяцев Андрей Медведев в статусе просителя убежища живет в Осло. Экс-вагнеровец получает пособие, учит норвежский язык, иногда катается на сноуборде, ездит на рыбалку:

— В целом я сейчас неплохо, успокоился. Правда, когда выхожу на улицу, то большинство людей от меня шугается. Очень обидно было, когда на 9 Мая я пошел возлагать цветы к памятнику воинам — освободителям от фашистов, а толпа украинцев начала мне орать всякие гадости. Я же пришел в Норвегию, чтобы помочь разобраться, дать показания против ЧВК, а со мной так несправедливо.

Несмотря на то, что Медведев сейчас находится в благополучной стране и под охраной, он считает, что его жизнь не в безопасности — опасается мести. 

— Но даже несмотря на это, я не скрываюсь — хожу где хочу. Недавно пошел в российское посольство, хотя норвежская полиция меня отговаривала. Я хотел восстановить свои документы, а кто-то расценил это, как будто я хочу возвратиться в Россию. Нет, я не собираюсь этого делать.

«Белорусам нечего бояться “вагнеров” — они не будут трогать простых людей»

Медведев и сейчас интересуется происходящим в России и Украине, отслеживает передвижения ЧВК Вагнера. Иногда он общается с бывшими сослуживцами, которые рассказывают ему внутренние новости.

— Пацаны, которые ходили маршем на Москву, говорили, что это не было постановкой, они хотели показать, что из-за министерских пид***сов-генералов погибло много наших. Потому что был снарядный голод. Привозили, к примеру, 40 ящиков выстрелов для РПГ, из них половина летит, а остальные — ржавая некондиция, — пересказывает слова сослуживцев Медведев.

Экс-наемник предполагает, что передвижение личного состава и техники вагнеровцев в Беларусь — «ход конем». Он считает, что это было сделано для «устрашения Польши», которая «заводит в Украину свои войска». Также он не исключает варианта развития событий, при которых наемники зайдут на польскую территорию:

— Если им скажут «фас», то они пойдут. В ЧВК есть преданные парни, которые гордятся тем, что они там служат, такие будут идти до конца.

Кто финансирует наемников, которые находятся в Беларуси, Медведев не знает, однако предполагает, что деньги идут из России «черными путями».

— Но белорусам нечего бояться «вагнеров», которые там стоят, — они не будут трогать простых людей. К тому же зэков сейчас там нет — их пораспускали по полевым лагерям в России. Оставшихся держат в ежовых рукавицах, — заявляет он.

«Нечего стыдиться, когда ты идешь защищать свой народ. Правда, потом оказалось, что все это не так»

Сегодня, глядя в Норвегии на то, как могут жить люди, Медведев говорит, что и сам хочет обрести мир, спокойствие и благополучие. Во время разговора он несколько раз повторял, что не корит себя за то, что произошло в его биографии. Мол, стыдно человеку должно быть тогда, когда он осознанно идет совершать преступление — его случай якобы не про это.

— Нечего стыдиться, когда ты хочешь быть честным и идешь защищать свой народ, так же, как это делают украинцы. Правда, потом оказалось, что все это не так и виновата пропаганда. Как с этим жить? А как живут палачи, которые исполняют смертные приговоры? А люди после войны в Афгане? А украинцы, которые тоже убивают и некоторые из них издеваются над военнопленными? — рассуждает он.

Андрей признается, что от тяжелых мыслей его часто спасает алкоголь. Спиться он не боится, парень по-философски заявляет, что жизнь вообще опасная штука.

— Жизнь — это неизлечимая болезнь, которая передается половым путем и в любом случае имеет летальный исход… — произносит он клишированную фразу, которая ему запомнилась. — Помню, в детдоме посмотришь фильм о войне, а потом она снится, просыпаешься в страхе. Через несколько лет бах — и на настоящей войне оказался. И сейчас страшно — война снится, не хотелось бы снова там побывать.

Иногда Андрей думает, что спокойнее ему было бы в России.

— Все равно я люблю русских — для меня это самый лучший народ. И когда говорят, что русские — террористы, я возмущаюсь и прошу не путать народ с властью.